read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Они какое-то время молчали.
За Сидельниковом - небольшим сельцом с разоренной церквушкой - кончились открытые луговые пространства, к дороге подступили перелески. Верхушки деревьев мелькали на фоне неба, солнце словно бы бежало впереди машины, поблескивая в кронах.
- Значит, путешествуешь? - спросил водитель, открыв окно со своей стороны и закурив.
- Да.
- Работаешь?
- Нет. Брожу туда-сюда, а при случае, когда деньги нужны, подрабатываю.
- Перекати-поле, - с легким осуждением в голосе заметил Саня.
- Что-то вроде.
- Каждому свое... Я бы так не смог - мне дом нужен, хозяйство. Жена, дети, семья. Без этого ты вроде бы и не человек.
- Каждому свое, - согласился Стас. - Натура у меня такая, не могу без движения. Постоянно куда-то тянет, особенно по весне. Выйдешь на свободу, глянешь на горизонт - и сердце замирает, словно зовет тебя кто-то оттуда, манит вдаль. День-два вытерпишь, ну максимум неделю, и - прочь из дома. Зимой - на юга, к морю. А летом - куда глаза глядят, летом легче...
- Бродяга, - сказал Саня, - У тебя, наверное, в роду цыгане были. Вон и на гитаре играешь.
- Но коней не ворую, - отшутился Стас.
- Так теперь и коней-то нет, как раньше. - Саня швырнул в окно искру окурка, поднял стекло, оставив маленькую щелку для свежего ветра. Сказал:
- Хотя место там, конечно, странное... Видел я однажды такое... - он покрутил головой. - Сам не знаю, может и привиделось... Недавно было, месяца три назад. Не больше. Ехал вот по этой дороге, вез песок из карьера. А уже поздно было, темно, лес кругом. Фары включил... - Он смолк, задумался, смотря на гипнотически бегущее серое полотно дороги, словно восстанавливая в памяти картину случившегося. Стас молчал, ожидая продолжения.
- Зона-то, она километров на десять в стороне от дороги начинается, но все равно проезжаешь и невольно по сторонам поглядываешь, ночью-то. - Саня хмыкнул. - Видно, здорово нас своими рассказами бабушки напугали в детстве, раз до сих пор боимся... Так вот, еду, пялюсь на дорогу, по сторонам поглядываю, глаза тру, чтобы сон прогнать, и вдруг вижу - впереди на обочине какой-то человек стоит и вроде бы голосует. Фары светят далеко, но толком все равно ничего не видно. Я думаю: надо бы подбросить - и поговорить будет с кем, и человеку доброе дело сделаю. А сердце-то защемило, чую, что-то здесь не так! Что он тут ночью делает, недалеко от Зоны? Жутко!... Подъезжаю ближе - уже вижу - спиной стоит, высокий- наверное, метра за два - здоровый. И словно бы в шубу одет - это весной-то! Тепло ведь было... Я метров за десять слегка притормозил, и тут он поворачивается... Мать твою!... Морда вся в шерсти, глаза в свете фар зеленым отсвечивают, как у волка, черная пасть и зубы - во! С мой мизинец... Я так и обмер, со всей дури по газам дал, проскочил мимо страшилища этого и до самого дома под сто двадцать гнал, остановиться не мог - чудо, что не разбился.
- И что это было? - спросил Стас.
- Откуда я знаю? Потом, поуспокоившись, я стал рассуждать и надумал три варианта: во-первых, почудилось мне все. Я же почти засыпал, носом клевал. Вот и привиделось... Во-вторых, баловался кто-нибудь. Купили детишки страшную маску резиновую, сам видел - продают такие, прихватили старую шубу, сделали какое-нибудь чучело или сами вырядились... Если так, то я ведь их и сбить мог...
- А третий вариант?
Саня пожал плечами, хмыкнул смущенно, неохотно процедил:
- Лешак... Прабабка моя рассказывала, их здесь одно время часто видели... Да ерунда все это! Привиделось мне, точно говорю!... Но морду эту я никогда не забуду! Зубы- во! И глаза! Жуть!...
Перелески по обочинам сгустились, сомкнулись в сплошной лес, подступили вплотную к полотну дороги. Ивовые кусты карабкались на насыпь, словно штурмуя ее. Тени легли на потрескавшийся асфальт. Солнце уже почти совсем потерялось за деревьями, только порой тонкий лучик проблескивал в темной зелени крон. От неба осталась лишь синяя, шириной с дорогу, полоса высоко над головой.
- Скоро, - объявил Саня. - Не передумал идти?
- Нет, - твердо сказал Стас. - Не для того я сюда добирался, чтобы сейчас повернуть.
- Ну, смотри. Хозяин барин... В общем, так: как выйдешь, тебе надо будет перейти на ту сторону дороги. Там увидишь мосток через канаву и тропку. Пойдешь по ней через лес, смотри только с пути не сбейся - там рядом топь. Километров через девять будет маленькая деревенька, Торпухово. Не знаю, живет ли сейчас там кто, но дома, думаю, стоят. Переночуешь, если не испугаешься, а утром, как солнце взойдет, можно будет и в Зону. Она километрах в четырех к северо-западу от деревни. Но, как стемнеет, там не ходи! Заблудишься, забредешь куда - пиши пропало! Места здесь дикие, лес, если к северу идти, километров на триста тянется. Кабаны, лоси, волки, медведи - зверья дикого здесь полно.
- Ладно, - Стас улыбнулся, - не пугай.
- Я не пугаю. Предупреждаю просто.
- Спасибо за предупреждение.
- Если бабка Варвара Ивановна в Торпухове живет еще, передай ей от меня привет. Сашка Ростоцкий, она меня должна помнить.
- Хорошо.
- И не задерживайся ты там. Хоть и не верю я во все эти сказки, но... дыма без огня не бывает.
- Не буду, - пообещал Стас. - Посмотрю только и дальше пойду.
- Куда?
- Пока еще не решил. Куда глаза глядят.
- Если будешь мимо Минчакова проходить, заходи в гости. Спросишь, как найти, меня там все знают.
- Если будет возможность, загляну...
Минут пять они молчали, сказав все, что надо было сказать. Потом "ЗИЛ" сбавил скорость, остановился, и Саня протянул руку:
- Ну, счастливо!
- Бывай! Спасибо за помощь!
Они обменялись рукопожатием. Стас открыл дверцу, спрыгнул на землю, поморщившись от боли в одеревеневших икрах. Саня подал ему гитару:
- Удачи!
- Пока!
Дверца захлопнулась, и машина, взревев двигателем, унеслась прочь. Стас проводил ее взглядом, еще не зная, что это последний автомобиль, который он видит.

Глава 2

Торпухово стояло в самой гуще леса, словно бы прячась от всего остального мира.
Добрых три часа Стас шел по едва заметной тропке, петляющей среди деревьев. Пару раз он терял ее, но, на счастье, тут же вновь находил. Порой под ногами чавкала болотная жижа, порой звуки шагов скрадывал толстый слой мертвой хвои.
Сбившись в очередной раз с тропинки, он забрел в заросли крапивы и какое-то время вслепую продирался сквозь высокую жгучую траву, выставив перед собой гитарный футляр. Деревню он заметил, лишь когда запнулся о жердь старой, полусгнившей изгороди и, неловко взмахнув руками, повалился на влажную землю. Крапива расступилась перед ним, и он выпал аккурат на потерянную стежку.
- Черт! - досадуя сказал Стас, почесывая обожженные запястья. Он встал и осмотрелся.
Во всей деревне было семь изб, причем только в трех еще могли жить люди. Остальные - с провалившимися крышами, покосившимися дворами, утонувшие в крапиве и кустах - явно были нежилыми.
За избами возле леса зеленели ухоженные грядки. Трава меж домами была тщательно выкошена. Значит, люди здесь есть, отметил про себя Стас. Кто-то еще живет в этом забытом богом уголке.
Стас направился к ближайшему дому. Не успел он сделать и трех шагов, как откуда-то выкатилась маленькая белая собачонка и завопила истошно, забегала кругами по выкошенному лугу, облаивая нежданного гостя. В окошке мелькнуло пятно лица. Мелькнуло и пропало.
Стас остановился у высокого перекошенного крыльца, ожидая, что хозяева сейчас выйдут. И он не ошибся. Скрипнула дверь, из избы выглянула старушка. Прищурившись, всмотрелась в Стаса, приветливо кивнула ему.
- Здравствуйте, - сказал он.
- Цыц, Малка! - прикрикнула старушка на собачонку.
- Варвара Ивановна? - спросил Стас.
- Что? - не услышала она и поднесла ковшик ладони к уху,
- Варвара Ивановна? - повысив голос, повторил Стас.
- Я, милый, я! - она закивала, улыбнулась, вышла на крыльцо.
- Вам привет от Саши Ростоцкого.
- От кого?
- Саша! Ростоцкий!
- Не кричи ты, сынок, так, курей напугаешь. Заходи-ка лучше. Дома поговорим...
В избе было на удивление чисто. Некрашеный пол, застеленный тряпичными вязаными дорожками, выскобленно сверкал белизной. На аккуратно заправленной кровати, спинки которой блестели никелем, громоздилась пирамида взбитых подушек. Белая русская печь, большая, в половину избы, казалась вырубленной из снега.
Стас встал в дверях, не решаясь топтать чистые половики своими пропыленными насквозь ботинками.
- Заходи, милый, заходи, - радушно сказала Варвара Ивановна. - Не стой на пороге-то.
Он разулся - носки были ненамного чище, - снял рюкзак, положил его вместе с гитарой у порога и, немного смущаясь, прошел в комнату.
- Присаживайся, милый. Находился, небось, сегодня? Сиди, сиди! Отдыхай. Я щас чайку поставлю, водица у нас знатная, ключевая. Ты такой больше нигде не попробуешь... - Старушка ушла за занавеску, на маленькую кухоньку, застучала, зазвенела там чем-то и все бормотала весело, говорила что-то неразборчивое, радостное, легкое...
Стас присел на табурет, стоящий у окна, чуть сдвинул на подоконнике цветок, растущий в банке из-под зеленого горошка, и выглянул на улицу.
Уже вечерело. Солнце клонилось к западу, медленно опускалось в лес, нанизывалось на острые вершины темно-зеленых елей. В небе появились облака, их рыбьи животы золотились закатными отблесками, и Стас подумал, что ночью, возможно, пойдет дождь.
- Дождя бы не было, - сказала Варвара Ивановна с кухни. - Что-то ноги сегодня так и ноют, так и ноют... - Занавеска отдернулась и появилась хозяйка с блюдом вареной картошки. - Вот, чем богата. Покушай. Как звать-то тебя?
- Стас.
- Сейчас огурчиков с подпол а достану. Молочка налью. Козье-то пьешь?
- Пью.
- Вот и ладно. Я раньше коровку держала, а потом тяжело стало. Ей ведь и сенца надо сколько, и пойло готовить. Морока сплошная! Теперь вот козу завела - травки накосишь чуть - и хорошо, в самый раз. А молочко сытное, жирное. Я и творог из него, и сыр делаю. Сейчас достану сыру-то, у меня цельный круг в подполе лежит выстуживается - попробуешь. Только вот хлеба нет у меня.
- У меня есть, - сказан Стас. - Я принес.
- Вот и славно. Я уж сама сколько не пробовала хлебца-то. Самой делать лень - печь топить надо, тесто замешивать, а в село-то идти далеко. Раньше возили к нам, Степаныч возил на лошади, а теперь кому мы тут нужны? - Она махнула рукой. - Три старухи да дед. Почта и то бывает не каждый месяц. Порой сама за пенсией-то ходишь, через лес, в село, на почту, к Марине. Так ведь и денег-то не всегда дают. Придешь иной раз, а потом ни с чем домой возвращаешься. Летом-то еще ничего, а коли зимой? А весной, когда тут все затопляет, когда ни пройти ни проехать?...
Стас вполуха слушал старушечьи жалобы и поглядывал по сторонам. Его внимание привлекли листки на бревенчатой стене, детские неумелые рисунки. Варвара Ивановна, заметив его интерес, довольно пояснила:
- Внуки рисуют. У меня двое их: Мишутка и Алешка. В селе живут, дочка моя, как замуж вышла, перебралась туда. Хорошо живут, все к себе зовут, дом большой у них, а я не могу. Здесь все как-то ближе, свое. Вся жизнь моя здесь. А там что?... Нет, пока хожу, туда перебираться не буду. Так им и говорю. Пока ноги держат... - она спохватилась, всплеснула руками. - Что-ж я, старая, заболталась совсем! Картошка-то стынет. Сейчас огурчиков принесу. - Она сорвалась с места, ускользнула за занавеску.
- Да не надо, я так поем, - сказал Стас ей вслед. - Спасибо.
Но она уже звякнула щеколдой, стукнула крышкой хода в подполе, с головой погрузилась во влажную, пахнущую прелью темноту.
Стас поднялся, подошел к входной двери. Достал из рюкзака буханку хлеба и маленький радиоприемник, вернулся за стол. Посидел какое-то время, затаив дыхание, прикрыв глаза и вслушиваясь в эту прямо-таки первобытную тишину.
Клонило в сон.
На улице стрекотали кузнечики. Щелкали маятником ходики на стене. На кухоньке за занавеской негромко что-то потрескивало, должно быть, горела лучина в самоваре. А внизу, под половицами, ходила Варвара Ивановна, бормотала чуть слышно, словно разговаривала с кем-то.
Наговаривала что-то...
Время остановилось.
Налилась тяжестью голова. Опухли веки.
Словно воск в горячей воде, растеклись мысли...
Она там одна.
Во тьме.
Среди седой паутины.
Бродит по бескрайнему подвалу в поисках выхода, натыкаясь на балки, проваливаясь в ямы. Из-под ног выпрыгивают слепые жабы. Наплывы ядовитой плесени слабо светятся на стенах.
Баба-яга...
Избушка на курьих-ножках...
"Переночуешь, если не испугаешься..."
Стас спал, но часть его сознания бодрствовала...
Скрипнула дверь. Легкие частые шаги прошлепали по выскобленным доскам.
Что-то коснулось его ноги. Липкое, как паутина, холодное, словно жаба.
Волосатое, как тарантул.
И тотчас рядом оглушительно грохнуло.
Стас вздрогнул, едва не свалившись с табурета. Вздернул голову. Сон отлетел. Словно выброшенная на берег рыба трепыхалось сердце.
На какое-то мгновение ему показалось, что это вовсе не сон - липкое, холодное касание.
Ему показалось, что какая-то серая тень метнулась из-под стола и бесследно исчезла.
Показалось, что раздавшийся грохот - это...
Из-за занавески вышла Варвара Ивановна. Она держала в руках тарелку с солеными огурцами и неровный круг сыра.
- Заждался?
Конечно же, это хлопнула тяжелая крышка подпола!
- Вот огурчиков принесла.
Стас зевнул, помотал головой. Сказал, массируя кулаками глаза:
- Нож есть у вас? Давайте я хлеб порежу.
- Сейчас принесу. - Хозяйка поставила тарелку с огурцами перед гостем, положила сыр. Принесла с кухни нож с тонким источившимся лезвием.
- Долго вы там бродили, - сказал Стас, нарезая буханку щедрыми ломтями. - Я даже задремал слегка.
- Сыр искала, - объяснила старушка. - Я его у входа положила, приступочка там деревянная есть, а Хозяину, видно, не понравилось. Оттащил в самый дальний угол. Проказничает.
- А где хозяин-то? - спросил Стас. - По делам ушел?
- Куда он уйдет? Здесь где-то.
- Так пускай ужинать идет.
- Ужинать? - Варвара Ивановна негромко засмеялась. - Так ты про деда моего, что ли? Он пятнадцать годов как умер.
- А кто же?...
- Хозяин-то? Домовик. Хозяюшке. Кто ж еще?
Стас дернул рукой, едва не порезавшись. Вновь сердце провалилось куда-то, заколотилось, застучало, требуя выпустить его из тесноты грудной клетки.
А сон ли это был? Легкое касание, холодное и липкое. Тень, метнувшаяся в сторону.
Сон ли?...
- Так как там Сашка поживает? - как ни в чем не бывало спросила Варвара Ивановна.
- Какой Сашка? - механически переспросил Стас.
- Ростоцкий. Он ведь родственник мне. Дальний, конечно, но какой-никакой, а родня.
- Нормально. Шоферит... И давно он у вас?
- Кто?
- Домовой.
- Дедушке-то? Да всегда был. Что за дом без Хозяина?
- Видели вы его?
- А как же, - Варвара Ивановна кивнула, - видела... А ты кушай, милый. Разговорами-то сыт не будешь. Вон и самовар закипел, сейчас чайку свежего заварю.
Она встала и вновь убежала на кухню.
Стас взял картофелину, откусил задумчиво.
Домовой. Неужели правда? Нет, не может быть! Выдумала пожилая одинокая хозяйка себе помощника, с ним не так скучно.
А касание?
Почудилось!
А леший, про которого говорил Саня? Тоже почудилось?
А Зона, где пропадают люди, где перестает работать электроника, где ночное небо порой светится золотом, где появляются странные миражи и слышатся необычные звуки?
Может, все это как-то взаимосвязано?
Странные следы, фотографии которых Стас видел в одном журнале. Огненные шары, парящие в воздухе. А теперь еще домовой и леший.
Зона. Что же это такое?...
- Вот и чаек поспел. - Варвара Ивановна принесла две /кружки на блюдечках. - Я-то есть не буду, а чаю с хлебцем попью.
- У меня только черный, - сказал Стас.
- Ржаной-то он самый полезный... А ты ешь, милок...
Они сидели до самого вечера, попивая чай и разговаривая. Когда стемнело, на огонек к ним заглянула соседка, Валентина Павловна.
- Здравствуйте, - поздоровалась она, без стука войдя в комнату.
- Здравствуйте, - сказал Стас.
- Присаживайся, Валя. - Хозяйка освободила гостье свой стул, принесла с кухни табурет для себя. - Как твой-то?
- Спать лег. Завтра утром в село собрался, за покупками. Тебе надо чего?
- Сахару бы надо. Конфет каких подешевле. И хлебца бы.



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.