read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Очень хорошо, - ответил Айвор не менее решительно, чем Айлерон. - Мой совет таков. Армии Бреннина и Катала находятся на Равнине. С нами здесь войско Данилота и все дееспособные дальри, достигшие возраста воинов...
"Кроме одного", - невольно подумал Дейв, но промолчал.
- Нам недостает Воина и Лорина, и нет никаких известий из Эриду, - продолжал Айвор. - Мы знаем, что не получим помощи от гномов. Мы не знаем, что случилось или случится в море. Не думаю, что нам надо дожидаться ответа на эти вопросы. Мой совет - подождать здесь прибытия Ньявина и Тейрнона и сразу же двигаться на север через Гуинир и Андарьен, и заставить Могрима снова принять бой.
Последовало короткое молчание. Потом Лидан, брат Галин, пробормотал:
- Земля Андарьен. Всегда и вечно - поле битвы. - В его голосе звучала горькая печаль. Эхо музыки. Воспоминания.
Айлерон ничего не сказал, он ждал. Заговорил Мабон из Родена, приподнявшись на своей лежанке.
- Есть здравый смысл в том, что ты сказал, авен. Столько здравого смысла, сколько можно найти в любом выдвинутом сегодня плане, хотя мне бы очень хотелось услышать совет Лорина, или Гиринта, или нашей Ясновидящей...
- Где они, Гиринт и Ясновидящая? Нельзя ли их сюда доставить, - может быть, на ратиенах? - Это спросил Талгер, вождь Восьмого племени.
Айвор бросил на старого друга взгляд, в котором таилась тревога.
- Гиринт покинул свое тело. Его душа отправилась в путешествие. Он не объяснил, зачем. Ясновидящая ушла в горы из Гуин Истрат. Опять-таки я не знаю, зачем. - Он посмотрел на Айлерона.
Король заколебался.
- Если я скажу вам, это не должно выйти за пределы узкого круга. Нам и так достаточно страхов, нечего вызывать новые. - И произнес в воцарившейся тишине: - Она отправилась освобождать параико в Кат Миголь.
Слушатели зашумели. Один человек сделал знак, охраняющий от злых сил, но только один. Здесь присутствовали вожди и предводители охоты, и сейчас шла война.
- Они живы? - тихо прошептал Ра-Тенниэль.
- Так она мне сказала, - ответил Айлерон.
- Да сохранит нас Ткач! - пробормотал Дира от всей души. На этот раз его восклицание не показалось неподходящим к месту. Дейв, почти ничего не понимая, почувствовал охватившее всех почти осязаемое напряжение.
- Значит, Ясновидящая для нас тоже недоступна, - мрачно продолжал Мабон. - И, учитывая то, что вы сказали, мы, возможно, никогда больше не увидим ни ее, ни Гиринта, ни Лорина. Нам придется решать, используя ту мудрость, которая нам досталась. И поэтому у меня есть к тебе один вопрос, авен. - Он помолчал. - Почему ты уверен, что Могрим вступит с нами в сражение у Андарьен, когда мы придем туда? Разве его армия не может обойти нас по вечнозеленому лесу Гуинира и ринуться на юг, чтобы уничтожить то, что мы оставили за спиной? Середину Равнины? Женщин и детей дальри? Гуин Истрат? Весь Бреннин и Катал, беззащитные перед ним сейчас, когда наши армии так далеко? Не может ли он так поступить?
В комнате стояла мертвая тишина. Через мгновение Мабон продолжал, почти шепотом:
- Могрим находится вне времени, его нити нет среди нитей Гобелена Великого Ткача. Его невозможно убить. А этой долгой зимой он дал понять, что на этот раз не торопится вступить с нами в бой. Разве не будет для него и его командиров удовольствием наблюдать, как наша армия напрасно ждет у стен несокрушимого Старкадха, пока цверги, и ургахи, и волки Галадана уничтожают все, что нам дорого?
Мабон замолчал. Дейв почувствовал навалившуюся на сердце тяжесть, подобную тяжести наковальни. Стало больно дышать. Он взглянул на Торка в поисках опоры и увидел на его лице страдание, отразившееся также на лице Айвора и, что почему-то было страшнее всего, даже на обычно невозмутимом лице Айлерона.
- Этого не опасайтесь, - заговорил Ра-Тенниэль.
Его голос был таким чистым, что Айвор дан Банор подумал: этот голос навсегда размыл грань между звуком и светом, между музыкой и произнесенным словом. Авен повернулся к повелителю светлых альвов, как умирающий от жажды в пустыне оборачивается на звук звенящего ручья.
- Бойтесь Могрима, - продолжал Ра-Тенниэль, - как должен бояться каждый, кто считает себя мудрым. Бойтесь поражения и воцарения Тьмы. Бойтесь также полного уничтожения, которое планирует и к которому вечно стремится Галадан.
"Вода", - думал Айвор, пока его обтекали отмеренные струи этих слов. Вода - и печаль, подобная камешку на дне чашки.
- Бойтесь всего этого, - продолжал Ра-Тенниэль. - Разрыва наших нитей на Станке Ткача, уничтожения нашей истории, исчезновения узора Гобелена.
Он помолчал. Вода во время засухи. Музыка и свет.
- Но не опасайтесь, - сказал повелитель светлых альвов, - что он уклонится от сражения с нами, если придем на Андарьен. Я вам в том порука. Я и мой народ. Альвы покинули Данилот впервые за тысячу лет. Он нас видит. Может до нас добраться. Мы больше не прячемся в Стране Теней. Он мимо нас не пройдет. Не в его природе проходить мимо нас. Ракот Могрим непременно вступит в бой с нашей армией, если альвы подойдут к Старкадху.
Это было правдой. Айвор понял это, как только услыхал его слова. Они подтвердили его собственный план и дали исчерпывающий ответ на пугающий вопрос Мабона, ответ, основанный на самой сути природы светлых альвов, избранного народа Ткача, Детей Света. На том, чем они были всегда, и на ужасной, горькой цене, которую за это платили. Оборотная сторона медали. Камешек в чашке.
Наиболее ненавистные Тьме, ибо в самом имени - Свет.
Айвору захотелось склониться в поклоне, опуститься на колени, выразить свое горе, жалость, любовь и сердечную признательность. Но почему-то ничто из этого, и все вместе, не казалось уместным перед лицом того, что только что сказал Ра-Тенниэль. Айвор чувствовал себя отяжелевшим, неуклюжим. Глядя на троих альвов, он ощущал себя комком земли.
Да, подумал он. Да, именно такой он и есть. Он прозаичен, лишен блеска, он родом из земли, из травы. Он родом с Равнины, которая все пережила, переживет и эту беду, если они не оплошают в предстоящих им испытаниях, но только в этом случае.
Ища опору в собственной истории, как только что поступил Ра-Тенниэль, авен отбросил все мысли, все чувства, кроме тех, которые свидетельствовали о силе, о сопротивлении.
- Тысячу лет назад первый авен Равнины повел всех охотников дальри, способных сидеть в седле, в сотканные туманы и искаженное время Данилота, и Ткач проложил для них прямую дорогу. Они вышли оттуда прямо у бухты Линден, на поле битвы, которая иначе была бы проиграна. Оттуда Ревор поехал бок о бок с Ра-Термаином через реку Селин к Андарьен. И точно так же, господин мой, поеду я бок о бок с вами, если таково будет наше решение, когда мы покинем это место.
Он замолчал и повернулся к другому королю.
- Когда Ревор ехал рядом с Ра-Термаином, то их армией командовал Конари из Бреннина, а потом Колан, его сын. Так было тогда, и по праву, так как Верховные правители Бреннина - дети Морнира. И так будет снова, и по такому же праву, если вы возьмете на себя руководство этим Советом, Верховный правитель.
Он и не подозревал, как звенит его голос, какая в нем бурлит сила. Он сказал:
- Вы - наследник Конари, а мы - наследники Ревора и Ра-Термаина. Вы принимаете руководство этим Советом? Вам принадлежит власть, Айлерон дан Айлиль. Позволите ли вы нам ехать рядом с вами?
Бородатый, смуглый, без каких-либо украшений, с солдатским мечом в простых ножнах на поясе, Айлерон был живым воплощением короля-воина. Не таким ярким и сверкающим, каким когда-то был Конари, или Колан, или даже его собственный брат. Он был суровым, бесстрастным и мрачным и одним из самых молодых в этой комнате.
- Принимаю, - ответил он. - Я позволю вам ехать рядом со мной. Завтра сюда подойдет армия, и мы выступим к Андарьен.

* * *

В тот момент, на полпути к Гуиниру, худой, покрытый шрамами человек, выглядевший до нелепости аристократично на уродливом слоге, пустил шагом, а потом и вовсе остановил свое животное. Сидя неподвижно на бескрайней Равнине, он смотрел, как впереди оседает пыль, поднятая отступающей армией Ракота.
Большую часть ночи он пробежал в обличье волка. В настороженном молчании он наблюдал, как Уатах, гигант-ургах в белой одежде, превратил беспорядочное бегство армии Ракота в упорядоченное отступление. Здесь стоял вопрос о старшинстве, и его придется решать, но не сейчас. Галадану надо было обдумать другие вопросы.
А он яснее мыслил в человеческом обличье. Поэтому незадолго до рассвета он снова принял собственный вид и приказал подать ему одного из слогов, хотя терпеть их не мог. Пока наступал серый рассвет, он постепенно позволил армии обогнать себя, проследив, чтобы Уатах этого не заметил.
Разумеется, он вовсе не боялся одетого в белое ургаха, но он слишком мало о нем знал, а знание для повелителя волков всегда было ключом к власти. Почти не имела значения его уверенность в том, что он способен убить Уатаха; важно было понять, что сделало его тем, чем он был. Шесть месяцев назад, когда Уатаха потребовали в Старкадх, это был огромный ургах, такой же тупой, как все остальные, но несколько более опасный благодаря своей подвижности и размерам.
Четыре ночи назад он снова вышел оттуда, улучшенный, усовершенствованный так, что это внушало тревогу. Теперь он стал умным, злобным и четко выражал свои мысли, и Ракот одел его в белое - штрих, который оценил Галадан, вспомнив Лориэль, лебедя, некогда любимого альвами. Уатаху было отдано командование армией, выступившей через мост Вальгринд. Против этого в самом начале Галадан не возражал.
Сам повелитель волков отсутствовал, занятый осуществлением собственных планов. Это именно он, в качестве одного из андаинов, благодаря собственной проницательности задумал и возглавил нападение на параико в Кат Миголе.
Если это можно было назвать нападением. Великаны по своей природе не могли ни испытывать гнева, ни прибегать к насилию. Нападение на них не могло встретить никакого отпора, за исключением одного неоспоримого факта: на того, кто прольет их кровь, падет любое проклятие, какое выберет раненый великан. Вот в чем заключался истинный, буквальный смысл проклятия крови, которое не имело ничего общего с предрассудками насчет свирепых, клыкастых призраков, обитающих в Кат Миголе.
Именно об этом повелитель волков постоянно напоминал себе в те дни, которые провел там, пока цверги и ургахи загоняли параико в пещеры, словно беспомощных овец, где заставляли их дышать убийственным дымом костров, которые развели по его приказу.
Он продержался там всего несколько дней, но истинная причина была его личной тайной. Он пытался убедить себя в том, что сам сказал оставленным им подручным: его уход продиктован нуждами войны. Но он слишком долго жил на свете и слишком во многое вникал, чтобы обмануть самого себя.
Правда заключалась в том, что параико глубоко тревожили его на каком-то подсознательном уровне, которого не понимал его разум. Они каким-то образом стояли у него на пути, были преградой для его безудержного стремления к уничтожению, полному и абсолютному. Как они могли ему помешать, он не знал, так как пацифизм был самой их натурой, но тем не менее они внушали ему беспокойство, как никто другой во Фьонаваре или в любом из остальных миров, не считая его отца.
Поэтому, так как он не мог убить Кернана, повелителя зверей, он решил уничтожить параико в их горных пещерах. Когда костры разгорелись как надо, а цверги и ургахи твердо усвоили необходимость не проливать крови, - словно им надо было об этом напоминать: даже тупые цверги испытывали ужас перед проклятием крови, - Галадан сбежал от жгучей горной стужи и непрерывного пения, доносившегося из пещер.
Он находился в восточном Гуинире, когда снег растаял, и был потрясен. Он немедленно начал собирать своих волков среди вечнозеленого леса и ждать приказа о нападении. Он как раз узнал об уничтожении его воинов у озера Линан Верховным правителем, когда сама Авайя спустилась с неба, отвратительная и зловещая, и прошипела, что их армия выступила по мосту Вальгринд и направилась к Селидону.
Галадан быстро повел своих волков по восточному краю Равнины. Переправился через Адеин, незамеченный, нежданный, и затем, безошибочно рассчитав время, возник на поле боя и напал на незащищенный правый фланг дальри. Он не предполагал, что там будут альвы, но это его только обрадовало, доставило еще большее удовольствие: он уничтожит их всех.
И уничтожил бы, если бы Дикая Охота не обрушилась молнией с небес. Он один из армии Тьмы знал, кто такой Оуин. Он один понял, что произошло. И один понял кое-что из того, что скрывалось за громким приказом, прекратившим бойню. Он один из всей армии знал, чей это голос.
В конце концов, он ведь был сыном ее брата.
Непосредственная опасность еще не миновала. И во время всего этого кошмара еще не оформившаяся мысль, всего лишь ощущение возникло в его мозгу. Галадан все яснее стал чувствовать, что в лесном мире что-то происходит.
Ему необходимо было одиночество, чтобы все обдумать. Поэтому он отделился от армии, невидимый в предрассветных тенях, и поехал своей дорогой.
Вскоре после восхода солнца Галадан остановился, оглядывая Равнину. Увиденное порадовало его душу. Кроме облака пыли, уже оседающей далеко на севере, не видно было никаких признаков жизни, не считая бесчувственной травы, которая была ему безразлична. Словно осуществилась мечта, к которой он стремился уже больше тысячи лет.
Почти. Галадан улыбнулся.
Он помнил каждое мгновение, когда строил планы уничтожения этого мира, когда впервые принял сторону Расплетающего Основу. Это произошло тогда, когда Лизен Лесная послала через Пендаранский лес известие о том, что она соединила свою судьбу со смертным и отдала свою любовь Амаргину Белой Ветви.
В то утро он находился в великом лесу, готовясь вместе с остальными волшебными силами Пендарана отпраздновать убийство ею человека за его самонадеянное осквернение Священной рощи. Но все получилось иначе. Все. Он пошел в Старкадх, но это был всего один раз, так как в этом месте он, самый могучий из всех андаинов и кичившийся своим могуществом, был вынужден стерпеть унижение перед все затмевающей мощью силы. Он даже не смог уберечь собственные мысли от Могрима, который посмеялся над ним.
Ему дали понять, что полностью раскусили его, но тем не менее он принят в качестве помощника повелителя Тьмы. И хотя Ракот точно знал, каковы его цели и как они отличаются от собственных целей Могрима, это, по-видимому, не имело значения.
Их планы во многом совпадают, сказал себе тогда Галадан, и, хотя он даже отдаленно не был равным Расплетающему Основу - да и никто не был, - все же, может быть, перед самым концом он найдет способ уничтожить тот мир, которым будет править Могрим. Он хорошо служил Ракоту. Он убил Конари и выиграл бы ту битву, а с ней и всю войну, если бы не подоспел Ревор с Равнины, каким-то образом добравшийся туда невозможно быстро сквозь туманы Данилота, и не повернул ход битвы, не погнал сражающихся на север к самому Старкадху, где битва и завершилась. Он сам, весь израненный, едва спас свою жизнь от мести меча Колана.
Они думали, что он умер, он это знал. И он чуть не умер. Лежал в ледяной пещере к северу от реки Унгарх, в холоде, и за ним ухаживали только его волки. Очень долго он скрывался там, заглушая свою магическую силу, свою ауру, как только мог, пока армии Света держали совет у горы и Гинсерат не создал Сторожевые Камни, а потом выковал с помощью гномов цепь, которой сковали Ракота Могрима.
На протяжении всех этих долгих лет ожидания он продолжал служить, так как сделал свой выбор и определил собственный путь. Это он нашел Авайю, тоже полумертвую. Она скрывалась в ледяном царстве Фордаэты, чье леденящее прикосновение сулило мгновенную смерть менее стойкой душе, чем душа андаина. Собственными руками он лечил Авайю во дворце этой ледяной королевы. Фордаэта пожелала совокупиться с ним. Ему доставило удовольствие отказать ей.
Ему также принадлежал план, хитрый и бесконечно растянутый во времени. Он убедил нимфу озера Ллиунмир, невинную и прекрасную, отдать своих самых прекрасных лебедей. Он привел ей причину, которой оказалось достаточно, - свое серьезное намерение перенести лебедей на север, на озеро Селин. И она выпустила их из-под своей опеки и позволила ему забрать их с собой.
Ему нужны были не все, только самцы. Действительно, он перенес их на север, но гораздо дальше Селин, в покрытые ледниками горы за Унгархом, где они спаривались с Авайей. Потом, когда они умерли, она, которая не могла умереть, если ее не убить, спаривалась со своими детьми и продолжала делать это год за годом, чтобы родить потомство, запятнавшее небеса минувшим вечером.
Нимфа Ллиунмир никогда так и не узнала, что она наделала или кем он в действительности был. Возможно, она все же потом догадалась, так как озеро, некогда приветливое и манящее, стало мрачным и заросло водорослями, и даже в Пендаранском лесу, славящемся собственным мраком, оно считалось обителью призраков.
Это не принесло ему радости. Ничто не приносило радости после ухода Лизен. Долгая, долгая жизнь, и единственная цель, руководящая ею.
Это он освободил Ракота. С бесконечным терпением все подготовил, выделил среди гномов и соблазнил братьев Каэна и Блода, воспользовался застарелой ненавистью Метрана, Первого мага Бреннина, и, наконец, собственноручно отрубил своим мечом руку Могрима, когда не смог сломать цепь Гинсерата.
Тогда он бежал с Ракотом - волк рядом с облаком злобы, из которого капала и всегда будет капать черная кровь, - в развалины Старкадха. Там он наблюдал, как Ракот Могрим снова явил свое могущество - большее, чем в любом другом месте в любом из миров, так как здесь он впервые ступил на землю, - и заново воздвиг зиккурат, который был первым и последним троном его власти.
Когда он снова вознесся ввысь, завершенный, и замигал зелеными огнями, все затмевающая сила среди льдов, Галадан остановился перед мощными дверями, хотя они были для него открыты. Одного раза достаточно. В любом другом месте его разум принадлежал ему самому. Хотя, быть может, это сопротивление было лишено смысла, так как Могрим в то единственное мгновение тысячу лет назад узнал все о Галадане, что ему нужно было знать.
Он остановился у входа и там получил свою награду: ему была показана картинка, которую он раньше никогда не видел, никогда не знал, картинка мести Могрима светлым альвам за то, что они такие, какие есть: изображение Пожирателя Душ в море. Подстерегающего альвов, плывущих на запад в поисках обещанного мира, и уничтожающего их поодиночке и парами, чтобы использовать их голоса и их песни в качестве приманки для плывущих следом. Для всех плывущих следом.
Идеальная месть. Выше всякого совершенства. Злоба, использовавшая саму сущность Детей Света, чтобы их погубить. Он никогда бы не смог поставить себе на службу столь мощное создание, понял Галадан. Он даже не смог бы придумать, несмотря на все свое коварство, ничего столь всеобъемлющего. Эта картинка была, кроме всего прочего, напоминанием ему о том, чем был Ракот, снова свободный, и что он мог совершить.
Но это еще была и награда, которая не имела отношения к светлым альвам.
Изображение перед его мысленным взором было очень четким. Ракот сделал его четким. Галадан ясно видел Пожирателя Душ: его огромные размеры и окраску, плоскую, уродливую голову. Слышал пение. Видел глаза без век. И посох, белый посох, бесполезно торчащий между этими глазами.
Посох Амаргина Белой Ветви.
И вот так, впервые, он узнал, как тот погиб. Радости он не испытал. Никогда больше ему не испытать радости, подобные вещи для него недоступны. Но в тот день, у открытых дверей Старкадха, на мгновение на него снизошло облегчение, нечто вроде покоя, самое большее, что ему было суждено когда-либо ощутить.

Теперь, оставшись один на Равнине, он пытался снова вызвать в памяти эту картинку, но она расплывалась и была нечеткой. Он покачал головой. Слишком много всего происходит. Последствия возвращения Оуина с Дикой Охотой были огромны. Ему надо найти способ справиться с ними. Однако сперва ему надо было заняться другим, тем ощущением, исходящим от леса. Вот почему он остановился. Чтобы обрести тишину, которая позволит этому чувству, чем бы оно ни было, переместиться с края сознания в его центр. Некоторое время ему казалось, что это его отец, и это многое бы объясняло. Он никогда не рисковал приближаться к Кернану, а его отец никогда после одной ночи задолго до Баэль Рангат, не пытался с ним связаться. Но ощущения этого утра были достаточно интенсивными, настолько полными обертонов и оттенков давно забытых чувств, что он подумал: наверное, его зовет Кернан. Лес каким-то образом в этом участвовал. Он...
И в то же мгновение он понял, кто это. Все же не его отец. Но интенсивность внезапно нашла объяснение, и даже более того. С таким выражением, которого ни одному живому существу не позволено было видеть на его лице, Галадан спрыгнул со спины слога. Он приложил руку к груди и сделал некий жест. Затем, секунду спустя, в обличье волка, быстрее, чем мог бы слог, он со всех ног пустился бежать на запад, почти позабыв о битве, о войне.
На запад, туда, где горели огни и некто стоял на Башне Анор, в той комнате, которая когда-то принадлежала Лизен.

Глава 3

Они поднимались в гору все утро, и трудный подъем для Ким был еще тяжелее из-за боли в боку, куда ударил ее Кериог. Но она молчала и продолжала идти вперед, опустив голову, глядя перед собой на тропу и на длинные ноги Фейбура. Их вел Дальридан. Брок, который страдал от боли гораздо сильнее, чем она, замыкал шествие. Все молчали. И так идти было сложно, даже не тратя дыхания на слова, да и говорить, в общем-то, было не о чем.
Прошлой ночью она снова видела сон, в лагере разбойников неподалеку от плато, на котором их взяли в плен. На протяжении всего сна Ким слышала, как пел Руана своим низким голосом. Песнь была прекрасна, но ее красота не принесла ей утешения - слишком сильная боль звучала в ней. Боль пронизывала ее, и, что было еще хуже, часть этой боли исходила от нее самой. Снова во сне она видела дым и пещеры. Снова она видела на своих руках рваные раны, но из них не сочилась кровь. Никакой крови в Кат Миголе. Дым плыл сквозь ночь, освещаемую светом звезд и костров. Потом появился другой свет, это ожил и вспыхнул Бальрат. Она ощутила его как ожог, как вину и боль, и среди этого пламени увидела себя, глядящую в небо над горами, и снова увидела красную луну и услышала имя.
Утром, в глубокой задумчивости, Ким предоставила Броку и Дальридану заниматься приготовлениями к путешествию, а потом все утро и весь день молча шагала вверх, на восток, к солнцу.
К солнцу.
Ким внезапно остановилась. Брок чуть не налетел на нее сзади. Заслонив глаза рукой, Ким посмотрела за горы, стараясь проникнуть взором как можно дальше, и у нее вырвался радостный возглас. Дальридан обернулся, и Фейбур тоже. Она молча показала рукой. Они посмотрели назад.
- О, мой король! - воскликнул Брок из Банир Тала. - Я знал, что ты не подведешь!
Дождевые тучи над Эриду исчезли. Солнечный свет струился с неба, покрытого лишь тонкими, приветливыми перистыми облаками летнего дня.
Далеко на западе, внутри вращающегося острова Кадер Седат, лежал разбитый на тысячу кусков Котел Кат Миголя, а Метран был мертв.
Ким почувствовала, как тени ее сна расплываются, как в ней вспыхивает надежда, подобно блистающему солнцу. В это мгновение она вспомнила о Кевине. В воспоминании таилась печаль, и всегда будет таиться, но теперь в нем также была радость и крепнущая гордость. Лето было его подарком - зеленая трава, пение птиц, спокойное море, по которому "Придуин" смогла доплыть, чтобы люди на ее борту сделали свое дело.
Лицо Дальридана светилось, когда он повернулся к ней.
- Прости меня, - произнес он. - Я сомневался.
Она покачала головой.
- И я тоже. Мне снились ужасные сны о том месте, куда им пришлось отправиться. Во всем этом есть какое-то чудо. Я не знаю, как это произошло.
Подошел Брок и остановился рядом с ней на узкой тропинке. Он ничего не сказал, но глаза его сияли под повязкой, наложенной Ким на рану. Но Фейбур по-прежнему стоял к ним спиной, глядя на восток. Взглянув на него, Ким быстро протрезвела.
Наконец он тоже обернулся к ней, и она увидела у него на глазах слезы.
- Скажи мне, Ясновидящая, - произнес он, и голос его звучал, как у человека, гораздо старшего. - Если все родные изгнанного человека умерли, кончается ли на этом его изгнание, или оно продолжается вечно?
Ким попыталась сформулировать ответ, но не нашла слов. За нее ответил Дальридан.
- Мы не можем отменить выпавший дождь или продлить оборванные нити жизни умерших, - мягко сказал он. - Но я сердцем чувствую, что перед лицом того, что сделал Могрим, ни один человек не может продолжать считаться изгнанником. Сегодня утром все живые существа по эту сторону гор получили в дар жизнь. Мы должны использовать этот дар, пока не наступит час, когда назовут наше имя, чтобы нанести Тьме те удары, какие в наших силах. В твоем колчане лежат стрелы, Фейбур. Пусть они поют на лету имена любимых тобой людей. Возможно, это не кажется истинной расплатой, но больше мы ничего не можем сделать.
- Именно это мы обязаны сделать, - тихо сказал Брок.
- Гному легко говорить! - бросил ему Фейбур. Брок покачал головой.
- Гораздо труднее, чем тебе кажется. Каждый мой вдох сковывает мысль о том, что сделал мой народ. Дождь не прольется у подножия наших гор, но он пролился в моем сердце и все еще продолжает идти в нем. Фейбур, позволишь ли ты моему топору петь вместе с твоими стрелами, оплакивая народ Льва из Эриду?
Слезы высохли на лице Фейбура. Губы его сжались в твердую прямую линию. Он повзрослел, подумала Ким. За день, меньше, чем за день. Он стоял неподвижно очень долго, а затем медленно протянул гному руку. Брок сжал ее обеими ладонями.
Она ощутила на себе взгляд Дальридана.
- Мы идем дальше? - серьезно спросил он.
- Мы идем дальше, - ответила Ким и, произнося эти слова, снова увидела наяву тот же сон: пение, и дым, и имя, написанное на лике луны Даны.

На юге, далеко внизу, в ущелье, река Карн сверкала в вечернем свете. Они находились так высоко, что парящий над рекой орел был ниже их, и его крылья сияли на солнце, посылающем косые лучи в ущелье с запада. Вокруг них раскинулись горы хребта Карневон, белеющие снегом вершин даже в середине лета. На такой высоте к концу дня стало холодно, и Ким порадовалась свитеру, который ей дали в Гуин Истрат. Легкий и необычайно теплый, он свидетельствовал о том значении, которое придавали всякому искусству создания тканей в этом первом из миров Ткача.
Даже в этом свитере она дрожала.
- Сейчас? - спросил Дальридан нарочито равнодушным голосом. - Или вы хотите разбить здесь лагерь до утра?
Все трое смотрели на нее и ждали. Ей предстояло принять решение. Они довели ее до этого места, помогали преодолеть самые трудные участки, устраивали отдых, когда она в нем нуждалась, но теперь они пришли на то место, где все решения должна была принимать она.
Ким посмотрела мимо своих спутников на восток. В пятидесяти шагах от них скалы выглядели точно так же, как там, где она сейчас стояла. Свет так же падал на них, смягченный приходом вечера в горы. Она ожидала каких-то отличий, перемен: дрожания воздуха, теней, возрастания напряжения. Но ничего подобного не замечала и все же знала, как и трое ее спутников, что скалы в пятидесяти шагах к востоку уже находятся в Кат Миголе.
Теперь, оказавшись здесь, она всем сердцем стремилась очутиться где-нибудь в другом месте. Чтобы у нее выросли крылья, как у орла внизу, и она могла улететь прочь с вечерним ветром. Не из Фьонавара, не от войны, а от одиночества этого места и от сна, который привел ее сюда. Ким нашла внутри себя молчаливое присутствие той, которая была Исанной. Это ее утешило. Она никогда не оставалась совсем в одиночестве: две души жили в ней, сейчас и всегда. У ее спутников не было подобного утешения, их не посещали сны и видения, которые могли бы ими руководить. Они находились здесь только из-за нее и теперь смотрели на нее, ожидая указаний. Пока она стояла, колеблясь, тени медленно поднимались по склонам ущелья.
Ким набрала в грудь воздуха и медленно выдохнула. Она здесь для того, чтобы вернуть долг, и не только свой долг. И еще она здесь потому, что носит Бальрат в годину войны, и нет больше никого в мире, кто мог бы подтвердить наяву тот вещий сон, который приснился Ясновидящей, каким бы темным он ни был.
Каким бы темным он ни был. Во сне она видела ночь и горящие перед пещерами костры. Она опустила взгляд и увидела, что камень на ее руке мерцает, словно язык пламени.
- Сейчас, - сказала Ким остальным. - В темноте идти плохо, я знаю, но утром будет не намного лучше, и мне кажется, нам не следует ждать.
Они были очень смелыми, все трое. Не говоря ни слова, они подвинулись, чтобы она заняла свое место в цепочке позади Фейбура. За ней встал Брок, и Дальридан повел их в Кат Миголь.
Даже находясь под защитой камня веллин, она почувствовала действие магии, когда они вступили в страну великанов, и эта магия была облечена в форму страха. Они не призраки, снова и снова убеждала себя Ким. Они живы. Они спасли мне жизнь. Но все равно, даже нося на себе веллин, она чувствовала, как ужас трепещет в ее мозгу, словно крылья ночных бабочек. Идущие с ней двое мужчин и гном не имели браслетов с зеленым веллином, который охранял бы их, их не подбадривали внутренние голоса, и все же ни один из них не произнес ни слова и не замедлил шаг. Покоренная их мужеством, она почувствовала, как в ее сердце вспыхнула решимость, и при этом Бальрат у нее на пальце разгорелся ярче.
Она ускорила шаги и обогнала Дальридана. Она привела их в то место, куда ни одному из людей не следовало приходить. Теперь ее очередь их вести, так как Камень Войны знал, куда идти.
Почти два часа они шагали в сгущающейся темноте. Ночь под летними звездами была в самом разгаре, когда Ким увидела дым и далекие огни костров и услышала хриплый смех цвергов. И, услышав грубую насмешку в этих звуках, она неожиданно обнаружила, что все одолевавшие ее до сих пор страхи исчезли. Она пришла на место, перед ней был враг, которого она знала и ненавидела, а в пещерах за этими скалами томились в заключении великаны, и они умирали.
Ким обернулась и увидела при свете звезд и сияния камня в кольце, что лица ее спутников стали мрачными, но не от страха, а от предчувствия. Брок молча отстегнул топор, а Фейбур приложил стрелу к луку. Она повернулась к Дальридану. Он пока не вынул меч и не достал свой лук.
- Еще успею, - шепнул он, отвечая на ее молчаливый вопрос едва слышным в ночном воздухе шепотом. - Мне найти место, откуда мы сможем все видеть?
Ким кивнула. Хладнокровно, молча он снова обогнал ее и начал пробираться среди частых валунов и скальных осыпей к кострам и доносящемуся оттуда смеху. Через несколько минут они вчетвером лежали над плато. Под прикрытием острых выступов скал они с ужасом смотрели вниз, на сцену, освещенную огнем костров.
В склоне горы виднелись две пещеры с высокими сводчатыми входами и рунами, вырезанными над арками. В пещерах было темно, и им не было видно, что внутри. Но если напрячь слух и не слушать пения цвергов, можно было услышать доносящийся из одной пещеры звук одинокого, низкого голоса, тянущего медленную мелодию.
Свет исходил от двух громадных костров на плато, разведенных прямо перед входом в каждую из пещер таким образом, что дым от них втягивало внутрь. Прямо над хребтом к востоку от них горел еще один костер, и Ким различила свет и поднимающийся вверх дым четвертого костра примерно в четверти мили от них, на северо-востоке. Других не было видно. Значит, четыре пещеры, четыре группы заключенных, умирающих от голода и дыма.
И четыре банды цвергов. Вокруг каждого из костров собралось примерно по тридцать цвергов, а с ними горстка кошмарных ургахов. Значит, всего примерно сто пятьдесят противников, если у костра за хребтом их столько же. Не слишком большое количество на самом деле, но более чем достаточно, чтобы принудить к повиновению и удержать в плену параико, миролюбие которых составляло самую сущность их души. Все, что нужно было цвергам под руководством ургахов, - это поддерживать огонь и не пролить кровь параико. И они могли получить свое вознаграждение.
Что они сейчас и делали прямо у нее на глазах. На каждом из костров внизу лежало громадное тело параико, почерневшее и обугленное. Каждые несколько секунд один из цвергов подбегал к бушующему пламени, совал туда меч и отрезал себе кусок поджаренной плоти.
Их награда. Ким затошнило от отвращения, и она вынуждена была закрыть глаза. Это была чудовищная сцена, осквернение в самом худшем, самом глубоком смысле этого слова. Она слышала, как тихо сыплет проклятиями лежащий рядом с ней Брок, словно читает горькую и прочувствованную молитву.
Бессмысленные слова, если бы они приносили облегчение! А проклятиям самих параико, которые могли бы начать действовать, если бы хоть одного из них убили оружием, заранее преградили путь. Ракот был слишком умен, слишком опытен в деяниях зла, его слуги слишком хорошо обучены, чтобы выпустить на свободу проклятие крови.
А это значило, что придется вызвать силу другого рода. И поэтому она здесь, призванная звуками песни спасения и бременем вещего сна, и что ей делать во имя Ткача? С ней три человека, только три человека, какими бы храбрыми они ни были. С того момента когда они с Броком покинули Морвран, все ее усилия сосредоточились на том, чтобы добраться до этого плато. Она знала, что должна это сделать, но ни разу до этой минуты не подумала, что она сможет предпринять, добравшись сюда.
Дальридан прикоснулся к ее локтю.
- Смотри, - прошептал он.
Ким открыла глаза. Он смотрел не на пещеры, и не на костры, и не на хребет за ними, где тоже поднимался дым. Как всегда, неохотно она проследила за его взглядом и увидела кольцо на своем пальце. Бальрат горел ярким огнем. С подлинным огорчением Ким заметила, что по цвету и форме огонь в сердце Камня Войны был точной копией отвратительных костров внизу.
Это ее глубоко опечалило, но разве кольцо на ее пальце когда-нибудь приносило утешение или облегчение? Во всех действиях, которые она предпринимала с помощью Бальрата, скрывалась боль. В его глубине она увидела Дженнифер в Старкадхе и унесла ее, кричащую, в Переход между мирами. Она разбудила мертвого короля в Стоунхендже против его воли. Она призвала Артура на вершине Гластонбери Тора на войну, где ему предстояло снова пережить самое горькое горе. Она освободила Спящих в ту ночь, когда Финн ушел по Самому Долгому Пути. Она была зовом, военным кличем во Тьме, буревестником, воистину буревестником на крыльях надвигающейся бури. Она была собирающей силы, призывающей. Она...
Она была призывающей.
Внизу раздался вопль, а за ним взрыв хриплого смеха. Ургах ради развлечения толкнул цверга, одного из менее крупной зеленой разновидности, в пылающий огонь. Ким это видела, но почти не замечала. Ее взгляд вернулся к камню, к пламени, свернувшемуся в его глубине, и там она прочла имя, то самое имя, которое виделa на лике луны во сне. Прочитав его, она кое-что вспомнила: как Бальрат вспыхнул ответным огнем в ту ночь, когда красная луна плыла по небу над Парас-Дервалем.
Она была призывающей, и теперь она знала, что ей надо делать. Так как вместе с именем, написанным в камне, пришло знание, которого не было во сне. Она знала, кто это, и знала также, какова цена ее зова. Но в Кат Миголе шла война, и параико умирали в пещерах. Она не смогла ожесточить свое сердце, в нем было слишком много жалости, но она могла собрать в кулак волю и сделать то, что надо сделать, и взвалить на плечи еще и это горе, среди многих прочих.
Ким снова закрыла глаза. В темноте было легче, это почти помогало спрятаться. Почти, но не совсем. Она вздохнула, потом не вслух, а про себя произнесла:
- Нимфа Имрат!
Затем она повела своих спутников обратно вниз, прочь от костров, чтобы подождать, зная, что долго ждать не придется.

Дежурить Табору предстояло только в конце ночи, и поэтому он спал. Но потом проснулся. Она была в небе над лагерем и звала его по имени, и впервые он услышал страх в голосе существа, явившегося к нему во время поста.
Он окончательно проснулся и начал одеваться со всей доступной быстротой.
"Подожди, - мысленно сказал он ей. - Я не хочу их пугать. Встретимся на Равнине".



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.