read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



стати в самом выгодном свете". Тот же авторитетный ценитель находит, что
"экстерьер у нее безупречный", и, в частности, по поводу ее прически
отмечает, что она "самая выхоленная кобылица во всей конюшне".
Итак, украшенная всеми этими совершенствами, миледи Дедлок (неотступно
преследуемая великосветской хроникой) приехала в Лондон из линкольнширской
усадьбы, чтобы провести дня три-четыре в своем городском доме, а затем
отбыть в Париж, где ее милость собирается прожить несколько недель; куда она
отправится потом, пока еще не ясно. А в городском ее доме в этот слякотный,
хмурый день появляется старосветский пожилой джентльмен, ходатай по делам, а
также поверенный при Верховном Канцлерском суде, имеющий честь быть
фамильным юрисконсультом Дедлоков, имя которых начертано на стольких
чугунных ящиках, стоящих в его конторе, как будто ныне здравствующий баронет
не человек, а монета, беспрерывно перелетающая по мановению фокусника из
одного ящика в другой. Через вестибюль, вверх по лестнице, по коридорам, по
комнатам, столь праздничным во время лондонского сезона * и столь унылым
остальное время года - страна чудес для посетителей, но пустыня для
обитателей, - Меркурий в пудреном парике * провожает пожилого джентльмена к
миледи.
Пожилой джентльмен выглядит немного обветшалым, хотя, по слухам, он
очень богат, ибо нажил большое состояние на заключении брачных договоров и
составлении завещаний для членов аристократических семейств. Окруженный
таинственным ореолом хранителя семейных тайн, он, как всем известно, владеет
ими, не открывая их никому. Мавзолеи аристократии, век за веком врастающие в
землю на уединенных прогалинах парков, среди молодой поросли и папоротника,
хранят, быть может, меньше аристократических тайн, чем грудь мистера
Талкингхорна, запертые в которой эти тайны бродят вместе с ним по белу
свету. Он, что называется, "человек старой школы", - в этом образном
выражении речь идет о школе, которая, кажется, никогда не была молодой, - и
носит короткие штаны, стянутые лентами у колен, и гетры или чулки. Его
черный костюм и черные чулки, все равно шелковые они или шерстяные, имеют
одну отличительную особенность: они всегда тусклы. Как и он сам, платье его
не бросается в глаза, застегнуто наглухо и не меняет своего оттенка даже при
ярком свете. Он ни с кем никогда не разговаривает - разве только, если с ним
советуются по юридическим вопросам. Иногда можно увидеть, как он, молча, но
чувствуя себя как дома, сидит в каком-нибудь крупном поместье на углу
обеденного стола или стоит у дверей гостиной, о которой красноречиво
повествует великосветская хроника; здесь он знаком со всеми, и половина
английской знати, проходя мимо, останавливается, чтобы сказать ему: "Как
поживаете, мистер Талкингхорн?" Он без улыбки принимает эти приветствия и
хоронит их в себе вместе со всем, что ему известно.
Сэр Лестер Дедлок сидит у миледи и рад видеть мистера Талкингхорна.
Мистер Талкингхорн как будто сознает, что принадлежит Дедлокам по праву
давности, а это всегда приятно сэру Лестеру; он принимает это как некую
дань. Ему нравится костюм мистера Талкингхорна: подобный костюм тоже в
некотором роде - дань. Он безукоризненно приличен, но все-таки чем-то
смахивает на ливрею. Он облекает, если можно так выразиться, хранителя
юридических тайн, дворецкого, ведающего юридическим погребом Дедлоков.
Подозревает ли об этом сам мистер Талкингхорн? Быть может, да, а может
быть, и нет; но следует отметить одну замечательную особенность,
свойственную миледи Дедлок, как дочери своего класса, как одной из
предводительниц и представительниц своего мирка: смотрясь в зеркало,
созданное ее воображением, она видит себя каким-то непостижимым существом,
совершенно недоступным для понимания простых смертных, и в этом зеркале она
действительно выглядит так. Однако любая тусклая планетка, вращающаяся
вокруг нее, начиная с ее собственной горничной и кончая директором
Итальянской оперы *, знает ее слабости, предрассудки, причуды,
аристократическое высокомерие, капризы и кормится тем, что подсчитывает и
измеряет ее душевные качества с такой же точностью и так же тщательно, как
портниха снимает мерку с ее талии.
Допустим, что понадобилось создать моду на новый фасон платья, новый
обычай, нового певца, новую танцовщицу, новое драгоценное украшение, нового
карлика или великана, новую часовню - что-нибудь новое, все равно что. Этим
займутся угодливые люди самых различных профессий, которые, по глубокому
убеждению миледи Дедлок, способны лишь на преклонение перед ее особой, но в
действительности могут научить вас командовать ею, как ребенком, - люди,
которые всю свою жизнь только и делают, что нянчатся с ней, смиренно
притворяясь, будто следуют за нею с величайшим подобострастием, на самом же
деле ведут ее и всю ее свиту на поводу и, зацепив одного, непременно зацепят
и уведут всех, куда хотят, как Лемюэль Гулливер увел грозный флот
величественной Лилипутии *.
- Если вы хотите привлечь внимание наших, сэр, - говорят ювелиры Блейз
и Спаркл, подразумевая под "нашими" леди Дедлок и ей подобных, - вы должны
помнить, что имеете дело не с широкой публикой; вы должны поразить их в
самое уязвимое место, а их самое уязвимое место - вот это.
- Чтобы выгодно распродать этот товар, джентльмены, - говорят
галантерейщики Шийн и Глосс своим знакомым фабрикантам, - вы должны
обратиться к нам, потому что мы умеем привлекать светскую клиентуру и можем
создать моду на ваш товар.
- Если вы желаете видеть эту гравюру на столе у моих высокопоставленных
клиентов, сэр, - говорит книгопродавец мистер Следдери, - если вы желаете
ввести этого карлика или этого великана в дома моих высокопоставленных
клиентов, сэр, если вы желаете обеспечить успех этому спектаклю у моих
высокопоставленных клиентов, сэр, осмелюсь посоветовать вам поручить это
дело мне, ибо я имею обыкновение изучать тех, кто задает тон в среде моих
высокопоставленных клиентов, сэр, и, скажу не хвастаясь, могу обвести их
вокруг пальца.
И, говоря это, мистер Следдери - человек честный - отнюдь не
преувеличивает.
Итак, мистер Талкингхорн, быть может, не знает, что сейчас на душе у
Дедлоков; но скорей всего знает.
- Дело миледи сегодня опять разбиралось в Канцлерском суде, не правда
ли, мистер Талкингхорн? - спрашивает сэр Лестер, протягивая ему руку.
- Да. Сегодня оно опять разбиралось, - отвечает мистер Талкингхорн, как
всегда, неторопливо кланяясь миледи, которая сидит на диване у камина и,
держа перед собой ручной экран, защищает им лицо от огня.
- Не стоит и спрашивать, вышло ли из этого хоть что-нибудь путное, -
говорит миледи с таким же скучающим видом, какой был у нее в линкольнширской
усадьбе.
- Ничего такого, что вы назвали бы "путным", сегодня не вышло, -
отзывается мистер Талкингхорн.
- Да и никогда не выйдет, - говорит миледи.
Сэр Лестер не против бесконечных канцлерских тяжб. Тянутся они долго,
денег стоят уйму, зато соответствуют британскому духу и конституции. Правда,
сэр Лестер не очень заинтересован в тяжбе "Джарндисы против Джарндисов",
хотя, кроме участия в ней - и, значит, надежды на наследство, - миледи не
принесла ему никакого приданого, и он только смутно ощущает, как нелепейшую
случайность, что его фамилия - фамилия Дедлок - встречается лишь в бумагах,
приобщенных к какой-то тяжбе, тогда как должна бы стоять в ее заголовке. Но,
по его мнению, Канцлерский суд, даже если он порой несколько замедляет
правосудие и слегка путается, все-таки есть нечто, изобретенное - вкупе со
многими другими "нечто" - совершенным человеческим разумом для закрепления
навечно всего на свете. Вообще он твердо убежден, что санкционировать своей
моральной поддержкой жалобы на этот суд, все равно что подстрекать
какого-нибудь простолюдина поднять где-нибудь восстание... по примеру Уота
Тайлера *.
- Ввиду того, что к делу приобщено несколько новых показаний, притом
коротких, - начинает мистер Талкингхорн, - и ввиду того, что у меня есть
прескверный обычай докладывать моим клиентам, - с их разрешения, - обо всех
новых обстоятельствах их судебного дела, - осторожный мистер Талкингхорн
предпочитает не брать на себя лишней ответственности, - и далее, поскольку
вы, как мне известно, собираетесь в Париж, я принес с собой эти показания.
(Сэр Лестер, кстати сказать, тоже собирается в Париж, но великосветская
хроника жадно интересуется только его супругой.)
Мистер Талкингхорн вынимает бумаги, просит разрешения положить их на
великолепный позолоченный столик, у которого сидит миледи, и, надев очки,
начинает читать при свете лампы, прикрытой абажуром:
- "В Канцлерском суде. Между Джоном Джарндисом..."
Миледи прерывает его просьбой по возможности опускать "всю эту
судейскую тарабарщину".
Мистер Талкингхорн бросает на нее взгляд поверх очков и, пропустив
несколько строк, продолжает читать. Миледи с небрежным и презрительным видом
перестает слушать. Сэр Лестер, покоясь в огромном кресле, смотрит на пламя
камина и, кажется, величественно одобряет перегруженное бесчисленными
повторами судейское многословие, видимо почитая его одним из оплотов нации.
Там, где сидит миледи, становится жарко, а ручной экран, хоть и драгоценный,
слишком мал; он красив, но бесполезен. Пересев на другое место, миледи
замечает бумаги на столе... присматривается к ним... присматривается
внимательней... и вдруг спрашивает:
- Кто это переписывал?
Мистер Талкингхорн мгновенно умолкает, изумленный волнением миледи и
необычным для нее тоном.
- Кажется, такой почерк называется у вас, юристов, писарским почерком?
- спрашивает она, снова приняв небрежный вид, и, обмахиваясь ручным экраном,
пристально смотрит мистеру Талкингхорну в лицо.
- Нет, не сказал бы, - отвечает мистер Талкингхорн, рассматривая
бумаги. - Вероятно, этот почерк приобрел писарской характер уже после того,
как установился. А почему вы спрашиваете?
- Просто так, для разнообразия - очень уж скучно слушать. Но
продолжайте, пожалуйста, продолжайте!
Мистер Талкингхорн снова принимается за чтение. Становится еще жарче;



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.