read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



на траву, Дженни не могла налюбоваться ими, ее тянуло туда, где лучи
сверкали всего ярче, и, как завороженная, она уходила все дальше в мирную
чащу леса.
Она чувствовала всю прелесть красок. Чудесное сияние, что разливается
по небу в час заката, несказанно радовало и восхищало ее.
- Хорошо бы уплыть с этими облаками, - совсем по-детски сказала она
однажды.
Она нашла качели, которые сама природа сплела из лозы дикого винограда,
и теперь качалась на них с Мартой и Джорджем.
- Да, если бы была такая лодка, - сказал Джордж.
Запрокинув голову, Дженни смотрела на далекое облако - алый остров в
море серебра.
- Вот бы людям жить на таком острове, - сказала она.
Мысленно она была уже там и легко пробегала по воздушным тропам.
- Смотри, пчела, - объявил Джордж, показывая на летящего мимо шмеля.
- Да, - мечтательно отозвалась Дженни, - она спешит к себе домой.
- А разве у всех есть дом? - спросила Марта.
- Почти у всех, - ответила Дженни.
- И у птиц? - спросил Джордж.
- Да, - сказала Дженни, всем существом чувствуя поэзию этой мысли, - и
у птиц есть дом.
- И у пчел? - настаивала Марта.
- Да, и у пчел.
- И у собак? - спросил Джордж, увидев невдалеке на дороге одиноко
бредущего пса.
- Ну, конечно, - сказала Дженни. - Разве ты не знаешь, что у собак есть
дом?
- А у комаров? - приставал мальчик, заметив комариный хоровод, вьющийся
в прозрачных сумерках.
- Да, - сказала она, сама наполовину веря этому. - Слушайте!
- Ого - недоверчиво воскликнул Джордж. - Вот бы поглядеть, какие у них
дома.
- Слушайте! - настойчиво повторила Дженни и подняла руку, призывая к
молчанию.
Был тот тихий час, когда вечерний звон, как благословение, раздается
над гаснущим днем. Смягченные расстоянием звуки тихо плыли в вечернем
воздухе, и сама природа словно затихла, прислушиваясь вместе с Дженни. В
нескольких шагах от нее прыгала по траве красногрудая малиновка, Жужжала
пчела, где-то позвякивал колокольчик, подозрительное потрескивание в
ветвях выдавало крадущуюся за орехами белку. Забыв опустить руку, Дженни
слушала, пока протяжный звон не замер в воздухе, и сердце ее
переполнилось. Тогда она поднялась.
- О! - вырвалось у нее, и в порыве поэтического восторга она крепко
стиснула руки. В глазах ее стояли слезы. Чудесное море волновавшего ее
чувства захлестывало берега. Такова была душа Дженни.



3
Сенатор Джордж Сильвестр Брэндер был человек необычного склада.
Изворотливость политического дельца своеобразно сочеталась в нем с
отзывчивостью народного представителя. Уроженец южного Огайо, он там же
вырос и получил образование, если не считать двух лет, когда он изучал
право в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Он знал гражданское и
уголовное право, пожалуй, не хуже любого жителя своего штата, но никогда
не занимался им с тем усердием, которое необходимо для выдающихся успехов
на адвокатском поприще. Он неплохо зарабатывал, и ему не раз
представлялась блестящая возможность заработать куда больше, если бы он
пожелал пойти на сделку с совестью, но на это он не был способен. И,
однако, при всей своей честности и неподкупности, он под час не мог
устоять перед просьбой какого-нибудь приятеля. Лишь недавно, на последних
президентских выборах, он поддержал кандидатуру человека, который -
Брэндеру это было хорошо известно - отнюдь не обладал качествами,
необходимыми для правителя.
Точно так же он был повинен в том, что несколько раз предоставлял
государственные должности людям сомнительным, а в двух или трех случаях -
явно непорядочным. Когда его начинали одолевать угрызения совести, он
успокаивал себя любимым присловьем: "Мало ли что в жизни бывает". Иной раз
он подолгу, одиноко просиживал в своем кресле, погруженный в невеселое
раздумье, и потом, поднимаясь, с виноватой улыбкой повторял эти слова.
Совесть его отнюдь не молчала, а его сердце во всяком случае чутко
отзывалось на все.
Этот человек, трижды избиравшийся в законодательное собрание штата от
округа, в состав которого входил Колумбус, и дважды в сенат Соединенных
Штатов, никогда не был женат. В юности он серьезно влюбился, и не его
вина, что это не кончилось браком. Дама его сердца не пожелала ждать его,
а ему тогда предстояло еще долго добиваться положения, которое дало бы ему
возможность содержать семью.
Высокий, статный, широкоплечий, он внушал уважение одним своим видом.
Он пережил утраты, изведал удары судьбы, в нем было что-то, вызывающее
симпатию в людях с живым воображением. Он слыл добрым и любезным, а его
коллеги по сенату считали, что он звезд с неба не хватает, но очень милый
человек.
Тогдашнее пребывание сенатора Брэндера в Колумбусе было вызвано
необходимостью укрепить его пошатнувшийся политический престиж. На
последних выборах в конгресс его партии не повезло. Сам он располагал
достаточным количеством голосов и мог вновь быть избран, но для того,
чтобы удержать их за собой, требовалось немало политической
изворотливости. Ведь есть еще честолюбцы, кроме него. Найдется с полдюжины
возможных кандидатов, и любой из них будет рад занять его место. Он
отлично понимал, что сейчас от него требовалось. Противникам будет не
так-то просто его одолеть, но если это и произойдет, думалось ему,
президент, конечно, не откажется поручить ему какой-нибудь дипломатический
пост за границей.
Да, сенатора Брэндера вполне можно было назвать человеком
преуспевающим, но при всем том он чувствовал, что в его жизни чего-то не
хватает. Он еще не сделал всего, что хотел. Вот ему пятьдесят два года, у
него незапятнанная репутация почтенного, уважаемого и видного деятеля, но
он одинок. Невольно он все снова и снова думал о том, что рядом нет
никого, кому он был бы дорог. Собственная комната подчас казалась ему
странно пустой, и он испытывал отвращение к самому себе.
"Пятьдесят лет! - часто думал он. - И один, один, как перст..."
В этот субботний вечер, когда он сидел у себя в комнате, к нему
тихонько постучали. Он в это время размышлял о том, сколь проходящее все в
мире - и жизнь, и слава, и сколь бесплодна с этой точки зрения его
политическая деятельность.
"Сколько мы бьемся, чтобы завоевать какое-то положение, - думалось ему.
- А пройдет несколько лет, и как мало все это будет значить для меня!"
Он поднялся, распахнул дверь и увидел Дженни. Она предложила матери
отнести белье, не дожидаясь понедельника, чтобы удивить сенатора быстротой
работы.
- Заходите, - сказал Брэндер и, как и в первый раз, любезно пропустил
ее вперед.
Дженни вошла, ожидая похвалы за то, что они так быстро справились, но
сенатор этого даже не заметил.
- Ну, милая барышня, - сказал он, - как вы поживаете?
- Очень хорошо, - ответила Дженни. - Мы с мамой решили не ждать
понедельника, а принести вам белье сегодня.
- Ну, это совершенно все равно, - небрежно заметил Брэндер. - Положите
вон там, на стуле.
Дженни, не подумав о том, что ей еще не заплатили, собралась уходить,
но сенатор удержал ее.
- Как поживает ваша матушка? - приветливо спросил он.
- Хорошо, - просто ответила Дженни.
- А ваша сестренка? Ей лучше?
- Доктор говорит, что лучше, - ответила Дженни.
- Присядьте, - продолжал сенатор. - Я хочу с вами побеседовать.
Девушка опустилась на стоявший рядом стул. Слегка откашлявшись, сенатор
продолжал:
- А чем больна ваша сестра?
- У нее корь, - объяснила Дженни. - Одно время мы даже думали, что она
уже не поправится.
Слушая девушку, сенатор пристально всматривался в ее лицо, и оно
казалось ему необыкновенно трогательным. Она так бедно одета и так
восхищается его высоким положением. В нем шевельнулся стыд за богатство и
роскошь, в которой он жил. Что и говорить, судьба высоко вознесла его!
- Я рад, что ей лучше, - мягко сказал он. - А сколько лет вашему отцу?
- Пятьдесят семь.
- Он поправляется?
- Да, сэр, он уже встает с постели, только еще не выходит из дому.
- Кажется, ваша матушка говорила, что по профессии он стеклодув?
- Да, сэр.
Брэндер хорошо знал, что местная стекольная промышленность переживает
кризис. Это было одним из результатов последней политической кампании.
Должно быть, положение Герхардтов действительно очень тяжелое.
- Ваши младшие братья и сестры все ходят в школу?
- Д-да, сэр, - с запинкой ответила Дженни. Ей стыдно было сознаться,
что один из братьев бросил учение, потому что у него развалились башмаки.
И ее мучило, что пришлось солгать.



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.