read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



сможешь так ожесточить свое сердце, чтобы пойти против меня.
Стефен не смел поднять глаз, боясь, что не сумеет совладать с собой и
расплачется. Он был побежден... во всяком случае, сейчас.
А ведь он собирался бороться, ожесточенно бороться и поклялся Глину,
что победит.
- Хорошо, - пробормотал он наконец, испив до конца чашу горечи, какую
поражение приносит мягким, но страстным натурам. - Если вы так этого
хотите... я попробую поехать в Дом благодати... Посмотрим, что из этого
получится.



3
Бертрам медленно поднимался наверх. Он испытывал огромное облегчение,
но не менее огромным было и внезапно возникшее чувство усталости, а также
чувство не покидавшей его тревоги. У двери в спальню жены он остановился,
склонив голову набок, прислушался, затем легонько постучал и, инстинктивно
призвав на помощь все свое мужество, вошел.
Спальня его жены представляла собой большую комнату, которая в прошлом
была верхней гостиной; покойный каноник Десмонд считал ее лучшей комнатой
в доме, очевидно из-за правильных пропорций и местоположения, так как окна
ее выходили на восток, а потому не только распахивались навстречу
утреннему солнцу, но и позволяли любоваться видом на холмы Даунс. Избрав
эту комнату в качестве своей спальни и гостиной, жена Бертрама сохранила
кое-что из первоначальной обстановки: стулья с мягкими сиденьями, вышитыми
крестиком, чиппендейлевскую кушетку, большое полукруглое зеркало в
гипсовой раме, висевшее над белым мраморным камином, и красный
брюссельский ковер. Заслонившись экраном от сквозняка, Джулия Десмонд
лежала в постели под атласным одеялом и читала. Это была хорошо сложенная,
прекрасно сохранившаяся сорокапятилетняя женщина с приятным, необычайно
беспечным выражением пухлого гладкого лица и густой копной каштановых
волос, образовавших на подушке нечто вроде облака.
Отметив бледным ногтем место в книге, на которой был нарисован один из
знаков Зодиака, Джулия приподняла тонкие брови и обратила на мужа
вопрошающий взгляд. Глаза у нее под мясистыми бледными веками были
голубые-голубые, точно незабудки, - такие бывают обычно у младенцев.
- Вот Стефен и снова дома, - сказал настоятель.
- Да... Мне показалось, что милый мальчик неплохо выглядит.
Можно было не сомневаться, что она скажет своим томным,
аристократическим тоном нечто прямо противоположное мнению мужа.
- Как голова?
- Благодарю, получше. Я сегодня днем сидела слишком долго на солнце.
Это раннее весеннее солнце очень коварно. Но я уже приняла все необходимые
меры.
По приспособлению, лежавшему на маленьком столике, он понял, что она
только что закончила вибрационный массаж. На выступе камина стоял
металлический чайник, из носика которого со свистом вырывалось веселое
перышко пара, указывавшее на то, что через четверть часа будет принесен
экстракт из отрубей и из него приготовлено снадобье; затем будут
раздавлены и проглочены таблетки дрожжей, принята ложка йогурта - или это
теперь не йогурт, а сухие морские водоросли? Потом будет заново наполнена
горячей водой грелка, подброшены на ночь дрова в камин, притушен свет,
намочены кусочки марли и положены на глаза. И снова - хотя, призвав на
помощь весь запас христианского долготерпения, он гнал от себя эти мысли -
перед ним возник вечный вопрос; зачем он, собственно, женился на ней?
Она была, конечно, красива своеобразной красотой статуэтки - этого
нельзя отнять у нее даже сейчас - и, будучи единственной дочерью сэра
Генри Марсдена из Хейзелтон-парка, считалась в то время в их графстве
"завидной партией". Кто бы мог предположить, глядя на нее, когда она,
такая юная, с горделивой осанкой лебедя, принимала, например, гостей в
Хейзелтон-парке во время летнего праздника или, улыбающаяся, но
сдержанная, окруженная молодыми офицерами из Чарминстерских казарм,
вызывала всеобщее восхищение на охотничьем балу, - кто бы мог
предположить, что у нее со временем разовьются такие странности или из нее
выйдет такая никчемная жена?
Если не считать нескольких летних празднеств, которые они устроили в
первые годы своего брака, когда в широкополой шляпе, волоча за собой
зонтик в кружевных оборках, она грациозно бродила по лужайкам, Джулия с
непоколебимой решимостью отказывалась что-либо делать для прихожан.
Господь бог, мило заявляла ока, создал ее не для того, чтобы носить суп
бедным поселянам или растрачивать здоровье, корпя над приданым для
младенцев, и тем самым поощрять их появление на свет. К счастью, жена
епископа полюбила ее, но с женами духовенства рангом ниже Джулия ни за что
не желала общаться. Она предпочитала проводить время у окна или в розарии,
где просиживала, разодевшись в пух и прах, за бесконечным вышиванием
шелками, то и дело отрываясь от этого занятия и подолгу глядя в
пространство или вдруг, осененная внезапной мыслью, принимаясь записывать,
что надо сказать доктору, к которому, давно разуверившись в местном враче,
она ездила два раза в месяц в Лондон. Дети, которых она родила с
поразительной легкостью и беспечностью, представляли для нее лишь
эпизодический интерес. Она терпела их постольку, поскольку они не вносили
неудобств в ее жизнь. Однако ее отрешенность постепенно возрастала, и она
все больше замыкалась в себе, в своем особом мире счастливой ипохондрии,
сосредоточив все интересы на физических функциях своею организма. И теперь
- мог ли он, о боже, предвидеть это, когда в насыщенный ароматом роз день,
двадцать лет назад, чуть не умер от блаженства и мучительной сладости ее
душистого поцелуя? - теперь ничто в такой мере не интересовало ее, ничто
не доставляло ей большего удовольствия, как мило рассуждать с ним о цвете
и консистенции своего стула.
Пожалуй, чучело боевого коня (память о Балаклаве), стоявшее в холле ее
отца, могло бы послужить предупреждением будущему настоятелю, но - увы! -
кто бы мог предсказать, что отец Джулии, который до семидесяти лет был
лишь милым чудаком, возившимся в свободное время со всякой механикой (он,
например, предпринял электрификацию своего поместья с помощью снабженных
парусами ветряных мельниц или занимался таким безобидным делом, как
изобретение скорострельного ружья, которое, хоть и не было принято на
вооружение военным ведомством, все же поразило в мягкое место их старого и
верного дворецкого), кто, спрашиваю я вас, мог бы подумать, что этот
неугомонный чудак под конец совсем выживет из ума и возьмется за
грандиозный проект создания летательного аппарата, причем, заметьте, не
простого, на каком впоследствии перелетел через Ла-Манш Блерио (хотя и это
уже само по себе было бы великим злом), а сложной конструкции с
диковинными винтами, которая якобы могла подняться вертикально в воздух, -
словом, геликоптера. Таким образом, бросая вызов законам земного
притяжения, сэр Генри принялся строить в своем прелестном парке сараи и
ангары, выписал из-за границы рабочих, инженеров, бельгийца-механика, стал
сорить деньгами направо и налево - короче говоря, довел себя до
банкротства и, так и не воспарив над нашей грешной землей, умер всеобщим
посмешищем. В результате в Хейзелтон-парке, который мог бы принадлежать
Джулии, теперь женская школа, в большом ангаре устроили гимнастический
зал, а сараи - свежевыкрашенные страшилища - превратили в склады для
грязных хоккейных клюшек и рваной спортивной обуви.
Неужели, в приливе отчаяния подумал Бертрам, эта наследственная
неуравновешенность и заговорила сейчас в Стефене? Нет, нет... не может
быть. Мальчик слишком похож на него и по складу ума и внешне, - в нем все
от отца, это его второе "я". Однако владевшая им тревога и затем эта
тягостная догадка побуждали настоятеля, вопреки здравому смыслу, открыть
жене душу и искать у нее утешения.
- Знаешь, моя дорогая, - сказал он, - я считаю, что мы должны приложить
все усилия, чтобы развлечь Стефена и как-то встряхнуть его.
Джулия в изумлении уставилась на мужа. Она обладала удивительной
способностью понимать все буквально.
- Мой дорогой Бертрам, ты же прекрасно знаешь, что я не в состоянии
делать какие-либо усилия. И потом, почему мы должны встряхивать Стефена?
- Я... я тревожусь за него. Он и всегда-то был необычным ребенком. А
сейчас у него такой тяжелый период.
- Тяжелый период, Бертрам? Разве он не вышел из переходного возраста?
- Конечно, вышел... Но ты же знаешь, как бывает с молодыми людьми. У
них весной появляются такие странные идеи.
- Ты хочешь сказать, что Стефен влюбился?
- Нет... впрочем, конечно, он неравнодушен к Клэр.
- В таком случае, что же ты имеешь в виду, Бертрам? Он ведь не болен.
Ты сам минуту назад сказал, что он отлично выглядит.
- Не я, а ты это сказала. - В тоне Бертрама невольно проскользнуло
раздражение. - По-моему, он вовсе не хорошо выглядит. Но я вижу, ты не
склонна разделять мою тревогу.
- Если ты пожелаешь сообщить мне, о чем твоя тревога, мой дорогой, то я
с удовольствием выслушаю тебя. Но неужели надо волновать еще и меня -
разве не достаточно того, что ты сам волнуешься? По-моему, я выполнила
свою роль, произведя детей на свет. Должна тебе сказать, что в этом
занятии, от начала и до конца, очень мало приятного. А остальное уж твоя
забота. Я никогда не вмешивалась в то, что ты делал. Почему же ты хочешь,
чтобы я вмешалась сейчас?
- Ты права. - Он попытался побороть в себе горечь. - Тебе, конечно,
будет глубоко безразлично, если Стефен погубит свою жизнь. Послушай,
Джулия, в нем есть что-то, чего я не могу понять и что он скрывает глубоко
в душе. О чем он на самом деле думает? Кто его друзья? Помнишь, когда
Джофри был у него в прошлом году в колледже святой Троицы, он встретил у
нашего мальчика совершенно немыслимого человека... какого-то проходимца,



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.