read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



не стал расстраиваться, чтобы не терять даром драгоценного времени. Паж
сказал далее, что обед в большом зале уже подходит к концу и что, чуть
только начнется беседа и попойка, сэр Кэй повелит позвать меня, покажет
королю Артуру и его славным рыцарям, сидящим за Круглым Столом, и начнет
хвастать подвигом, который он совершил, захватив меня в плен; при этом он,
по всей вероятности, будет немножко преувеличивать, но мне не следует
поправлять его: это неучтиво, да и не безопасно; а когда на меня вдоволь
насмотрятся - марш в темницу; но он, Кларенс, непременно найдет способ
навещать меня время от времени и постарается передать весточку моим
друзьям.
Передать весточку моим друзьям! Я поблагодарил его: мне ничего другого
не оставалось. Тут к нам подошел лакей и сказал, что меня зовут; Кларенс
ввел меня в замок, усадил и сам сел рядом со мной.
Я увидел зрелище забавное и прелюбопытное. Огромный зал с почти голыми
стенами, в котором все было полно кричащих противоречий. Он был очень,
очень высок, этот зал, так высок, что в сумраке, сгущавшемся наверху, едва
можно было различить знамена, свешивавшиеся со сводчатых балок и брусьев
потолка. По обеим концам зала шли высокие галереи, огороженные каменными
перилами, - на одной сидели музыканты, а на другой женщины, ослепительно
ярко одетые. Пол был вымощен большими каменными плитами, истоптанными,
щербатыми и нуждавшимися в замене. Украшений, говоря по правде, не было
никаких; впрочем, по стенам висели большие ковры, которые, вероятно,
считались произведениями искусства; на них были изображены битвы, но кони
напоминали тех, которых лепят из пряничного теста или которых дети
вырезают из бумаги, а люди были покрыты чешуйчатой броней, причем чешуйки
заменялись круглыми дырочками, так что казалось, будто по всей кольчуге
прошлась вилка, которой накалывают печенье. В зале находился камин, такой
огромный, что в нем мог расположиться целый лагерь; обрамленный колоннами
из резного камня, он напоминал врата собора. Вдоль стен стояли воины в
панцирях и шлемах, они держали в руках алебарды - никакого другого оружия
у них не было - и стояли так неподвижно, что их можно было принять за
статуи.
Посреди этой крытой и мощеной рыночной площади стоял дубовый стол,
который называли Круглым Столом. Он был обширен, как цирковая арена;
вокруг него сидело множество мужчин в таких пестрых и ярких одеждах, что
глазам было больно смотреть на них. На головах у них были шляпы с перьями;
они приподнимали эти шляпы только тогда, когда обращались к королю.
Большинство было занято выпивкой, - они пили из цельных бычьих рогов;
некоторые жевали хлеб или глодали бычьи кости. На каждого человека
приходилось не менее двух псов; псы сидели выжидая и, когда кто-нибудь
швырял им кость, разом кидались к ней целыми бригадами и дивизиями;
начинался бой - головы, туловища, мелькающие хвосты смешивались в
беспорядочную кучу, поднимался такой неистовый вой и лай, что всякий
разговор приходилось прекращать; но на это никто не жаловался, потому что
собачьи драки были интереснее любого разговора; мужчины порой вскакивали,
чтобы лучше видеть, и бились об заклад, которая собака победит, а дамы и
музыканты перегибались через перила; и со всех сторон раздавались
восторженные восклицания. В конце концов пес-победитель удобно вытягивался
на полу, рядом с полсотней других победителей, держа в лапах кость, и с
ворчанием грыз ее, пачкая пол, а придворные принимались за прежние свои
занятия и развлечения.
В общем речи и манеры этих людей были изящны и учтивы; и, насколько я
мог заметить, они в промежутках между собачьими драками выслушивали своих
собеседников дружелюбно и внимательно. Притом они были по-детски
простодушны; каждый из них чудовищно врал с обезоруживающей наивностью и
охотно слушал, как врут другие, всему веря. Представление о жестоком и
страшном не вязалось с ними; а между тем они с таким искренним упоением
рассказывали о крови и муках, что я даже перестал содрогаться.
Я был не единственным пленником в зале. Кроме меня, было еще человек
двадцать, а может и больше. Многие из этих несчастных были изувечены,
исцарапаны, изранены самым страшным образом; их волосы, их лица, их одежда
были выпачканы засохшей черной кровью. Они, безусловно, очень страдали от
усталости, голода и жажды; и никто не дал им умыться, никто из простого
милосердия не позаботился об их ранах; и, однако, сколько бы вы ни
слушали, вы никогда не услышали бы от них ни одного стона, сколько бы вы
ни смотрели, вы не заметили бы никакого беспокойства, никакого желания
пожаловаться. И я невольно подумал: "Они, как видно, в свое время сами так
же обращались с другими; и теперь, когда настала их очередь, они ничего
лучшего не ждут. Следовательно, их философское смирение вовсе не результат
мысли, самообладания, силы ума; они терпеливы, как животные; они попросту
белые индейцы".



3. РЫЦАРИ КРУГЛОГО СТОЛА
Беседы за Круглым Столом были в сущности монологами. Рыцари
рассказывали друг другу, как они захватывали пленных, убивали их друзей и
сторонников и забирали коней и оружие. Насколько я мог судить, эти
убийства совершались не из мести за обиду, не из старой вражды, не из-за
внезапных ссор; нет, это по большей части были поединки между незнакомыми
людьми, между людьми, которые не были даже представлены друг другу и не
сделали друг другу ничего дурного. Не раз случалось мне видеть, как два
мальчика, незнакомые и случайно встретившиеся, говорили в один голос: "Вот
я тебе задам!" - и принимались драться; но до сих пор я полагал, что так
поступают только дети и что это свойственно исключительно детскому
возрасту; однако эти большие дети поступали точно так же и гордились
своими поступками, несмотря на почтенный возраст. И все-таки в этих
больших простодушных существах было что-то милое и привлекательное.
Правда, мозгов в этой огромной детской не хватило бы и на то, чтобы
насадить их на рыболовный крючок для приманки; но мозги в подобном
обществе и не нужны, - напротив, они только мешали бы и всех стесняли,
лишили бы это общество его законченности и, пожалуй, сделали бы
невозможным самое его существование.
Почти у всех были приятные и мужественные лица; многие из этих рыцарей
держались с таким достоинством и такой учтивостью, что всякая критика
невольно должна была бы умолкнуть. Особенной добротой и чистотой дышало
лицо того, кого они называли сэром Галахадом, и лицо короля; а в огромном
теле и в горделивой осанке сэра Ланселота Озерного было много настоящего
величия.
Внезапно случилось происшествие, которое привлекло к сэру Ланселоту
всеобщее внимание. По знаку какого-то человека, по-видимому
церемониймейстера, шесть или восемь пленников выступили вперед, упали на
колени, подняли руки к галерее, на которой сидели дамы, и принялись
просить о позволении молвить слово королеве. Дама, сидевшая на самом
видном месте в этом цветнике женской красоты и изысканности, наклонила
голову в знак согласия. Тогда один из пленников от лица всех заявил, что
он предает себя и всех своих товарищей в руки королевы, предоставляя ей
право помиловать их, потребовать за них выкуп, заточить в темницу или
предать их смерти, как она пожелает; далее он заявил, что обращается к ней
по повелению сэра Кэя, сенешаля, который всех их взял в плен, победив в
честном бою.
Изумление появилось на всех лицах; благодарная улыбка исчезла с лица
королевы, - услышав имя сэра Кэя, она была явно разочарована; и паж с
язвительнейшей насмешкой шепнул мне на ухо:
- Сэр Кэй, как же! Так я и поверю! Можете назвать меня девчонкой, милые
мои, или морской крысой! Людям придется две тысячи лет ломать себе головы,
чтобы придумать еще одну такую же чудовищную чепуху.
Глаза всех испытующе и строго устремились на сэра Кэя. Но он оказался
на высоте положения. Он встал и величаво взмахнул рукой. Он объявил, что
сейчас расскажет все, как было, придерживаясь только фактов; он расскажет
истинную правду, без всяких добавлений.
- И тогда, - сказал сэр Кэй, - вы воздадите честь и хвалу сидящему
здесь могущественнейшему из героев, когда-либо носивших щит и сражавшихся
мечом в рядах христианских воинств! - И он указал рукой на сэра Ланселота.
Это было здорово придумано, он поразил всех. Затем Кэй рассказал, как
сэр Ланселот в поисках приключений убил семерых великанов одним взмахом
своего меча и освободил сто сорок томившихся в плену дев; как он двинулся
дальше, навстречу новым приключениям, и увидел его (сэра Кэя) в неравном
бою с девятью иноземными рыцарями; как сэр Ланселот один вызвал их на бой
и победил всех девятерых; как следующей ночью сэр Ланселот встал
потихоньку, надел латы сэра Кэя, взял коня сэра Кэя и поехал на том коне в
дальние страны и в одном бою победил шестнадцать рыцарей, а в другом бою -
тридцать четыре; и как всех побежденных, и этих и прежних, он заставил
поклясться, что в троицын день они явятся ко двору Артура и предадут себя
в руки королевы Гиневры, назвав себя пленниками сэра Кэя, сенешаля, и
добычей его рыцарской доблести; и вот полдюжины уже явилось, а остальные
явятся, чуть только излечатся от своих жестоких ран.
Трогательно было видеть, как улыбалась и краснела королева, как смущена
и счастлива была она и как бросала украдкой такие взгляды на сэра
Ланселота, что, будь это в Арканзасе [Арканзас - один из рабовладельческих
штатов США, где среди плантаторов процветали дикие нравы, произвол и
кулачная расправа], его сразу бы застрелили.
Все восхваляли доблесть и великодушие сэра Ланселота; а я дивился тому,
каким образом один человек может победить и взять в плен столько опытных
воинов. Я высказал свое недоумение Кларенсу, но этот ветреный насмешник
ответил:
- Если бы сэр Кэй успел влить в себя еще один мех кислого вина,
побежденных было бы вдвое больше.
Внезапно по лицу мальчика пробежало облако такого глубокого уныния, что



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.