read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


С Володиным и Рощиным ничего, конечно, не получилось, и Ашот решил сам
взяться за дело. Как-то занесло их в повторный кинотеатр на "Шинель" с
Роланом Быковым. Когда-то ее видели, но позабыли, а сейчас она вдруг
вдохновила.
- Все! Ты Акакий Акакиевич! - выпалил Ашот. - Ты и только ты! Я пишу
"Шинель"!
- Побойся Бога, - смеялся Сашка. - Акакий Акакиевич третий этаж с
трудом одолевает...
- Если надо, я и старосветских помещиков заставлю скакать. Была бы
музыка...
И Ашот окунулся в Гоголя.
Сашке на какое-то время сперло в зобу дыхание, но витал он в облаках
более низкого слоя. "Я не стратег, я тактик", - говорил он и, с трудом
после ночной прогулки продрав утром глаза, бежал на репетицию.
И тем не менее он втягивался все же в эту придуманную Ашотом
увлекательную игру. А в игре этой рождалось - для Ашота, во всяком случае,
это было яснее ясного - новое слово, то самое, ничуть не уступающее
русскому балету начала века в Париже. Никак не меньше. И, если б желание
могло сдвинуть горы, Арарат возвышался бы над Адмиралтейской иглой.


3
В самый разгар работы над "Шинелью" свалилась на Сашку заграничная
поездка.
- Ладно, катись покорять мир, - заявил Ашот, - а я к вашему приезду все
закончу.
И Сашка улетел.
Гастроли, судя по доходившим сведениям - даже "Голос Америки" об этом
сообщал, - проходили хорошо. Их продлили еще на две недели, поговаривают о
Штатах.
Вернувшийся раньше остальных - то ли жена заболела, то ли мать умерла -
завлит Пупков сообщил, что Куницын прошел отлично - вызовы, цветы,
девочки. И не пьет.
Потом наступила пауза. Никто из Канады не звонил. "Голос" переключился
на более злободневное.
- Глубинку обслуживают, - заявлял Роман. - В Клондайк поехали, к
золотоискателям, "искусство - в массы".
И вдруг...
В час ночи, когда уже все легли спать, явился к Ашоту Роман.
Встрепанный какой-то. Рануш Акоповна, мать Ашота, даже испугалась.
- Ты чего? - поразился Ашот. - Другого времени не мог найти?
- У тебя приемник есть?
- Не работает, батареи сели. А что?
- А то, что Сашка наш драпанул.
- То есть как драпанул?
- А вот так, драпанул, и все. Убежище попросил.
Ашот обомлел.
- Врешь! Не может быть.
- Мне лабух их, Гошка-флейтист, сказал. Он слышал.
- По "Голосу"?
- А хрен его знает, то ли "Голос", то ли Би-Би-Си.
- Врет твой лабух, напутал что-то...
- Может, и врет, за что купил, за то и продаю.
Долго молчали. Ашот стал искать трубку, первый признак волнения. Мать
из соседней комнаты спросила:
- Что, какие-нибудь неприятности?
- Да нет, так, чепуха, выпил лишнего... - и, положив палец на губы: -
Матери пока ни звука.
Что и говорить, оба были ошарашены. Роман домой не пошел, остался
ночевать. Устроились вдвоем на продавленном диване, никак не могли
заснуть.
- Не верю, ну вот не верю, - громким шепотом говорил Ашот. - Ну,
честолюбив, ну, тщеславен, упился своим успехом, глаза и зубы разгорелись,
кто-нибудь там написал, что он второй Нуреев, но он же не Нуреев, ему не
только слава нужна...
- Нужна, всем им нужна.
- Без нас не нужна. Поверь мне. Я знаю Сашку как облупленного.
- Но ты к славе относишься по-другому. Не презираешь, отнюдь нет, но и
цену ей знаешь. Она ослепляет, но ты у нас соколиный глаз.
- Пойми, Ромка, он же ленинградец, питерец, он не может без
Адмиралтейской иглы и дома на Мойке, без Черной речки, без нас с тобой,
без мамы. Не может!
- А вот и смог. Ты же _сможешь_, когда попрешься в загс со своей
Антуанеттой.
- С Анриеттой. Но это совсем другое. Я б и здесь с ней остался, поверь
мне, но она ни в какую. Пробовал уже. Ни в какую...
- В чем же разница? В предмете любви? Ты - в свою парижанку, а он в
успех... Успех, успех, Ашотик, с ним не так легко бороться.
Для этого другие мускулы нужны. Не икроножные.
- О Господи!.. - Ашот стал усердно выбивать трубку, опять закурил. -
Как же жить будем?
Так и не заснули они в эту ночь. Ни свет ни заря помчались в Кировский,
пронюхать. Театр был на гастролях - часть в Канаде, часть в Киеве, - и
слонявшиеся по коридору одиночки, к которым подкатились, не пробалтываясь,
озабочены были собственными материальными трудностями. Гошку-флейтиста
обнаружить не удалось, другие лабухи, в основном, стреляли на пиво.
На третий или четвертый день Ромка дознался у секретарши Эльвиры,
которая была к нему неравнодушна, что слух подтвердился, продление
гастролей в Канаде отменено и весь состав в начале будущего месяца
вернется домой.
- Ну и отколол наш Сашка, - не очень осуждая, вздыхала рыжая Эльвира,
поглядывая на Ромку. - Кто б мог подумать? Вы бы решились на такое? И у
него ведь мама осталась...
Как-то все вдруг оборвалось, померкло. Ходили сумрачные, пытались
узнать у владельцев "Спидол", кто что слышал. Но глушка остервенела, никто
ничего не мог поймать. Кто-то приехавший из Комарова говорил, что чего-то
там уловил, но толком понять ничего нельзя было. То ли через забор
какой-то перепрыгнул, то ли из ресторана смылся, оставив чемоданы в
номере. Мура какая-то.
Никак не могли примириться - ни Роман, ни Ашот, - что все от них было
скрыто. Не мог же он просто так, глотнув тамошнего гнилого воздуха, взять
да и решиться. Очевидно, готовился, заранее все продумал. И даже спьяну -
ни полсловом.
- А последний вечер, все эти "любовью брата, любовью брата", что это?
Хреновина какая-то, - Ашот кипятился, без конца прикуривал трубку, никак
не мог понять, как открытый, душа нараспашку, никогда никакой задней
мысли, весь наружу Сашка мог тайно к чему-то подготовиться. - Ну вот не
может, не умеет, не получилось бы. Где-то, краешком каким-то, но
проболтался бы... Ни хрена не пойму. А мама? Да она не переживет! А ведь
любит же, гад, ее. Мне бы таким внимательным быть, заботливым... И эти
слезинки в глазу, когда прощался. Ведь на всю жизнь! И с работы же
прогонят Веру Павловну, как пить дать...
Роман эмоции свои скрывал.
- Будем реалистами. Мама там или не мама, но Сашка, ты же знаешь -
"желаю славы я"! Желает. И будет она у него. Увидишь. Затмит Рудольфа,
тому уже под сорок. К Сашке подкатились, не сомневаюсь, он там прошел, это
же факт, наговорил сорок бочек... Буду посылки, шмотки посылать, маму
вызволю в конце концов, пройдет время, Брежнев закруглится, а новый... В
общем, купили нашего Сашку. Жаль, конечно, но купили Сашку. - И с грустью:
- И останусь я совсем один. Ты со своей парижанкой тоже ведь укатишь.
Ашот мычал нечто невнятное. Анриетт вот-вот должна была приехать.
В начале июля возвратились "канадцы". Растерянные, подавленные. На
таможне продержали часа три, не меньше, оставили только по одной паре
джинсов (везли по пять), рылись во всех сумочках, отобрали даже футбольные
и хоккейные журналы.
Сашка, как выяснилось - говорили об этом зло, с трудно скрываемой
завистью, - действительно драпанул из ресторана. За час до отлета, до
автобуса. Просто встал, не допив кофе, я сейчас, мол, все решили, что то
ли в уборную, то ли к телефону, только его и видели. Все чемоданы с
барахлом остались. Он жил с Тимофеевым, второй скрипкой, все они по двое
жили, кроме начальства. Его с трудом удалось расколоть, Тимофеева, но на
третий день уговорили, потащили в "Восточный". Понять его было трудно -
возможно, велели не трепаться, а может, Сашка его ловко вокруг пальца
обвел, но, по его рассказам, Сашка не очень-то отлучался, с бабами не
водился, по этой части было очень строго, сказали, тут же домой отправят,
работы было навалом, уставали, как черти.
- Ну, а он? Замечал ты что-нибудь? Волновался, нервничал?
- Да вроде нет. Последние день-два, может быть. Все, в общем-то,
волновались, бегали по магазинам, подсчитывали деньги. Бабы к нему липли,
что и говорить, но, кажется, никого не трахнул.
- Но, наверное ж, он с кем-то переговоры вел. Не мог же без этого. С
кем-то встречался?
- А хрен его знает. По телефону с кем-то говорил то ли по-английски, то
ли по-французски, я в этом деле ни бум-бум.
Так толком ничего и не удалось добиться у тупого этого скрипача,
насмерть ушибленного всем происшедшим на границе, у него чуть не отобрали
купленный смычок, все деньги на него ухлопал, не жрал почти. Помог Зуев,
дерьмо дерьмом, но смычок не джинсы - заступился.



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.