read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Одного из них звали Курт Трахтенберг, другого - Жан Дюруа.
- Ну, как мы вас выследили, - на ломаном русском языке похвастался Трахтенберг. Он был высоким и белобрысым, как и положено немцу. Вылитая белокурая бестия. Француз же Жан Дюруа был мулатом.
- И все же вынужден заметить, что пунктуальность не входит в число ваших добродетелей, - проговорил я.
Никто этой фразы не понял. В том числе и русскоязычные Джаич с шофером.
- Куда вас отвезти? - нетерпеливо поинтересовался последний.
- Вы знаете, где находится Паризю штрассе? - Это снова был Трахтенберг.
- Нет.
- О'кэй, тогда мы на "Вольво" поедем впереди, а вы следуйте за нами.
Пью Джефферсон предпочел общество "голых пистолетов", мы же с Джаичем и Саймоном снова оказались в БМВ.
Будучи писателем еще неопытным, я совершенно забыл упомянуть, что стояло лето. Солнце щедро одаривало все вокруг своей бесплатной энергией, и от подобной расточительности и предметы, и люди доходили до состояния белого каления. В нашем БМВ, очевидно, имелся кондиционер, но жмот-шофер не пожелал его включить. Вместо этого он открыл окошко со своей стороны и наслаждался бьющим оттуда горячим потоком воздуха. Я тоже было нажал кнопку на двери и опустил стекло, но ощущение было такое, словно я подставился под аппарат для обсушивания рук. Бедняга Саймон совсем скис. Лучше всего было Джаичу. С такой худобой подобные превратности судьбы переносились с куда большей легкостью, нежели с моим жирком или с шерстью Саймона, пусть даже стриженой. Грянь морозы, тогда бы мы еще посмотрели...
Мы обогнули какую-то живописную церковь и остановились у дома, напротив которого располагался продовольственный магазин с математическим названием "Плюс". Шофер с отвращением вышвырнул наши вещи из багажника, глянул на часы и собрался было улизнуть.
- Чуть позже я позвоню Горбанюку и сообщу, когда ты нам завтра понадобишься, - бросил ему вдогонку Джаич.
Слова настигли того, словно камень, пущенный из пращи. Он замер, повернулся, и на губах его заиграла нехорошая улыбка.
- Может, вам еще и "Ролс-Ройс" подать?
Теперь настала очередь Джаича улыбнуться. Причем улыбка его выглядела куда более искренней и дружелюбной. Сверкая этой обаятельнейшей из улыбок, он приблизился к шоферу вплотную и сделал неуловимый жест рукой. Вроде ничего особенного и не произошло, просто оба одновременно перестали улыбаться. Зубы Джаича снова вонзились в жевательную резинку, а нижняя челюсть шофера отвисла, и он всем телом навалился на Джаича.
- Если нужно будет, ты и "Ролс-Ройс" подашь, - с любовью заверил его тот. - И не только "Ролс-Ройс", но и "Феррари", и "Ламборджини". В лепешку расшибешься, но подашь.
Затем Джаич бережно усадил его в машину и повернулся в нашу сторону.
- Пробелы в воспитании, - словно бы извиняясь, проговорил он. - Его гувернер, очевидно, был пьяницей
Тут только я заметил, что все "голые пистолеты" будто по команде что-то лихорадочно строчат в записных книжках. Героические действия Джаича тиражировались сразу же на трех языках. И ни малейшей жалости по отношению к шоферу: из живого человека он уже превратился в литературный персонаж.
Первым утолил свой писательский зуд Курт Трахтенберг и с уважением посмотрел на нас.
- Вот в этом доме вы будете жить. Мы помогли "Гвидону" подыскать для вас подходящую квартирку.
- Угу, - откликнулись мы одновременно.
- А наша ставка будет у меня в доме на Зюксише штрассе. Вот моя визитная карточка.
- На Сюксише штрассе? - удивленно переспросил Джаич.
Курт рассмеялся.
- На Зюксише. По-русски - Саксонская улица.
- Так ведь Саксонская, а не Заксонская.
- Ну, это долго объяснять.
Тут послышался оглушительный визг рессор. Это БМВ, сорвавшись с места, словно ненормальный понесся прочь.
Мы проводили машину взглядом, подхватили вещи и вошли в дом. Квартира оказалась на последнем этаже, так что я несколько раз врезал углом своего фибрового чемодана по стене, прежде, чем мы поднялись.
Когда Курт, пошуровав в замке ключом, пригласил нас войти, я обомлел: квартира практически полностью копировала мою родимую берлогу. Те же кухня, ванная, совмещенная с туалетом, квадратная комната. И вторая, совсем маленькая, которую я использовал под чуланчик, тоже точно такая же. Разница заключалась лишь в том, что в оригинале имелось центральное отопление, а здесь были установлены печи. Впрочем, как я уже упоминал, стояло лето.
Саймон, видимо, тоже подметил сходство, поскольку тут же, не раздумывая, забрался на свое любимое место под кухонным столом.
- Располагайтесь, - произнес Трахтенберг. - Можете принять душ, здесь есть газовая колонка.
- А более внушительные аппартаменты госпожа Сосланд не могла оплатить? - поинтересовался Джаич.
Он мне снова понравился. По крайней мере, он вполне сносно представлял себе порядок движения денежной массы.
Трахтенберг сконфуженно улыбнулся.
- Но это ведь ненадолго, - мягко произнес он. - Пью вкратце уже изложил нам суть дела...
- О'кэй, все в порядке, - поспешил успокоить его Джаич. - К тому же я не думаю, что нам придется тут часто ночевать.
- А где же? - удивился Курт.
Я тоже удивился, но предпочел не подавать вида.
- В лавке у сына этой скареды госпожи Сосланд, - гласил ответ.
Рука Трахтенберга снова метнулась в направлении нагрудного кармана, где находилась записная книжка. Но на этот раз ему все же удалось с собой совладать и воздержаться от немедленной фиксации данного глубокомысленного изречения. Последовал лишь устный перевод его на английский.
- Завтра мы ожидаем ваше первое сообщение, - сказал Курт Трахтенберг, поворачиваясь ко мне.
Я кивнул. Они пожали нам руки и удалились.
- Кто будет первым принимать душ? - тут же поинтересовался я.
- Ты, - сказал Джаич.
- Охотно.
Я принялся распаковывать чемодан в поисках халата и мыльных принадлежностей, а Джаич тем временем отправился в "Плюс" и вскоре припер оттуда ящик пива, несколько упаковок жевательной резинки и большую коробку с пиццей.
За время его отсутствия я чуть было не взорвал квартиру, разбираясь с газовой колонкой. Потом пришлось отремонтировать душ, почти все отверстия которого оказались забиты какой-то гадостью. Я стоял голый, полумокрый и остервенело орудовал булавкой. Наконец, с наслаждением подставил свое в меру упитанное (как у Карлсона) тело под освежающие струи воды.
Когда я входил в комнату, на ходу причесываясь, Джаич с усердием прыгал через скакалку. Он был в одних плавках. Журнальный столик и кресла оказались сдвинутыми в угол.
- Ну что, разобрался с душем? - поинтересовался он.
Я утвердительно кивнул.
- К сожалению, они оставили нам только один ключ, и я оставил его у себя.
- Почему?
- Потому что ты первый воспользовался возможностью освежиться с дороги.
- А... - вырвалось у меня.
Здорово же он меня купил!
- Идем, - сказал Джаич, - покажешь, как функционирует колонка.
Чуть позже мы сидели на кухне и пили пиво. Перед Саймоном на блюдце лежал кусок сырой пиццы.
- Где-то поблизости живет Сергей Бубка, - мрачно заметил Джаич. - Расползлись, как тараканы... Мать твою!
- По-моему, это - не нашего ума дело?
- Не нашего? На честь страны им начхать!
Вообще-то, вместо "начхать" Джаич употребил другое слово, более похабное, но, очевидно, по природе я - чистоплюй, поскольку у меня не поворачивается рука написать его в литературном тексте.
- Они ведь не отказываются защищать цвета страны, - возразил ему я.
- Ну что ты тявкаешь! - набросился на меня Джаич. - Не отказываются! Это они пока не отказываются. А понабирают гражданств...
- Во-первых, я не тявкаю. А, во-вторых, где жить и чьим гражданином быть - каждый сам должен решать за себя.
- Нет, ты тявкаешь, - стоял на своем Джаич. - А произошло то, что на боксерском языке называется подставился. Наша страна подставилась, и Запад тут же послал ее в глубокий нокаут. Такой глубокий, что она еще долго будет сидеть на заднице и обалдело вертеть головой.
- Она сама себя послала в нокаут.
Джаич с жадностью присосался к банке с пивом. Затем вытащил из сумки блок "Партагаза".
- Даже если и сама, то это из-за таких, как они. - Палец в окно. - И таких, как ты. - Палец в меня.
- Ну, конечно, - отозвался я. - Песни не новы. Виноваты все вокруг, только не такие, как ты.
От манипуляций собственным указательным пальцем я решил воздержаться.
- Бухгалтеришка чертов!
- Кагебешник хренов!
- Графоманишка... - Джаич вплотную придвинулся ко мне. Зазвонил телефон и вовремя. Иначе не миновать нам
столкновения.
Джаич положил руку на трубку и сделал глубокий вдох.
- Алло, - сказал он, отхлебнув пива.
Какое-то время молча слушал, затем повернулся ко мне.
- Ты что-нибудь понимаешь по-китайски?
Я не ответил. Тогда он вытянул трубку в моем направлении. Женский голос мурлыкал что-то на совершенно незнакомом языке. Только, на мой взгляд, это был датский или норвежский.
Джаич нажал на рычажок.
- Китаянка права. Пора и нам сделать несколько звонков.
"Датчанка или норвежка", - поправил я про себя.
Первой собеседницей оказалась фрау Сосланд. Я приблизился к телефону вплотную, чтобы получше расслышать.
- Ну? - с выражением проговорила та, стоило Джаичу произнести два слова.
- Это говорит...
- Я поняла, кто это говорит.. Ну?
- Мы приехали...
- Меня не интересует, когда вы приехали, на чем приехали и прочая ерунда. Что вы намерены предпринять?
Думаю, Джаич не был готов к подобному напору.
- Хорошо бы встретиться, - пробормотал он.
- Да? А это обязательно?
- По крайней мере, весьма желательно
- Тогда не возражаю. А где?
- Неважно...
- Для меня это очень даже важно.
- Хотя бы у вас, - предложил Джаич.
- Вы с ума сошли! За моим домом могут следить!
- Полагаете, что дело настолько серьезно?
- Дело настолько серьезно, что я даже готова потратить уйму денег на ваше детективное бюро.
- Предлагайте тогда вы. - Разговор у Джаича явно не клеился.
- Мы можем встретиться в кафе на Цоо. Рядом с магазином "Альди". Завтра, в половине одиннадцатого.
- Вечера?
- Утра, конечно! Господи!
- И как мы вас узнаем?
- Я одену джинсы и кожаную куртку. В руках буду держать журнал... Нет, постойте! Лучше я возьму с собой свою собаку.
- Какой породы?
- Такса.
- Договорились.
- А как я вас узнаю?
На минуту Джаич задумался.
- Мы захватим с собой стриженую болонку, - проговорил он и повесил трубку.
Потом посмотрел на меня и расхохотался.
- Ну, что скажешь?
- По-моему, она просто чокнутая.
Он открыл себе новую банку пива.
- Ты так думаешь?
- Нас ведь еще Горбанюк предупреждал. Да и как она разговаривает? Разве человек в своем уме стал бы себя так вести?
- А может, она попросту чем-то смертельно напугана?
- Чем?! И потом, если я правильно понял, ей не меньше шестидесяти.
- Ну, очевидно.
- А ты обратил внимание на то, как она будет одета? Или это тоже со страху?
- Подумаешь. Может, она - худенькая изящная женщина, и подобный наряд ей к лицу? К тому же на Западе одеваются кто во что горазд. Этим здесь никого не удивишь.
Однако мне не хотелось с такой легкостью капитулировать:
- Да и, вообще, все это дело, по-моему, яйца выеденного не стоит.
Джаич уселся поудобнее.
- Черт возьми, иногда бывает любопытно выслушать мнение дилетанта.
"Спокойно, Крайский, спокойно", - сказал я про себя. А вслух произнес:
- Если ты собираешься корчить из себя большого профи, разговор окончен.
- Как угодно, - равнодушно отозвался он.
Кухня наполнилась клубами "Партагаза", и Саймон в ужасе ринулся в комнату. Он признавал только дым от "Мальборо" и английских сигарет: "Ротманс", "Данхил", "Бенсон"...
- Между прочим, собака - моя собственность, - с вызовом проговорил я. - Ты не имел права договариваться на ее счет без предварительного согласования со мной.
- А я и не говорил, что собаку зовут Саймон, - возразил Джаич. - Если ты такой жмот, придется купить болонку на деньги бедной госпожи Сосланд. Но тогда уже именно той болонке я буду скармливать пиццу.
- Ну и на здоровье! - сказал я. Однако мой воинственный пыл несколько поугас. - Ты внимательно смотрел по сторонам, когда мы ехали по городу?
- Что ты имеешь в виду?
- Все стены домов разрисованы точно таким же образом, как иконы у ее сыночка. И никто не думает делать из этого большую проблему.
- Чтобы попасть на улицу, не требуется преодолеть кучу хитрых замков и сложную систему сигнализации.
- Пацанва сейчас, знаешь, какая головастая? Сплошные хакеры.
Сомневаюсь, чтобы он знал, кто такие хакеры, но он не стал уточнять. Да и, в принципе, я его хорошо понимал. Ему требовалось во что бы то ни стало удержаться на этой работе, а значит, дело нужно было представить таким образом, чтобы оно выглядело как можно более сложным, запутанным и опасным. Что ж, поиграем в сыщиков-разбойников. Я не возражаю.
Джаич снова потянулся за голубой визитной карточкой и набрал номер госпожи Сосланд.
- Это опять я, - сообщил он. - С вашим вариантом встречи ничего не выйдет... Т-с-с, тихо!.. Обращали внимание на небольшой домик, расположенный как раз посреди перекрестка рядом с Цоо? Там раньше находились справочное бюро и магазинчик, где торговали сувенирами... И по сей день? Замечательно! Вы должны стоять в половине одиннадцатого утра у входа в этот магазинчик. Рядом остановится темно-синий БМВ последней модели. В нем будем мы.
Он положил трубку и весело подмигнул мне.
- Максимум таинственности, - отозвался я. - Заказчица будет довольна. Все же я ни минуты не сомневаюсь, что Горбанюк правильно ее охарактеризовал.
- Кстати, о Горбанюке. - Джаич поднял вверх указательный палец, затем извлек из кармана другую визитную карточку и снова принялся крутить телефонный диск. - Горбанюк? Это Джаич. Ну, как там водила? Оклемался?
В ответ было промямлено что-то нечленораздельное.
- Жить будет? - настаивал Джаич.
- Так ему и надо, - проговорил Горбанюк. - Давно пора было.
- Ах, вот как!? Тогда с тебя причитается за проделанную воспитательную работу. Передай ему, чтобы он заехал за нами завтра в десять ноль-ноль. Надеюсь, он не имеет ничего против?
- М-м... С БМВ ничего не получится, мне очень жаль, - мягко сказал Горбанюк. - Завтра утром машина отправляется в Штутгарт.



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.