read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



то, что я - одышка появилась почти сразу. Я втолкнул Иешуа в ближайший
подъезд, захлопнул дверь, здесь был электронный запор, естественно,
сломанный, но был и обычный крюк, который я накинул.
Мы медленно поднялись в лифте на девятый этаж, здесь было тихо, да и
снизу не доносились подозрительные звуки - похоже, что в дверь никто не
ломился. У чердачной лестницы стояла старая скамья, и я плюхнулся на нее.
- Рассказывай, - потребовал я. - Что это было? Ты что - барабашка или
как их там?
- Я хотел накормить людей...
- Семью хлебами?
- Все как тогда... Нет - хуже...
- Как когда?
Иешуа промолчал, смотрел мне в глаза, взгляд у него был грустным,
что-то еще было в нем - вопрос какой-то или недоумение, я не понял.
Иешуа пошевелил пальцами, между ними пробежали искры и возник
бледно-розовый ореол вроде огней святого Эльма. Ореол был ярким несколько
секунд, потом угас, Иешуа прижал ладони к вискам и замер.
- Вот так, - сказал он. - Так каждый раз.
- Сочувствую, - отозвался я. Прежде мне не приходилось видеть ауру,
да и не верил я в существование всех этих эманаций. - Так кто же ты,
Иешуа? Ведь не Мессия, в самом деле?
- Почему нет? - слабо улыбнулся он.
Как же! Стал бы Мессия бегать от толпы! Да и не появился бы он в
Москве, есть канонический маршрут - Иудея. Мессия должен проповедовать,
помогать страждущим, нести, так сказать, слово Божие...
- Мессия должен смотреть и анализировать, - сказал Иешуа, в очередной
раз проявив недюжинные способности к чтению мыслей.
- Да? - сказал я. - Насколько я помню Библию...
- Господин мой, Библию писали люди, пытавшиеся понять, но не сумевшие
даже запомнить и толком записать то, что было им сказано. Истина одна, и
Бог един, а книг о нем - разных - много.
- Тем более, кто ты?
- Иешуа... Извини, господин, я должен идти. Я вернусь и скажу все. И
ты решишь.
Легкие шаги его на лестнице стихли почти сразу, и минуту спустя я уже
не понимал, что здесь делаю. Случившееся выглядело бы нелепой комедией,
если бы не стоял в ушах вопль толпы и звон бьющегося стекла.
Я спустился в лифте, в подъезде было пусто, на улице - спокойно,
озабоченные прохожие не обращали на меня внимания.
На работе мне стало не до Иешуа. На работе я не думал даже о Лине,
хотя, как мне казалось, думал о ней всегда. Семинар был безумно интересным
до грустной тошноты истинности, числа назывались, надо полагать, близкие к
реальным, и получалось, что прогноз астрологов Глобов (слушая его, я
думал, что ребята просто набивают себе цену, пугая людей) - цветочки по
сравнению с ожидающей нас реальностью. Послушать футурологов - жить не
стоит, и уж во всяком случае, не стоит рожать детей. Впрочем, футурологи -
оптимисты. Я-то думал, что вывести из штопора такую огромную страну как
Россия вообще невозможно. Один выход - разделиться на губернии, пусть
каждая выбирается сама. А потом, если возникнет такое желание,
объединиться вновь. Только кто же захочет? Выжив самостоятельно, кто
пожелает опять пробовать то, что и сейчас отдает тухлятиной?
Я сидел в последнем ряду, и мне то и дело чудилось, что у самой
трибуны мелькает черная грива Иешуа. Это была иллюзия, впереди сидели
профессора, а шевелюра принадлежала заведующему кафедрой общей астрономии
Мерликину, типу невыносимому в общении, антисемиту и русофобу, если только
такое сочетание возможно в одном человеке. Он ненавидел евреев за то, что
они погубили Россию, и ненавидел русских, потому что они, будучи нацией
слабых, не сумели оказать сопротивления масонскому заговору. Впрочем, из
двух зол он предпочитал меньшее и потому был одним из районных активистов
"Памяти".
После семинара народ еще долго обсуждал мрачное и безысходное наше
будущее, работать никто не торопился. Господи, до звезд ли, если через
месяц придется ехать копать картошку, потому что только так можно
заполучить относительно дешево мешок-другой на предстоящую зиму. Я тоже
вяло поспорил о том, стоит ли вешать на столбе наших писателей-фантастов
или достаточно не читать их замечательных произведений? Какое умилительно
сладкое будущее они нам готовили! В детстве я зачитывался Мартыновым,
позднее - Булычевым, потом - Ефремовым и Стругацкими. Мне нравились и
"Гианэя", и "Девочка из будущего", и "Туманность Андромеды", и
"Возвращение", и все повести о Горбовском. Светлое наше завтра! В котором
хочется жить! Но которое решительно никто не желал строить...
С этими мыслями я и помчался на свидание к Лине, мы, как обычно,
бродили по университетским рощицам, я рассказал ей об утреннем
происшествии, и Лина сказала нечто, поразившее меня:
- Стас, мы разучились верить. Вообще разучились! Даже в то, что
чувствуем. За эти дни я наслушалась о нем всякого. Чего только не
говорили! Кроме одного: никто не верит, что он на самом деле Мессия.
Верующим Мессия не нужен. Для них это нечто вроде коммунизма... Что-то
там, за горизонтом, и никогда не будет. Ничего реального. А остальным
просто не до Мессии. Бродяга с претензиями. Псих.
- Линочка, что ты говоришь? Уж не думаешь ли ты, что этот Иешуа на
самом деле...
- Стас... Может, это глупо, но я почему-то уверена... Если у нас с
тобой настоящее, если мы... Тогда и он - настоящий. Мессия. Тот, кто все
решит. Он ведь пришел к тебе. Ни к кому другому - к тебе. Почему?
- Лина, может быть, он таким же манером являлся доброй половине
населения нашего района?
- Действительно - почему нашего? Только нашего. Его не видели больше
нигде, он ни разу не пересек бульвара. Он как в клетке. Нарисуй границы и
посмотри. Твой дом - в центре.
- Ты думаешь? - неуверенно сказал я.
- Стас, я знаю. Я все о тебе знаю. И это тоже.
Мы молча вернулись к институту, где работала Лина - обеденный перерыв
кончился. В нашем отделе все еще обсуждали итоги семинара, я посидел в
библиотеке, полистал новые астрофизические журналы, сосредоточиться не
удавалось, и я отправился домой.
Выйдя из метро, я увидел Иешуа, стоявшего, раскинув в стороны руки -
живой крест, да и только. Накидка его была порвана и свисала с левого
плеча как знамя, побывавшее в бою. Казалось, что он падает и не может
упасть. Иешуа будто опирался на невидимую преграду, пытаясь то ли обнять
ее, то ли оттолкнуть. Около него стояли два знакомых мордоворота -
вышибалы из ближайшей распивочной. Время от времени один из них лениво
взмахивал рукой, на спину Иешуа обрушивался удар, от которого тот
содрогался, но не падал, а продолжал полулежать в воздухе, глядя на меня
каким-то по-библейски покорным взглядом, в котором, впрочем, не видно было
никакого страдания - одно лишь благостное смирение.
Я инстинктивно сделал шаг, но взгляд Иешуа остановил меня. После
очередного удара Мессия сказал своим гортанным голосом:
- А теперь камни, не так ли?
- Обойдешься, - сказал мордоворот и вытер ладонь о накидку Иешуа. -
Поговорили, и хватит.
Вышибалы повернулись и пошли по месту основной службы, громко смеясь
развлечению, и лишь тогда к Иешуа подбежали люди; засуетились старушки,
кто-то принес мокрый платок и начал вытирать Мессии лицо, в общем,
началась забота о ближнем, не отягощенная страхом за собственную шкуру.
Чем я был лучше других? Да ничем, я тоже подошел.
- Не смог, - сказал мне Иешуа. - Ничего не смог. Опять.
- Что именно? - спросил я.
- Убедить. Научить. Доказать.
Что он имел в виду? Неожиданно я понял - Лина была права, перед
входом в метро проходила невидимая преграда. Иешуа не мог переступить
черту, он опирался на барьер, когда его били, и потому не падал. Это было
физически бессмысленно, такого быть не могло, но для него - было.
Проявив заботу и попытавшись даже вызвать скорую (попытку эту Иешуа
решительно пресек), люди начали расходиться. Иешуа смиренно ждал, когда я
подойду к нему. Господи, почему я? Что ему, действительно, нужно?
- Я готов говорить, - сказал Иешуа.
- Со мной? - спросил я. - Почему со мной? Ты извини, но я не верю ни
в Бога, ни во второе пришествие, как, впрочем, и в первое. Я астроном.
Чего ты от меня хочешь, не понимаю! О чем нам говорить?
- Об Итоге.
Он так и произнес это слово - с большой буквы. Что я должен был
делать? Рассмеяться, рассердиться, уйти? Я промолчал.
Говорить об Итоге оказалось сподручнее на тихой боковой аллее
бульвара, скрытой от любопытных взглядов высоким кустарником. Здесь стояла
скамья с проломленной спинкой, валялись несколько бутылок (одна из-под
"Камю", шестьсот рублей штука, любопытно, кто ее тут распивал?), окурки,
осколки стакана, а на ветке висел, будто лопнувший воздушный шарик,
презерватив. Самое место для подведения Итога.
Мы сели на скамью, оказавшуюся на редкость неудобной. Иешуа смотрел
на меня глазами страдальца, и я понял, совершенно не прилагая к тому
усилий, что страдает он не за себя. В нем чувствовалась скрытая сила, но
не разрушающая (я не мог представить, чтобы он ударил меня или, скажем,
выдрал из земли куст), а сила уверенного в себе человека. Так стоял обычно
перед аудиторией покойный академик Зельдович, коренастый и знающий себе
цену.
Иешуа смотрел мне в глаза, и я сказал:
- Покажи Итог, каким бы он ни оказался.
Не знаю, почему я произнес именно эту фразу. Я прекрасно все понимал,
вовсе не думал, что подвергаюсь какому-то внушению, но слова почему-то



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.