read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Чего с ней цацкаться, давай в трезвяк ее, там разберутся!
- Не примут, - сказал более опытный в таких делах Кривоногов.
- Ты, пес! - напористо сказал Селевич, - ты у нас допрыгаешься! На
работу бумагу пошлем...
- Какая у нее работа, - попытался перебить начальника Кривоногов, но
тот, не обращая внимания, закончил: - ...вылетишь, как миленькая, сейчас с
этим строго.
Собака икнула и закрыла глаза.
- Ну, сволочь, ты гляди-ка! - возмущенно и в то же время восторженно
ударил себя ладонями по ляжкам Кривоногов. - Да мы ж тебя, мы ж тебя...
посадим тебя! Через пятнадцать суток по-другому запоешь.
- Куда ты ее посадишь? - раздраженно перебил его остывающий уже
начальник. С минуту они помолчали, затем, неприязненно покосившись на
подчиненного, Селевич тихо сказал:
- Знаешь что, Кривоногов, гони-ка ты ее отсюда.
Кривоногов затушил папиросу о нижнюю плоскость подоконника, подошел
вплотную к собаке и с нескрываемым сожалением несильно пихнул ее ногой. -
"Пошел!"
Собака нехотя поднялась и поплелась к двери кабинета.
Выйдя из здания милиции, она зажмурилась от яркого весеннего дня,
встряхнулась и прямо тут же, перед дверью, улеглась на мостовую. Затем она
посмотрела вперед себя не по-собачьи мутными глазами, зевнула, обнажив
почерневшие от никотина зубы, и проворчала:
- Похмелиться бы.

...Виталька притащил домой мохнатую полосатую гусеницу и показал ее
матери:
- Правда похожа на тигра?
- Правда, - ответила Ирина. Два чувства боролись в ней: брезгливость
и симпатия к этому полузверьку-полунасекомому. Победила брезгливость,
поддержанная здравым смыслом и возможностью сослаться на милосердие: если
гусеницу оставить в квартире, она просто погибнет. - Ты знаешь, что из
этой гусеницы получится бабочка?
Бабочка? - не поверил своим ушам Виталька.
- Да. Сначала гусеница превратится в куколку, а потом - в бабочку.
- Везет же, - сказал Виталька, - ползает, ползает и вдруг
превращается в бабочку. А человек может во что-нибудь превратиться? Может
быть человек - это гусеница чего-нибудь еще?
- Гусеница ангела, - усмехнулась Ирина. - Нет. Человек ни во что
превратиться не может. А гусеницу вынеси во двор и посади на травку или на
цветок. А то и она ни во что не превратится; просто умрет и все.
"А все-таки человек - гусеница ангела, - думал Виталька, выходя во
двор. - Ведь откуда-то этих ангелов придумали. Наверное, кто-то видел их.
Просто что-то в человеке сломалось, и он перестал превращаться. Гусеницы
помнят, как это делается, а люди забыли.
Он осторожно посадил свою мохнатую пленницу на листик тополя и
погладил мягонькую шерстку. Как бы ему хотелось подглядеть, как она будет
превращаться в бабочку. Может тогда и он вспомнил бы что-то?


5
Сегодня лиловые тролли Марксик и Гомик имели редкую возможность, а
значит и желание, веселиться. Сегодня Хозяину пришла пора менять кожу, а
этот сложный и болезненный процесс носит сугубо интимный характер; вся
прислуга была нынче свободна. Точнее, она просто обязана была исчезнуть из
подземной обители Властелина на двое суток. И если кто замешкается, пусть
пеняет на себя.
Лиловые лилипуты имели два задания от василиска. Первое - добравшись
до ближайшего почтового ящика, сбросить туда конверт. Второе - более
сложное - касалось некоей женщины и было им не совсем понятно, однако, все
равно выполнено будет ТИТЛЯ В ТИТЛЮ. Можно было постараться побыстрее
справиться с этими заданиями, а оставшееся время посвятить своим делам.
Можно же было выполнять задания не торопясь и развлекаясь по ходу.
Лилипуты выбрали второй вариант.
Наскоро позавтракав и торопливо пройдя путаным лабиринтом, к полудню
они выбрались на свет. Их окружил пахучий сосновый бор. Отверстие, из
которого они вышли, само собой заполнилось грунтом и в несколько секунд
поросло травой. Карлик понюхал воздух своим подвижным туфелькой-носом и,
хрипловато пискнув, - "Зюйд-зюйд-вест", - потащил своего собрата,
сжимавшего обеими руками почтовый конверт, за собой. Вскоре они выбрались
к автостраде.
...Федя Пчелкин любил деньги. Особенно же любил он наблюдать, как
деньги порождают деньги. Дельце, которое он проворачивал сегодня, сулило
немалый барыш, и Федя, сидя за рулем своей "семерки", мчавшейся по
загородному шоссе, с удовольствием, отчаянно фальшивя, подсвистывал
несшейся из колонок стереосистемы мелодии: "...Небоскребы, небоскребы, а я
маленький такой..." Федя любил жизнь. А деньги считал ее концентратом. И
жизнь любила его.
Он был уже всего в нескольких километрах от города, когда увидел
впереди спины двух, топающих по обочине дороги, малышей в классных
сиреневых рубашечках, заправленных в черные, с лямочками, брюки. Был Федя
человеком не злым, мало того, он даже любил делать людям добро, если
только это ничего ему не стоило. Тормознув возле карапузов, он распахнул
дверцу и, высунувшись, позвал:
- Э! Пионеры! Подь сюда.
Пионеры продолжали топать, не обращая на него ни малейшего внимания.
"Семерка" двинулась вровень с ними. Глазами Федя уже видел, что в пионерах
что-то не так, но его жизнерадостная и консервативная натура не желала
принимать это к сведению.
- Пионеры! - крикнул он снова, - мамку потеряли, что ли? Залазь,
подкину.
Они резко остановились и медленно повернулись к нему. Федя
почувствовал, как оборвалось что-то в нижней части его живота и
стремительно помчалось в недра Земли. ТАКИХ лиц он не видел еще никогда. И
век бы ему их не видеть. Оба они были непропорционально вытянуты, так что
расстояния от макушек до подбородков составляло чуть ли не четверть от
всего роста лилипутов. Лица были мертвенно бледны и безгубы. На обычных
лицах такие носы-трамплинчики были бы даже забавны, но на этих - только
усугубляли ощущение уродливой нереальности. Но самым неприятным были
глаза. Выпуклые, словно пришитые к коже, яркие пуговки, не выражающие
абсолютно ничего. У Гомика эти пуговки были сервизно-лазоревые, а у
Марксика, само-собой, аврорно-алые. Если кожа лица гномика была девственно
чиста, то подбородок Марксика украшала реденькая бородка.
Федя Пчелкин отшатнулся от окна дверцы и хотел было уже дать газу, но
внезапно почувствовал, как странное оцепенение серой жижей вливается в его
тело. Тролли не умели, как Хозяин, превращать людей в камни, но мелкими,
необходимыми в быту приемами черной магии и экстрасенсорики владели
отменно. Сейчас они как бы "переключили"
Федю на "автопилот", уселись в машину, а он сомнамбулически повел ее
к городу. Одновременно тролли заставили своего пленника интенсивно
пробежаться памятью по всей прожитой жизни, и с интересом разглядывали то,
что встречалось ей на пути.
А именно:
1. Мать отправила гулять с Федей старшего брата, а тот увлекся
хоккеем и про Федю забыл. Федя уковылял за каток и, продавив ледок,
провалился по колено в яму с водой. Морозное мокро пропитало пимы и
одежду, Федя плачет и кричит: "Сиега, Сиега!.." Но Серега, естественно, не
слышит его. Кто и как вытащил его из ямы, Федя не помнит.
2. Федя сидит дома один и от скуки рисует картинки. Вот он начал
рисовать кошку. Но в контуры кошачьей морды зачем-то врисовывает
человеческие черты.

Федя до смерти пугается собственного рисунка, и мать, вернувшись с
работы, находит его забившимся под кровать. Его испуг совпадает с
простудой (или как раз под кроватью-то его и прохватил сквозняк), и он
бредит два дня подряд, повторяя: "Не хочу ушастого мальчишку. Убейте
ушастого мальчишку..."
3. Федя в начальной школе. Он каждый день выпрашивает у матери по
пятьдесят копеек, якобы на обед, на самом же деле - для того, чтобы
откупиться - отдать их по дороге в школу "взрослым мальчишкам", иначе они
его побьют; так они, во всяком случае, говорят.
4. Федя с другом Семой сидят за первой партой и манипулируют под ней
зеркальцем, пытаясь разглядеть, какого цвета у учительницы трусы, и
надеясь до одури, что оные и вовсе отсутствуют. На переменке он и Сема,
запершись в кабинке туалета, занимаются онанизмом на брудершафт.
5. Старшеклассник Федя влюбился в свою одноклассницу Веру. Он не
может без дрожи в коленках смотреть на ее белые колготки. Он и Вера одни в
ее квартире (родители на работе) выпивают две бутылки портвейна. Она
отключается, а он в невразумительном состоянии стягивает с нее вожделенные
колготки, но ничего у него так и не получается, кроме скандала,
устроенного ее родителями, которые, придя вечером домой, застают их
спящими в таком виде.
6. Федя нуждается в деньгах.
7. Федя сделал "белый билет" и учится на фотографа. И активно
пожинает ранние плоды половой распущенности своих сокурсниц.
8. Федя лечится от триппера, уверенный, правда, что болезнь



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.