read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



отчет. Ну, пусть не закончить, пусть только выделить главные моменты. Хотя
бы в черновом варианте.
Он дотянулся до клавиши интеркома.
- Дежурный... Кхе!.. - И приступ кашля разразился, как всегда,
совершенно неожиданно.
- Дежурный слушает. Доброе утро, господин полковник.
- Доброе, - соврал Нуньес, вытирая глаза. - Я еще когда заказывал
документы из архива. Где?
- Они на вашем столе, господин полковник.
Нуньес скосил глаза на стол - действительно, все три пластиковых
листка на месте. Надо же, не заметил. Глупо и, пожалуй, обидно. Лишний
повод к сочинению очередной байки для любителей устного словотрепа.
Впрочем, сегодня дежурит хороший малый, этот не позволит себе лишнего,
разве что отметит про себя, что хрыч Нуньес успешно переходит в новое
качество: в хрычи старые, заслуженные. И это, надо признать, соответствует
действительности. В линейной пехоте стариков не держат. А если тебе
шестьдесят два, то о пехоте забудь и радуйся, что командуешь хотя бы
пограничным участком, без перспектив повышения по службе и по уши в
сельве. Унизительно, если знать, что сельва охраняет границу лучше любых
постов, сколько бы их ни было, - а кто же этого не знает? Начальство, во
всяком случае, знает. Но и в отставку пока не гонит. Это главное.
О значении слова "синекура" Нуньес лишь догадывался. Судя по
конкретным признакам, его предшественникам это понятие было знакомо во
всех приятных подробностях. Участочек оказался из рук вон, оторви и
выброси, что же касается личного состава, то он, подобно всякой
изолированной системе, уверенно стремился к нулевой энергии и вполне в
этом преуспел. Нуньес впрягся в службу как вол и о начальном периоде
командования участком отзывался кратко: чистил нужник. Для дам он на
всякий случай держал в памяти "авгиевы конюшни", однако дам на участке не
было, а тех существ последнего разбора, что поначалу были, язык не
поворачивался назвать дамами, и Нуньес с особенным удовольствием вышвырнул
их с заставы при первой возможности. В него стреляли: кто-то, пожелавший
остаться неизвестным, пустил в полковника две пули - обе мимо. Нуньес не
стал выяснять, кто это сделал. Он знал, что когда хотят убить - убивают.
Вместо этого он добился замены большей части младших офицеров и сержантов
- как ни странно, это удалось - и в конце концов смог констатировать некий
минимум порядка, который и старался поддерживать, не особенно рассчитывая
на большее. На него писали кляузы, всегда остававшиеся без последствий.
Раз в полгода он сам писал отчет "о положении дел" с грифом: "Секретно.
Лично." - по обязанности и без энтузиазма, ибо хорошо знал, что насчет
секретности еще так-сяк, а что касается "лично", то вряд ли командующий
лично вникает в каждый документ подобного рода, и правильно. Он был забыт,
это кололо самолюбие, но пока устраивало. И вот - начальство вспомнило,
что есть еще такой Нуньес, и вместо того чтобы попросту гнать вон со
службы, торопит с очередным отчетом. Почему? Об этом полковник еще успеет
подумать, но сперва нужно разгрести текучку.
- Дежурный! Вы слышите меня?
- Еще что-нибудь, господин полковник?
"Еще что-нибудь!.." Наглец. Тон, как у официанта. Наказать? Нет, пока
рано. В линейную бы пехоту его, суток на трое в сельву с полной выкладкой,
да чтобы без жратвы... Сдохнет ведь. Молодежь, одно слово.
- Еще вот что, - хмуро сказал Нуньес. - Сегодня же эвакуируйте
больного. Да, вы. Вертолетом. Займитесь этим немедленно. Что? Это как
понимать: "если позволит погода"? Пусть позволит. Запомните себе на
будущее: плохая погода бывает только для разгильдяев. Вот и хорошо, что вы
поняли. Далее. С больным полетят двое сопровождающих, выберите их сами из
резервной смены. Еще полетит врач. А меня не интересует, захочет он или не
захочет. И не интересует его невменяемость. Тогда так: еще двое
сопровождающих полетят с врачом. Пусть получит в медицинском управлении
новую партию вакцины, вы поможете ему составить заявку, если он забыл, как
это делается. Кхм... Кха! Кашель, черт... Вакцина сегодня же должна быть
здесь. Сегодня же. И врач тоже. Нет, не "пусть он катится к чертовой
матери", а пусть сегодня же проведет повторную вакцинацию всего личного
состава. Да. Я сказал: всего личного состава. Полностью. Ответственный -
вы лично. Это все.
Полковник снова закашлялся и, прочистив горло, сплюнул в носовой
платок. Вот гадость. А ведь после прививки станет еще хуже. Люди будут
недовольны, и трудно их за это осуждать. Но аверс аверсом, а с реверса
отчетливо маячит пятнистая горячка - та еще хвороба, верный и мучительный
конец. Вакцина спасает от пятнистой горячки, зато делает человека крайне
восприимчивым к обычным простудам, это бы еще ничего в сухое время года,
но теперь пошел муссон, и значит, уже завтра личный состав будет едва
волочить ноги. Вакцина - дерьмо... И жара. Страшно подумать, что будет
там, снаружи, когда солнце взберется повыше. Особенно завтра, после
прививки. По-видимому, единственной работоспособной единицей на всем
участке останется полковник, строчащий полугодовой отчет. Трогательная
картина.
Он подошел к окну, скосил глаза вниз. Оттуда, с прямоугольной
площадки, отвоеванной у сельвы под плац, забетонированной и расчерченной в
соответствии с назначением, поднимались торопливые дрожащие испарения. В
тени старой башни, реликта эпохи Второго Нашествия, ныне увенчанной
крутящейся антенной станции дальнего обнаружения, досыхали последние,
самые стойкие лужи. Двое солдат с натугой катили через плац гигантскую
кабельную катушку, их движения были плавны, как в замедленном кино. "Мухи
дохлые", - определил Нуньес. В катушке было куда больше жизни, чем в
солдатах, она проявляла норов и стремилась покатиться в направлении,
солдатами не предусмотренном. Полковник отогнал мысль о том, что было бы с
ним самим, вздумай он спуститься вниз. И здесь-то не продохнуть...
Скверный сезон. Муссонные ливни все похожи один на другой. И еще они
похожи на конец света. Но сельве того и надо.
И вот пожалуйста! - на плацу опять свежая трещина. Спрашивается:
откуда? Вчера ее здесь не было, это точно. Не иначе, опять из земли лезет
какая-то дрянь, ей двухметровый бетон вроде скорлупы для любителей яиц
всмятку. Санобработка? Да, и чем скорее, тем лучше. Полковник поморщился.
Излучатели выжгут всякую жизнь на пятьдесят метров вглубь, но, конечно,
лишь на время. В муссонный сезон эту процедуру необходимо повторять как
минимум раз в неделю. Плохо то, что излучатели портят плац: бетон
крошится, рассыпается в неприятную вонючую пыль, и плац потом выглядит как
обгаженный. Не дай бог, командующий округом затеет инспекционную поездку -
сгореть от стыда полковнику Нуньесу.
Сельва, кругом сельва, до горизонта во все стороны, кроме севера -
там она только до гор. Сельва бессмертна. У нее тысячи способов
расправиться с человеком, и поэтому углубиться в нее хотя бы на пять шагов
способен лишь самоубийца или буйно помешанный, каких здесь, слава Лиге,
пока еще не держат. Каждому доводилось видеть, как легко и вместе с тем
мощно движется, нависая над чащей, шагающий баньян и отвратительное месиво
словно бы раздвигается, угадывая, где он ступит, и давая ему ступить.
Несуразный глипт в шишкастой броне ползет напрямик, с треском валит
подгнившие деревья, оставляя за собой развороченную просеку. Там, где он
прошел, могла бы получиться хорошая вездеходная трасса - только сельва не
даст. Для этого в ней слишком много жизни.
Можно каждый месяц выжигать вдоль границы контрольную полосу. Если
хорошо выжечь и если на ней не укоренится баньян, ее действительно хватит
на месяц. Потом - снова, и так без конца. Жечь, травить дефолиантами,
выметать излучателями все живое - в золу и пепел. Надолго ли? Сельва
упорна от рождения, гораздо упорнее людей. На соседних участках
контрольной полосы давно уже не существует, линия границы условна, как
мнимое число, и на это обстоятельство не устают выжидательно намекать
подчиненные. Дьявольский соблазн. Люди не понимают, что они охраняют и от
кого. По эту сторону хребта Северный Редут формально владеет куском
территории, до которого еще ни у кого не дошли руки - потому и владеет.
Между прочим - потенциальный противник, несмотря на то, что уже лет
двадцать как полноправный член Содружества и плюс к тому формальный
доминион Земной федерации. Но их людей здесь нет, если не считать каких-то
биологов в предгорьях, да и те не северяне, а из Межзоны, как-то их там
терпят. Больше никого. У полковника Нуньеса нет коллеги по ту сторону
границы. Это плохо. Такая служба оскорбляет командный состав и разлагает
подчиненных. У них есть задачи, текущие и на перспективу, но нет цели,
придающей службе значимость и видимый смысл. Людей трудно винить, но
необходимо. Подчиненные не понимают, за спиной полковника делают
неприличные жесты, сочиняют похабные анекдоты и думают, что одеревеневший
на службе Нуньес ничего не видит. Один из этих сочинителей пустил в него
две пули. Его пытались напугать - что ж, на службе случается всякое. И тем
не менее полковник не считает своих людей сбродом. Просто они не могут
дать ответ на мучительный вопрос: _з_а_ч_е_м_? Нет ответа. И, наверно, не
будет, и не надо его искать, ответ этот. Служить надо.
Он переждал приступ кашля и вернулся к столу. Сначала дело, нытья на
сегодня уже хватит. Отчет - тоже дело, и дело первейшей важности, когда
отчетом интересуется лично командующий. И он не скрыл того, что
интересуется потому, что заинтересовались в высших сферах, похоже, даже в
генштабе. Непонятно, зачем им? Совсем темный лес, вроде здешней сельвы.
Что они там хотят выудить из этого отчета? Уж наверное не то, что
гарнизонный врач скотина, не исполняющая прямых обязанностей. Тогда что?
Дана подсказка: случай с нарушением воздушной границы, очень
неприятный случай. Нуньес не любил о нем вспоминать. В свое время и
начальство о нем не вспоминало, то есть настолько, что вообще не
отреагировало, хотя по убеждению полковника отреагировать следовало бы, и
самым крутым образом. Случай был скандальным, до сих пор сидел как заноза,
и хотя обошлось без видимых последствий, но дураку было ясно, что об этом
еще вспомнят... Вспомнили - но странно. Об отставке ни слова. Само собой



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.