read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Кузнецов согнали со всей округи... Неделю сидит, и я всю неделю - чтоб
мне лопнуть - глаз не сомкнул! Потому что убить его нельзя, иначе как
с колокольни сбросив, а где в селе такая колокольня?! Пока мы тут
колокольню построим, он железо-то прогрызет...
- Сто монет, - раздумчиво сообщил к'Рамоль. Староста
болезненно дернулся.
- Сто монет, - повторил Рам. Опасаясь, вероятно, что
собеседник глуховат.
Староста втянул голову в плечи. Привычная скупость и вечная
стесненность в средствах не позволяли ему согласиться со столь
чудовищной для маленькой деревни суммой; с другой стороны, ясно было,
что измученный страхом мужичок готов сам продаться в рабство, лишь бы
избавиться от пленника вместе с его клеткой, смерчами и молниями,
могуществом и более чем вероятной местью.
- Мы не конвоиры! - справедливо напомнил к'Рамоль.
Хостик за моей спиной повернулся и вышел. Вышел тихо, но не
бесшумно, а это означало, что он как бы приглашает меня за собой,
хочет поговорить без свидетелей.
Зеваки, облепившие крыльцо, разом отхлынули; девицы, как по
команде, покраснели и потупились, детишки разинули рты, а взрослые
зеваки, коих тоже было изрядно, поспешно придали лицам отстраненно-
рассеянное выражение: шли, дескать, мимо, да вот не решили еще, куда
свернуть.
На Хостика смотрели скорее с ужасом. На меня - как обычно.
Как смотрят на "господ героев".
На заднем дворе сипели свистульки. Клетка, превращенная в
железный ящик, окружена была неглубокой белой канавкой. Две или три
кошки с соловыми глазами лениво лакали светлую жидкость, и я с
удивлением понял, что от магического наговора здесь спасаются, как при
дедах и прадедах, разбавленным молоком черной коровы.
Парни-охранники с залепленными воском ушами меланхолично дули
в свистульки. Время от времени один из них, с подбитым глазом, кидал в
кошек щепками - но все время промахивался; при нашем появлении
свистульки смолкли, и стражи уставились на нас вопросительно. Хостик
кивнул им - продолжайте, мол, исполнять обязанности; внимательнее
всмотревшись в его лицо, парни потупились, подобно девицам у крыльца,
и засвистели с удвоенной силой.
Глухой железный ящик не позволял заключенному в нем человеку
(человеку ли?!) подниматься во весь рост и разводить руки в стороны. В
подобном шкафу, помнится, государственный казначей держит
многочисленные княжьи денежки... Узника не разглядеть было, но за
железными листами угадывалось движение, мерное и неторопливое
раскачивание, и клетка еле заметно подрагивала.
- Оно нам надо? - сумрачно спросил Хостик.
Я поджал губы.
Нам необходимы были услуги кузнеца, шорника, сапожника,
портного. Если мы всерьез хотим получить Большой Заказ - мы должны
добраться в столицу в срок и вид иметь соответствующий, поскольку
бедные и оборванные ни у кого не вызывают доверия. А если к'Рамоль
выторгует хотя бы девяносто монет...
- Оно нам надо, Рио?
Хостик по привычке говорил полушепотом. Хотя мог бы и не
осторожничать - на фоне этих ужасных свистулек его голос не так
резанет по ушам.
- Конвоировать недостойно, Хоста?
- Я не про то... - он механически переступил через упавшую от
обжорства кошку. И коротко вздохнул; я привык различать его вздохи.
Имелось в виду что-то вроде: "Если этот, который в клетке,
действительно тот, за кого они его принимают, - то я бы не брался,
Рио..."
Крестьяне принимали своего пленника за Глиняного Шакала.
Возможно, они ошибались. Возможно, то был случайный бродяга, не в
добрый час остановившийся справить нужду в глиняном карьере, а все
случившиеся перед тем громы и молнии не имели к нему никакого
отношения... Впрочем, бродяга вряд ли выжил бы неделю в клетке без еды
и питья. Не говоря уже о том, что, будучи пойман и посажен в клетку,
любой бродяга вопит и лается, стонет и объясняет тюремщикам, что
схвачен по ошибке. А тут - ничего. Тишина. Мерное движение, будто
человек, стоя на четвереньках, ритмично и сильно раскачивается. Взад-
вперед. Взад-вперед.
В больших городах не верят в Глиняных Шакалов. Впрочем,
жизненный опыт отучил меня думать, что именно там, в больших городах,
обитает истинная мудрость...
- Что же, работа не про нас?
Наверное, вопрос получился достаточно желчным, потому что
Хостик закатил глаза. Имелось в виду, что с большой долей вероятности
мы управимся, конечно, но, как было сказано, "оно нам надо"?
Существа, умеющие кидаться молниями, действительно время от
времени сходятся один на один. Или один на много; если принять точку
зрения крестьян - Глиняный Шакал пал жертвой кого-то более
могущественного, и только "родные стены" - глиняный карьер - позволили
ему остаться в живых. Подвернись рядом высокая колокольня - и проблемы
не было бы, крестьяне радостно довершили бы дело, начатое неведомым
кидателем молний; колокольни, однако, не случилось - со времени
поединка прошла неделя, Шакал наверняка потихоньку восстанавливает
силы...
- Давай так, - сказал я после некоторого колебания. - Если
Рамоль договорится больше чем за девяносто - беремся. Нет - нет. Идет?
Хостик улыбнулся. Он, оказывается, был уверен, что староста
собьет цену.
Мой подельщик умел быть красноречивым и в молчании. А молчать
ему приходилось большую часть жизни, и виной тому был его голос,
вернее тембр; всякий, кто слышал Хостин голос, предпочел бы
непрерывный скрежет железа по стеклу. Сам он утверждает, что в детстве
был вполне голосистым мальчиком и даже пел в хоре, а потом только
простудился и охрип. Он врет и знает, что ему не верят. Либо его мать
во время беременности нарвалась на заговор, либо сам он в младенчестве
прогневил какую-нибудь ведьму, но только в хоре нашему Хостику больше
не петь...
К'Тамоль и староста стояли на пороге. Деревянная "тень венца"
съехала венценосцу на ухо, а наш друг был нескрываемо доволен,
настолько доволен, что и спрашивать было не о чем - и так все понятно.
- Девяносто две! За девяносто две сторговались!
Хостик вздохнул. Короткий вздох-ругательство.
Деревянные колеса ранили дорогу. Слишком тяжелой оказалась
клетка; за нами тянулись, как за плугом, две глубокие рытвины-колеи,
телега заходилась скрипом на каждой колдобине, а лошади давно уже
прокляли все и со всем смирились.
Мы двигались со скоростью пьяного пешехода. Не вдребезги
пьяного, но здорово отяжелевшего, краснолицего, все свои усилия
прилагающего, чтобы не сбиться с прямой и не прилечь на обочине. Вот
так и мы: Хостик правил упряжкой, мы с к'Рамолем ехали по сторонам от
клетки и молчали. Солнце двигалось по небу еще медленнее и тем не
менее играючи обогнало нас. До цели - районного центра с судебной
управой и "высокой колокольней" - оставалась еще добрая половина пути,
в то время как солнце путь уже завершало, уже висело над верхушками
далекого леса, и не надо быть пророком, чтобы предугадать ночевку
средь чиста поля, бок о бок с предполагаемым Глиняным Шакалом...
Над дорогой пролетела, не шевеля крыльями, вечерняя тварь
недосыть. Отряд корнезубые, семейство живоглоты.
Я тряхнул головой.
Сумерки - время, когда сгущаются чужие воспоминания. Как бы
чужие. Доспехи делаются тяжелыми и вминаются в меня, как вминается
печать в расплавленный сургуч. А какого рожна я средь чиста поля еду в
полном доспехе?!
Косо смотрело солнце. Искоса. Наши длинные тени глотали
дорожную пыль; я глубоко вздохнул. Пластины на панцире чуть разошлись
и сомкнулись вновь.
- Боюсь я, - негромко сказал к'Тамоль. - Боюсь за эту
переднюю ось. Как думаешь, Рио?
На дорогу выпрыгнул кузнечик. Сдуру, разумеется. Скакнул
снова, на этот раз спасаясь, - и опять не туда; не хотел бы я, будучи
кузнечиком, оказаться на пути скрипучего деревянного колеса...
...На розовом мраморе. Почему-то все тогда было мраморным, но
не холодным, потому что за день солнце нагревало камни так сильно, что
они не остывали до самого рассвета... И вот он сидел на розовом
мраморе, серо-зеленый голенастый кузнечик, а я подползал к нему на
четвереньках, и в правом кулаке у меня был сачок, а в левом - толстая
шлифованная линза...
Рио!
К'Тамоль, оказывается, уже пару минут ехал рядом, и выражение
его лица было профессионально врачебным - обеспокоенным и решительным
одновременно.
- О чем беспокоиться, Рам? - пробормотал я в сторону. -
Сломается ось - тогда будем думать...
- Рио, - он помялся. - А ты уверен, что тебе никто никаких
видений не наводит, а?
Хостик мельком глянул на нас с высоких козел. Расслышал. Слух
у Хосты - не в пример голосу, рысий слух.
Я усмехнулся:



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.