read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Пожалуйста.
На экране появился кабинет Сильвестро. Сам Сильвестро сидел,
Менигстайн стоял рядом.
- Что скажете? - спросил Сильвестро.
- Докладываю, - ответил Макс. - Подтверждаю, что директор Лаберро
по-прежнему настаивает на осуществлении своего намерения. Взрыв, видимо,
будет произведен в задуманное время. Необходимо тотчас принять срочные
меры по эвакуации как можно большего количества людей на Марс и Венеру.
Необходимо также сообщить людям о том, что должно произойти.
Сильвестро склонил седеющую голову.
- Согласен. - Он взглянул на Лаберро. - Вы подтверждаете, что в нашем
распоряжении есть еще три дня?
- Мои намерения остаются прежними, - ответил Лаберро. - Три дня у вас
есть.
- Вы не согласились бы на всемирную диктатуру?
- Я не дурак и прекрасно понимаю, что в тот момент, когда я покину
пульт управления, от моей власти не останется и следа. Так им и передайте.
Экран погас, но Макс продолжал сидеть в своем кресле и смотреть на
Лаберро.
- Вам тоже пора, Макс, - сказал Лаберро. - У вас, наверное, есть свои
дела.
- Заниматься делами стоит только тогда, когда знаешь, что мир будет
существовать, - ответил Макс. - Если же осталось всего три дня, то
незачем, по-моему, тратить время на беготню. А мне и здесь неплохо.
- Интересно... - как-то странно протянул Лаберро. - Как вы думаете,
хлынут ли сюда люди? Ускорит ли их слепая ярость назревающие события? - Он
помедлил. - А вдруг Сильвестро меня обманывает?
Макс, ничего не ответив, указал глазами на телеэкран.
- Верно, - кивнул Лаберро. - Это ответ.
Он включил Филадельфию. Голубой экран был чист. Звучал только голос
диктора. Спокойным и размеренным тоном диктор сообщал о том, что уже
произошло и что еще должно произойти. "Можно надеяться, - говорил он, -
что на Марсе и Венере взрыв вызовет лишь небольшие климатические
изменения, а потому с помощью скоростных космических кораблей следует
эвакуировать туда как можно больше людей. Подлежащие эвакуации - их будет
отбирать районная администрация - должны быть молоды, здоровы и обладать
высокими умственными способностями".
- Ну и что? - сказал Лаберро. - Опять начнется взяточничество. А
остающиеся будут штурмовать космодромы.
"Во избежание непредвиденных осложнений, ибо после взрыва вся
солнечная система может оказаться полностью необитаемой, на новом
звездоплане будет поднята и направлена к созвездию Кентавра большая группа
мужчин и женщин. Что же касается остальных, то их удел - лишь ждать. Во
всяком случае, существуют церкви. Коммунальные службы должны действовать
до конца".
- Вот это да! - засмеялся Лаберро.
- А ведь вам не удастся полностью осуществить свою идею, - заметил
Макс. - Кое-кто сумеет укрыться на других планетах. и человеческая раса
сохранится. И, быть может, даже сумеет перебраться на другие звездные
системы.
- Это не имеет значения, - равнодушным тоном отозвался Лаберро. - Все
равно людям придется начинать все сначала - рабски трудиться, чтобы выжить
в непривычных условиях. Будет ли это им под силу? Вы ведь были на Венере?
Что, по-вашему, там произойдет?
- Если нет своей планеты, на что можно надеяться? Три шанса против
одного, что люди там либо вымрут, либо опустятся ниже уровня аборигенов.
- И я так думаю, - согласился Лаберро. - Ну, а если им удастся
выжить, в чем я весьма сомневаюсь, желаю им удачи. - Он помолчал. -
Надеюсь, Сильвестро не подумает, что я в последний миг разжалоблюсь? Этого
не случится. И если телеэкран будет еще работать, я получу немалое
удовольствие, наблюдая, как суетятся муравьи вокруг своего муравейника.
- Три дня - срок немалый, - зевая, пробормотал Макс. - Я, пожалуй,
немного посплю.
Его разбудил голос телекомментатора. Лаберро смотрел передачу. На
экране был зал космодрома в Нью-Хейвене. Длинная вереница молодых людей и
девушек терпеливо ожидала своей очереди на посадку в международные
корабли. Время от времени камера показывала, как стартует очередной
корабль: вздымаясь в дыму и пламени, он исчезал в сулящем спасение небе.
Комментатор коротко, по-деловому, извещал о происходящем. Длинная очередь
неторопливо продвигалась вперед. Камера метнулась в толпу: мужчины и
женщины стояли неподвижно и молча следили за медленным шествием отобранных
на посадку.
Лаберро переключился на другую программу. И там шла передача,
посвященная текущим событиям. По-видимому, все станции в этот час
всеобщего бедствия вели репортаж с мест. Показывали службу в церкви:
звучала музыка тысячелетней давности, совершался еще более старинный
спокойный обряд. Лица присутствующих были серьезны и сосредоточены.
Третья станция, которую включил Лаберро, вела передачу из музея
Вейцмана. Здесь множество людей медленно переходили от одного экспоната к
другому, прощаясь с шедеврами античности: вазами из Аттики, римской
мозаикой, хрупкими японскими акварелями. На экране появилась
самофракийская крылатая богиня победы, дважды погребенная и дважды
восставшая из руин, второй раз - из руин Парижа. Ее торс, сильно
поврежденный, но все еще прекрасный, заполнил весь экран.
Макс снова закрыл глаза и глубже уселся в кресле.
Он дремал и, когда просыпался время от времени, видел, что Лаберро не
отрывается от экрана: земной шар готовился встретить свой конец.
Нарастающий темп эвакуации... Церкви, переполненные верующими... Работники
коммунальных служб, спокойно выполняющие свои обычные обязанности... Мир
пришел на последний неторопливый поклон к сокровищам своего прошлого...
Десятки разных сцен, участники которых одинаково преисполнены смирением и
стремятся к единой цели.
Лаберро смотрел на экран. А Макс, очнувшись от дремоты, смотрел на
Лаберро.
Одна сцена, появившаяся на экране через восемнадцать часов после
первого объявления о предстоящем конце мира, была особенно впечатляющей.
Среди гигантских калифорнийских секвой телекамера отыскала семью: отца,
мать, мальчика лет семи и пятилетнюю девочку. Они пробирались между
гигантскими стволами - пигмеи среди великанов. Девочка вскочила на
выступающий из-под земли корень секвойи и застыла на нем. Геликоптер с
камерой на борту взмыл в небо, чтобы с высоты показать ее, золотоволосую,
рядом с древней царицей лесов. Лаберро поспешно, слишком поспешно
переключился на другую программу.
Наблюдая за ним, Макс взвешивал шансы. Он сосредоточил все внимание
на самом Лаберро и на силе, оказавшейся у Лаберро в руках. Теперь он
убедился в правильности своей догадки: да, его план может быть
осуществлен. Но одновременно он отдавал себе отчет и в том, что может
произойти осечка. А что, если Лаберро не выдержит обещанных трех дней?
Вдруг он поддастся стремительному натиску безумия? Вдруг обуявшая Лаберро
гордыня увлечет его на тот, другой путь, и он нажмет маленькую зеленую
кнопку? Все теперь зависело от того, насколько устойчивым окажется разум
Лаберро. Да, не очень весело было коротать часы ожидания с такими мыслями
в голове.
Он видел, что лицо Лаберро становится все более напряженным, -
значит, в его мозгу идет борьба. Он следил, стараясь не упустить того
мгновения, когда напряжение достигнет предала. И это мгновение наступило,
казалось бы, в самую неподходящую минуту. К вечеру второго дня Лондон
навел телекамеру на одну из древних улиц города, и на экране появился
резчик по дереву, сидящий во дворе своего дома. Осторожными, размеренными
взмахами ножа он снимал стружку. Чтобы завершить такую работу, требовались
недели, а то и месяцы.
Лаберро встал. Правая рука его нерешительно нависла над зеленой
кнопкой, и вдруг, вскрикнув, он выключил главный рубильник и рухнул на
руки подоспевшего Макса.

- Отлично сработано, Ларкин! - воскликнул у себя в кабинете
Сильвестро.
- Надо им сказать... - бессвязно бормотал Лаберро, - надо им тотчас
же сказать... Они должны знать. Это удивительные люди... Они должны знать.
Макс предпочел бы, чтобы это было сделано в более мягкой форме. Но
Сильвестро заявил прямо:
- Возьмите себя в руки, Лаберро. Говорить тут нечего.
- Скажите им, что все в порядке, - настаивал Лаберро. - Вы обязаны
сказать им об этом.
- Включите Филадельфию, - обратился Сильвестро к Менигстайну. Шла,
должна быть, та же передача. На экране под какафонические звуки мелькали
женские ножки и рискованные декольте. Лаберро недоумевающе затряс головой.
- Ничего не понимаю.
- Это идея Ларкина, - сухо пояснил Сильвестро.
- Им никогда ничего и не говорили, Мэтью, - тихо произнес Макс. - И
никогда бы не сказали.
- Но телепередачи!.. - воскликнул Лаберро. - Церкви... музеи...
девочка в лесу... Не понимаю!
Его взгляд, как у испуганной собаки, метался от одного к другому.
- Все это было инсценировано, - терпеливо принялся объяснять Макс. -
Вы были так уверены, что мы не сумеем добраться до вас за вашим письменным
столом. Мы и вправду не могли. Но телеэкран остался вне вашего барьера.
Его можно было трогать. Поворот выключателя - и начиналась одна из тех
фальшивых передач, которые подготовило для нас телевидение. Все эти сцены,



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.