read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



кровь воина в тебе... Но что за племя, где даже волхвы умеют так
сражаться? Ведь без магии, дрался по-воински, я видел... Или ты был
великим воином? У нас старые рубаки уходят иногда в капища. От слабости,
видать. Хотя они говорят мудрено, что как раз от великой силы идут...
Никогда их не понимал. Но ты еще молод... Что гложет тебя, Юрай?
- Все-таки уходят, - проговорил я блекло. - Все-таки есть люди.
- Разве то люди? - хмыкнул Тверд. - То обломки. Мужчина рождается для
войн и славной гибели! Разве не об этом лучшие песни?
- Самые лучшие не об этом, - ответил я коротко. - Но таких песен
немного даже у нас.
- А где ваше племя?
Я развел руками:
- Трудно сказать...
Его глаза были острыми:
- Зрю, не врешь... В самом деле трудно. Очень далеко?
- Даже представить не сможешь, - ответил я честно.
Он некоторое время шел молча, двигал бровями, хмыкал. Сказал
раздумчиво:
- Видать, где-то за Рипейскими горами... В стране гипербореев, где
никто не бывал. Или в краю грифов, песиголовцев, полканов... Говорят, там
муравьи размером с моего кобеля носят из нор вместо песка куски золота..
Я молчал, сохраняя дыхание. Мы углубились в лес, и он становился все
дремучее и страшнее.

К вечеру мы вышли к деревне, которую можно было назвать уже селом.
Хотя, если память мне не изменяет, тогда еще не знали таких слов, как
"деревня" или "село", любое малое поселение называлось весью, а крупное,
огороженное частоколом - городищем.
Домов здесь больше, чем в веси Тверда, а главное же - на самом
высоком месте виднелось несколько идолов, а в центре поднимается
четырехгранный каменный столб. Ближайший к капищу дом выше других, сложен
из толстенных бревен. На крыше вращается жестяной петушок, виднеется
что-то напоминающее параболическую антенну.
У дороги в село вросла в землю приземистая сторожка. Завидя нас,
оттуда вышел рослый красномордый парень. Он был в расстегнутой до пояса
вышитой рубашке, на веревочном поясе болтался тяжелый меч. Меч явно мешал,
но парень таскал его гордо, передвинув чуть ли не на живот.
- Кто такие и откель? - крикнул он зычно.
Окно в сторожке распахнулось, оттуда высунулся арбалет. Я сперва
удивился, потом вспомнил, что на Руси они издавна, только звались
самострелами. Тверд покосился на окно, ответил с достоинством:
- Люди из племени полян.
- Зачем?
- Желательно увидеть тиуна.
Мордастый засмеялся, с интересом оглядел нас. Его глаза остановились
на мне:
- Чего захотели? Самого тиуна! А по какому делу?
Тверд нахмурился, сказал громко, чтобы его расслышали и в сторожке:
- По важному делу. Со мной волхв из дальних стран. У него есть вести,
которые надлежит знать только князю. Кто задерживает его, вредит князю.
Мордастый скривился, но голос его потерял раскатистость:
- По важному делу? Многие так говорят. Пеняйте на себя, если что не
так... С тебя шкуру сдерем живьем, я сам это охоче сделаю, а как твоего
волхва богам посвятят, лучше и не думать...
Арбалет в окне исчез. На пороге появился второй страж. Он был в
кольчуге, выглядел более бывалым, видавшим виды.
- Князь на полюдье, - сказал он негромко, - но у старосты сейчас
гостюет тиун. Вряд ли попадете к князю, минуя тиуна. Мелкая птаха...
Во-о-он дом старосты. Никуда не сворачивайте. Свернете - пеняйте на себя.
Мордастый уже шел к сторожке, повернувшись к нам спиной. Волхвы из
дальних стран его не интересовали. Может быть, и стран больше никаких
нету, только кощюнники много врут, чтобы заработать на пропитание...
Мы пошли к селу уже не по тропке, а утоптанной дороге. Тверд выглядел
озабоченным, и я держался к нему поближе, буквально копируя его движения.
Меньше всего я хотел бы потревожить чьи-то религиозные чувства или
нарушить местные обычаи.
Уже входя в село, я спросил осторожно:
- А если бы свернуть немного с дороги? Отдохнуть в поле?
Тверд насмешливо выпятил губу, сказал покровительственно:
- Как в тебе видать чужака... Там самострелы.
- Зачем? - не понял я.
- От зверей, от лихих людей, - ответил Тверд равнодушно. - Целые
стада диких свиней приходят ночами на поля. Если не бить, все изроют.
Дом старосты был самым добротным, как и полагалось старосте. Стоял он
в глубине двора, а мы остановились перед массивными воротами. Тверд сразу
начал колотить в дубовые створки ногой. Во дворе забрехал пес, не скоро
послышались тяжелые шаги. В воротах открылась крохотная калитка, вылез
огромный молодой мужик. Явно сын старосты, уж очень похож на сына
старосты. У старосты должны быть как раз такие сыны. Да не один. А хотя бы
с полдюжины. От трех-пяти жен. Не все знают, что наши предки брали столько
жен, сколько могли... гм... и прокормить тоже.
- Чего надо? - проревел он.
- Тиуна, - ответил Тверд.
Сын старосты пропустил нас через калитку, шагнул следом. Мне не
нравилось чувствовать за спиной так близко нависшую гору мяса и мускулов,
но во дворе я скоро забыл о провожатом.
Мимо пронесся, развевая хвост по ветру, вороной жеребец. На спине еле
держался мальчонка. Жеребец несся по кругу, красиво разбрасывая ноги в
стороны. Направлял его чернобородый лохматый мужик с проседью на висках.
Был он огромен, массивен, на таких коротких и толстых ногах, что еще
больше, чем его сыновья, напоминал медведя, вставшего на дыбы. Рубашка
была распахнута до пояса, могучая грудь сплошь заросла, как звериной
шерстью, густыми черными волосами.
Третий сын старосты чинил коновязь, с легкостью ворочая в яме, как
соломинку, громадный столб.
Мы постояли в сторонке, наблюдая, как староста приучает к коню своего
младшего. Малыш устал, но слабости не выказывал. Мужчина должен быть
сильным, ибо что слабый заслуживает кроме презрения? Староста сына не
щадил, ибо сын должен идти дальше своего отца. От вида старосты берет
страх, от взгляда сына должны приходить в ужас. В доме живут богатыри и
герои!
Когда ребенок уже почти терял сознание, отец неохотно остановил
жеребца. С крыльца птицей слетела крупная женщина, сняла мальчишку с коня
и быстро унесла в дом, шепча ласковые слова.
Староста повернулся к нам:
- Чего надо?
Тверд коротко рассказал нашу историю. Староста запустил пятерню в
расстегнутую рубаху, с треском почесал крепкими ногтями. От него несло
крепким лошадиным потом.
- Тиун почивать изволит, - сообщил он наконец. - Ждите вон там на
колодце у ворот. Проснется, скажу о вас. Изволит выслушать - ваше счастье.
Нет - затравлю собаками.
Голос его был густой, спокойный. Даже равнодушный, ведь это так
естественно, что докучливых посетителей надо травить собаками.
Он ушел, а мы, усевшись на колоде, нет-нет да и посматривали на дюжих
кобелей. Целая свора бесновалась в запертом сарайчике... Даже не лают,
рычат, обнажая желтые клыки. Никто не станет отбивать, если насядут. А что
выпускали на людей, видно и по собакам, и по старосте.
- Береги горло, - прошептал Тверд. - Старайся не упасть, когда псы
прыгнут на плечи. Упадешь - хана.
- А ты?
- Меня уже травили собаками, - ответил он хрипло.
Я искоса посматривал на озлобленный собак. С ними я не мог драться,
даже работая с макетами. Для меня, горожанина 90-х, каждая собака - друг
человека. Это старые люди все еще содрогаются при словах "немецкая
овчарка", но я вырос в другом мире.
Ждали мы долго. Солнце уже зашло, тиун мог почивать и до утра, если
он не поздняя пташка... По двору ходили стражи, широко загребая ногами,
расставив толстые мускулистые руки. Разговаривали и ржали чересчур громко,
показывая не только зубы, но и десны. Шрамы обезображивали почти каждого.
Впрочем, здесь наверняка считают, что шрамы украшают, как и нарочито
грубоватые манеры, гогот вместо смеха, наглые взгляды, которыми окидывают
каждого незнакомого... Здесь это признаки мужества, здесь настоящие
мужчины. А лучшие из настоящих мужчин, естественно, носят мечи и служат
воинами.
Тиун вышел, когда начало смеркаться. Это был дородный мужчина,
холеный и величавый. На груди у него висела серебряная гривна. На нем
сверкало украшениями дорогое платье, однако и у тиуна на поясе висел меч.
Короткий, легкий, с узким лезвием, но все же меч, не кинжал.
- Ко мне? - спросил он.
Мы встали, Тверд заговорил:
- Мудрый тиун великого и достославного князя Святохолма! Я бывший
десятник войска Салтовского. Ныне живу охотой и жду зова воевод на ратный
труд. В нашу деревню явился этот волхв из чужих земель, и я, радея о
племени нашем, тут же повел его к тебе.
Тиун перевел взгляд на меня:
- Ты волхв?
В его голосе было явное недоверие. Я ответил уклончиво:
- У каждого народа мы называемся иначе: жрецы, священники, шаманы,



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.