read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Она сказала так, будто собиралась отправить меня в милицию.
-- Хорошо, -- сказал я. -- Пойдем.
Благодарить ее в такие минуты нельзя.
Не знаю, как я дождался утра! Я даже не спросил Людмилу, какую пьесу мы
будем смотреть. Это мне все равно. Важно, что я иду в театр!
Взрослые начинают выспрашивать: "Что за спектакль? А не потеряем ли мы
время даром? Что о нем пишут? Что говорят? Интересно ли это?" Им можно так
кочевряжиться, потому что они ходят, когда пожелают и куда пожелают. Просто
избаловались. А мама с папой еще не хотят, чтоб я рос, чтоб стал
взрослым!..
Наконец мы пошли. Отец решил проводить нас до театра. Он держал меня за
руку. Он любит вести меня за руку, как раньше, когда я был еще маленьким и
он заходил за мной в детский сад. Обычно я вырываю руку (смешно тащить на
буксире тринадцатилетнего парня!), и сейчас бы я не позволил, если бы у
отца не было двести двадцать на сто. Я не имею права отбирать у него
положительные эмоции!
Людмила уже немного смягчилась, но еще окончательно не простила меня.
Теперь было похоже, что она решила отвести меня не в милицию, как накануне,
но все же в место не очень приятное; например, на урок, хотя у всех был
день отдыха, воскресенье. По ее строгому виду никак нельзя было угадать,
что мы идем в театр.
Я тайком наблюдал за Людмилой.
"Какая же, -- думал я, -- все-таки несправедливость: Людмила, женщина,
высокая и, как говорят, со спортивной фигурой, а я, мужчина, маленький,
ниже среднего роста. И отец сгибается пополам, чтоб вести меня за руку.
Нет, я не хочу отбирать у Людмилы ее фигуру, но пусть и у меня будет не
хуже!"
У Людмилы не только фигура спортивная, она и в самом деле занимается
спортом: играет в теннис и волейбол. Вообще она, на мой взгляд, интересная.
Очки ничуть ей не мешают, а даже чуть-чуть украшают ее: лицо получается
строгое, умное. Вот только не знаю. нравятся ли мужчинам строгие и умные
женщины.
Я видел, что молодые люди, которые шли нам навстречу, почему-то не
обращали на Людмилу внимания. Это было обидно. Может быть, они угадывали по
лицу сестры, что она не стремится иметь семью, к чему должна стремиться,
как я читал, всякая нормальная женщина.
Так я думал, поглядывая тайком на сестру.
Навстречу шли женщины под руку со своими мужьями. Это ведь сразу видно:
муж или не муж. Некоторые везли коляски, а мужья их шагали рядом. Или даже
сами везли...
Мне хотелось спросить у всех встречных женщин: "Вы кандидат наук? А вы
кандидат?"
Уверен, что никто не ответил бы: "Да". А моя сестра -- кандидат. Почему
же только она одна шла одна? То есть со мной и с отцом, но это же не
считается. Все потому, что не хочет замуж!
У театра мы встретили каких-то знакомых Людмилы.
-- Двадцать лет не виделись! -- закричали почти в один голос мужчина и
женщина. -- Почти двадцать! Мы из пятого "В"! Ты помнишь? Нас потом
перевели в новую школу. И мы разлучились. На столько лет! Живем в одном
городе -- и ни разу не встретились. Непостижимо! А сейчас сразу узнали...
Непостижимо! Мы давно поженились. Уже очень давно. Просто не помним себя
неженатыми. Непостижимо! Просто не помним...
Можно было подумать, что они поженились еще в пятом классе. Они
перебивали друг друга. И готовы были восклицать свое "Непостижимо!" по
поводу всего -- и хорошего и плохого.
-- Это твой сын? -- воскликнула женщина. -- Копия! Просто одно лицо!..
-- Это ваш внук? -- обратилась она к отцу. -- Очень похож на дедушку!
Очень... Просто непостижимо! Ну, поздравляем. Прекрасный внук!
"Неужели я выгляжу настолько моложе своего возраста, что меня можно
принять за сына Людмилы? -- с огорчением подумал я. -- Или Людмила выглядит
старше? Нет, они знают, сколько ей лет: вместе учились. Значит, дело во
мне!"
Но еще больше меня поразило то, что отец промолчал, когда его поздравили
с таким замечательным внуком. Он только залился краской так сильно и густо,
как не заливался еще никогда: и уши, и шея, и даже затылок (это было видно
сквозь белые волосы) -- все стало красным.
Я вспомнил слова дяди Лени с нижнего этажа: "Может, его что-нибудь
мучает, угнетает?"
А может, отца действительно что-то мучает? И он только вида не подает?
Мне казалось, он хотел, чтоб бывшие пятиклассники и дальше принимали меня
за сына Людмилы. Да, он хотел... Это мне было ясно.
Я взял сестру за руку и, хоть она еще не совсем простила меня, прижался
всем телом к ее руке.
Бывшие пятиклассники, казалось, готовы были вспомнить все, что с ними
случилось за последние двадцать лет. Есть ведь такие люди: думают, что всем
интересна любая мелочь и чепуха из их жизни, словно они великие композиторы
или писатели.
-- Мы опоздаем, -- сказала Людмила.
-- Где вы сидите? Где вы сидите? -- опять зашумели мужчина и женщина из
пятого "В". -- Ах, в десятом ряду? Непостижимо! Мы совсем рядом. Это
прекрасно! Познакомим твоего сына со своими дочками. Они уже у нас там,
внутри. Сидят чуть ли не со вчерашнего дня. Они тоже в четвертом классе.
Двойняшки! Твой ведь в четвертом?
-- В четвертом, -- ответил я, хоть на самом деле учился в шестом.
-- Да-да... -- тихо сказала сестра. И, мне показалось, посмотрела на
меня с благодарностью.
Я уже не отпускал ее руку.
Когда мы вошли в вестибюль, Людмила шепнула:
-- Ну, уж... называй меня мамой. Раз они так хотят!
Я так и не узнал, какой мы будем смотреть спектакль, пока не купили
программу. Потому что все время думал -- ив вестибюле и когда поднимались
по лестнице...
-- Хочешь в буфет? -- каким-то чужим, словно заискивающим голосом
спросила меня сестра. Уж лучше б сердилась!
Я согласился... Я люблю получать от театра все удовольствия: попить воды
в буфете, съесть пирожное, купить программу и всю ее прочитать, походить по
фойе и поглядеть на портреты артистов... И, конечно, посмотреть пьесу. Чуть
не забыл!

5
Сестре часто звонят. Если она уходит из дому, то оставляет блокнот и
по-особому тщательно очиненный карандаш ("Мой инструмент!" -- говорит
сестра). Она просит нас аккуратно записывать, кто ей звонит, откуда и по
какому вопросу.
Выполняя просьбу Людмилы, отец часто повторяет:
-- Все по делу! Только по делу! -- И напевает из своего любимого "Князя
Игоря": -- Ни сна, ни отдыха измученной душе!..
Прежде мне казалось, отец поет от радости, что его дочь такой деловой,
такой занятой человек. А теперь я подумал: "Откуда же радость? Ведь князь
Игорь поет эту арию в половецком плену!.. Правда, отец иногда переиначивает
по-своему песни и арии. Но тут, кажется, он ничего не меняет, а поет так
же, как временно побежденный князь: грустно, с досадой... Почему я раньше
этого не заметил?"
Однажды, дней через десять после того, как мы были в театре, раздался
странный звонок. Верней, звонок-то был самый обычный, а разговор сразу
начался как-то не так... Мужской голос позвал Людмилу. Всегда ее называют
по имени-отчеству. Даже старые люди у нас в доме, которые помнят сестру
девчонкой, зовут ее, как говорит отец, не забывая про папу. Я всегда был
уверен, что отец этим гордится: если молодую женщину зовут по
имени-отчеству, значит, ее уважают! "Или перестали считать молодой? --
неожиданно подумал я после театра. -- И откуда я взял, что отцу это
нравится?.."
Я ответил мужчине, что Людмилы нет дома, и спросил, как всегда, откуда
он и что передать.
-- А кто это говорит? -- спросил он в ответ.
Так никогда и никто не спрашивал. "Называет сестру по имени,
интересуется мною, -- подумал я, -- Интересуется, как те возле театра...
Наверно, тоже какой-нибудь бывший пятиклассник из Людмилиной школы.
Конечно!.. Кто же еще может звонить ей без всякого дела?" Мне показалось,
мужчина не хочет сказать ничего такого, что нужно было бы записать в
Людмилин блокнот. И захлопнул его.
Я вспомнил, как в театре сестра шепнула: "Называй меня мамой..."
"Сестре приятно, чтобы приятели, которые не видели ее двадцать лет и
сами давно уже переженились, думали, что и она тоже замужем... и имеет
ребенка", -- рассуждал я. Все эти мои размышления продолжались секунду. И,
не успев еще ничего решить, я брякнул в трубку:
-- Это ее сын...
-- Какой сын? -- спросил мужской голос.
-- Какой?.. -- Я ответил: -- От первого брака!
Сам не знаю, зачем я это сказал. Должно быть, мне хотелось, чтоб
школьный друг Людмилы подумал: "Я женат всего один только раз, а она вон
какая: сумела быть в браке целых два раза! А может, и больше... Значит,
пользуется успехом!"
Нет, пожалуй, в тот миг я не успел ничего подобного захотеть. Просто не
было времени... Но то, о чем я в последнее время мечтал, как-то само собой
слетело у меня с языка.
-- Спасибо, -- сказал мужчина. И сразу ухо мне закололи тонкие, короткие
гудки.
"Ну, ничего, -- думал я. -- Ничего не случилось... Несколько раз может



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.