read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



были богами. Некоторых привезли финикийцы [*19], приезжавшие сюда покупать
олово. Все, кто здесь высаживался -- галлы [*20], юты, фризы, англы [*21],
датчане[*22], -- привозили все новых и новых богов. В те годы здесь
постоянно кто-то высаживался, хотя иногда пришельцев и прогоняли обратно к
их кораблям, и все они привозили с собой новых богов. Но в Англии богам
жить плохо. Если же говорить обо мне, я сразу решил остаться здесь
навсегда. Съесть тарелочку каши, выпить блюдечко молока да немного
пошутить с кем-нибудь из деревенских -- этого мне хватало и в прежние
времена, хватает и сейчас. Понимаете, я ведь здешний и всю жизнь провел
вместе с людьми. А многие другие требовали, чтобы их считали богами, чтобы
им строили храмы и приносили жертвоприношения.
-- Это когда людей сжигают в плетеных корзинках? -- спросил Дан. --
Мисс Блейк нам рассказывала.
-- Жертвоприношения бывают разные, -- ответил Пак. -- Если в жертву
приносили не людей, то коров, лошадей, свиней или метеглин -- такое
вязкое, сладковатое пиво. Мне никогда не нравились жертвоприношения. Но
они, эти Древнецы, упрямые, сумасбродные идолы. И что же получилось? Даже
в лучшие для них времена людям не нравилось, когда их самих приносили в
жертву. Они жалели даже своих лошадей.
Постепенно люди просто отказались от своих древних богов: крыши их
храмов провалились, а им самим пришлось удирать и зарабатывать себе на
пропитание кто как может. Некоторые из них стали по ночам прятаться среди
ветвей и издавать страшные стоны. Если они стонали достаточно долго и
достаточно громко, им удавалось запугать какого-нибудь бедного крестьянина
и заставить его пожертвовать курицу или кусочек масла. Я помню одну богиню
по имени Белисама. Она стала самым обыкновенным Духом Воды. И таких
знакомых у меня были сотни. Сначала они были богами, потом стали Жителями
Холмов, а позднее разбежались кто куда, в самые разные места, потому что
по той или иной причине никто из них не мог ужиться в Англии. Мне
помнится, был только один из древних богов; он честно зарабатывал свой
хлеб после того, как спустился с небес на землю. Звали его Виланд [*23],
он был кузнецом каких-то важных богов, я забыл их имена, и ковал им копья
и мечи. Кажется, он говорил, что является родственником скандинавскому
богу Тору [*24].
-- Тору из книги "Герои Асгарда"?[*25] -- спросила Юна. Она недавно
читала об Асгарде, небесном селении верховных богов, асов.
-- Возможно, -- ответил Пак. -- Как бы то ни было, когда пришли тяжелые
времена, Виланд не стал ни воровать, ни попрошайничать. Он трудился, и я
рад, что в свою очередь смог оказать ему услугу.
-- Расскажи нам об этом, -- попросил Дан. -- Я, пожалуй, с
удовольствием послушал бы об этих древних богах.
Дети устроились на земле поудобней, каждый жевал какую-то травинку. Пак
оперся на свою сильную руку и продолжал:
-- Дайте подумать... Впервые я встретил Виланда в один из ноябрьских
дней, во время сильной бури, в долине Певнсей...
-- Певнсей? Вон там, за горой? -- спросил Дан, указывая на юг.
-- Да, но тогда там было сплошное болото, до самого Хосбриджа. Я
находился на Маячном холме -- тогда его называли Брунанбург, -- когда
неожиданно увидел в небе бледный отсвет от горящей соломы и поспешил
посмотреть, что это. Какие-то пираты -- наверно, люди Пеофна -- подпалили
в долине деревню, а на носу черной, только что вытащенной на песок
тридцатидвухвесельной галеры пиратов лежал громадный черный идол,
вырезанный из дерева, с янтарным ожерельем на шее -- это был Виланд. Ну и
холодина тогда стояла! С палубы свисали сосульки, на веслах блестел лед,
лед лежал и на губах Виланда. Как только он меня увидел, сразу затянул
длинную песню на каком-то своем языке. Он пел о том, как будет править
всей Англией, как я буду видеть дым его алтарей от Линкольншира[*26] до
острова Уайт[*27]. Но мне-то было все равно! Я видел уже очень многих,
которые претендовали на всю Англию, но оставались ни с чем. Пока его люди
сжигали деревню, я дал ему напеться, сколько влезет, а потом сказал, не
знаю, как это пришло мне в голову: "О Кузнец Богов, придет время, и я еще
встречу тебя у дороги, тяжелым трудом добывающего себе кусок хлеба".
-- А что ответил Виланд? -- спросила Юна. -- Он рассердился?
-- Он заругался, закатил глаза, а я отправился в глубь острова,
предупредить жителей о приближении пиратов. Пираты тогда захватили всю
страну, и на много веков Виланд сделался одним из самых главных богов. Его
храмы были везде, от Линкольншира до острова Уайт, как он и предсказывал.
А сколько он получал пожертвований! Их размеры были просто неприличны.
Хотя надо отдать ему должное -- он не любил, когда ему жертвовали людей,
ему больше нравились лошади. Но все равно, что бы там ему ни жертвовали, я
знал: ему еще придется спуститься с небес на землю, -- так же как и всем
древним богам. Я дал ему уйму времени -- что-то около тысячи лет, -- после
чего пришел в один из его храмов посмотреть, как обстоят дела. В храме
стоял алтарь, на нем возвышался идол -- изображение Виланда, а вокруг
стояли жрецы и верующие. Все казались совершенно счастливыми, кроме самого
Виланда и его жрецов. То ли бывало в прежние времена! Тогда ни один
человек не чувствовал себя в безопасности, пока жрецы не избирали себе
жертву [*28]. И вы испугались бы на их месте. Но вот началась служба. Жрец
схватил какого-то человека, потащил его к алтарю и сделал вид, что бьет по
голове маленьким позолоченным топориком, а человек упал и притворился
мертвым. Все закричали: "Жертва Виланду! Жертва Виланду!"
-- Так человек не был на самом деле мертвым? -- спросила Юна.
-- Ничуть. Все было сплошное притворство, как в игре в куклы. Потом
привели прекрасного белого коня, и жрец, отрезав несколько волосков от его
хвоста и гривы, сжег их над алтарем, громко крича: "Жертва! Жертва!"
Считалось, что и человек и лошадь убиты. Сквозь дым я видел лицо бедняги
Виланда и едва удержался от смеха. Он выглядел таким сердитым и голодным:
ведь ему пришлось довольствоваться лишь противным запахом паленого волоса.
Ну точно игра в куклы!
Я решил пока ничего ему не говорить, это было бы нечестно, а когда
пришел туда в следующий раз -- через несколько сотен лет, -- то не нашел
ни Виланда, ни его храма. Вместо храма там стояла церковь. Никто из
Древнецов ничего о Виланде не слыхивал, и я подумал, что он покинул
Англию.
Пак повернулся, оперся на другой локоть и надолго задумался.
-- Давайте подсчитаем, -- сказал он наконец. -- Я вернулся к холму Пука
лет, наверно, через пять -- это было, пожалуй, за год-два до прихода
Вильгельма Завоевателя [*29], -- и случайно услышал, как старый Хобден
рассказывает о каком-то броде Виланда.
-- Если ты имеешь в виду старого Хобдена-пасечника, то ему только
семьдесят два года, -- сказал Дан. -- Он сам говорил. Это наш близкий
друг.
-- Ты абсолютно прав, -- ответил Пак. -- То был прапра... ну, в общем,
далекий предок вашего Хобдена. Он был свободный человек и работал
угольщиком в местной кузне. Я так давно знаю эту семью, отцов и сыновей,
что иногда даже путаюсь. Моего Хобдена звали Хоб из Дина, и он жил около
кузницы. Я, конечно же, сразу навострил уши, когда услышал о Виланде, и
поспешил через лес к названному броду, вон туда, за болото.
Он мотнул головой в сторону запада, где долина сужается между двумя
поросшими лесом холмами.
-- Ой, так там же Виллингфордский мост! -- воскликнула Юна. -- Мы туда
часто ходим гулять, там живет пегий зимородок.
-- В те времена, моя милая, это был всего-навсего брод Виланда. С
вершины Маячного холма к нему вела дорога, она шла через дремучий дубовый
лес -- дубы стояли огромные, вековые -- ив лесу водились олени. Виланда
нигде не было ни видно, ни слышно, но вот под деревом я увидел старого
толстого фермера, который, очевидно, только что спустился с Маячного
холма. Его лошадь потеряла подкову, и поэтому он, добравшись до брода,
слез с лошади, достал из кошелька пенни, положил его на камень, привязал
свою старую лошадь к дубу и крикнул: "Эй ты, кузнец, тут есть для тебя
работа!" После этого фермер сел на землю и заснул. Представьте себе, что я
почувствовал, когда увидел, как старик кузнец в кожаном переднике медленно
вылез из-за дерева и стал ковать лошадь. Это был Виланд -- сгорбившийся, с
большой белой бородой. Я был так изумлен, что подскочил к нему и крикнул:
"Виланд! Что ты здесь делаешь?"
-- Бедный Виланд, -- вздохнула Юна.
-- Виланд отбросил со лба длинные волосы, он не сразу узнал меня, потом
сказал: "Сам знаешь. Ты ведь предвидел это. Я зарабатываю себе на хлеб --
кую лошадей. Меня сейчас зовут иначе -- Вейланд-кузнец".
-- Бедняжка! -- сказал Дан. -- Ну и что же ты ответил?
-- А что я мог ответить? Он положил копыто лошади себе на колено и
сказал, улыбаясь: "Было время, когда я не принял бы этот старый мешок с
костями даже себе в жертву, а сейчас рад, что могу за пенни подковать
кобылу".
"А разве ты не можешь отправиться обратно в Вальгаллу, на небо, в
чертог павших в бою воинов, или откуда ты там пришел?" -- спросил я.
"Боюсь, что нет", -- ответил Виланд, соскабливая грязь с копыта.
Он умел прекрасно обходиться с лошадьми. Старая кобыла тихо ржала от
удовольствия. "Ты, может быть, помнишь, что когда было мое время, когда я
был в силе, я не слыл эдаким добреньким божком. И теперь я не могу обрести
свободу, пока кто-нибудь из людей искренне не пожелает мне добра".
"Ну, так фермер обязательно это сделает. Ты ведь подковал ему лошадь,
все четыре ноги..."
"Да, -- ответил он, -- и мои гвозди будут держать долго -- от одной
полной луны до другой. Но местные фермеры подобны местной глине -- они
такие же скользкие и холодные".
Вы не поверите, но когда фермер проснулся и увидел свою лошадь
подкованной, он, даже не поблагодарив кузнеца, взял и уехал. Я так
разозлился на хама, что тут же развернул его лошадь и прогнал ее вспять
все три мили до вершины Маячного холма, чтобы научить старого невежу



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.