read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



костюм и завязал темно-красный галстук с косыми синими и белыми полосками,
который явно душил его. Мать надела черное платье с кружевным воротником (в
нем она Олегу с отцом очень нравилась) и свои единственные парадные туфли на
высоченнейшем каблуке. Наконец сына заставили дважды высморкаться в
отцовский платок, чтобы не пачкать его собственный, и повели. Люська
осталась лежать на диване с книжкой. Она даже не попросила мать дать ей
походить в туфлях на каблуках, как обычно делала раньше.
Происходило это года за два до войны. В полутемном коридоре
двухэтажного особняка на Татарской улице в нервном ожидании экзамена
собралось полным-полно детей и еще больше родителей. Некоторые читали
объявление на стене: "Дети старше пяти лет по метрике в первый класс скрипки
не принимаются". К Олегу это не относилось, а другие посетители качали
головой, что-то ворчали и уводили детей несолоно хлебавши. От нечего делать
отец и сын Немцы начали играть в ладошки, кто чью кроет.
-- Вы с ума сошли!-- зашептала мать, сердито глядя на отца.-- Сейчас же
прекратите! Отобьешь ребенку пальцы как раз перед проверкой.
-- Немец есть?-- отворив дверь, спросила строгая седая женщина с белым
бантом под подбородком.
Все стали оглядываться.
-- Тут, как же!-- отреагировал отец.
-- Свидетельство о рождении, пожалуйста!
Она скользнула глазами по метрике, проверила дату рождения и ушла
обратно, жестом предложив войти. Отец подтолкнул Олега к двери, а сам
остался и взял мать за руку. Олег сделал несколько шагов и, открыв рот,
растерянно остановился у порога.
Женщина с белым бантом уселась за рояль. На блузке у нее ослепительно
сверкала старинная серебряная брошь.
-- Здравствуй, дружок! Значит, твоя фамилия Немец, а зовут Олег, так?
Олег послушно кивнул.
-- Ты петь любишь?
Олег опять кивнул. Он с интересом разглядывал на груди у женщины брошь
-- в жизни таких не видел. Она поманила его к себе, взяла в свои ладони его
ручонки и стала их вертеть, мять, примерять к своим. Потом что-то записала в
тетрадку.
-- Значит, петь любишь? Тогда спой песню, которая тебе нравится.
Знал Олег все песни, что тогда, перед войной, пели.
-- Много славных девчат в коллективе, но ведь влюбишься только в
одну!-- заорал он.
Он очень старался: отец велел петь как можно громче. Но женщина
зажмурилась, замахала руками.
-- Хватит, хватит, голубчик! Достаточно! Теперь я сыграю, а потом ты
простучишь ладошкой ритм по крышке рояля. Понял?
Чего ж тут не понять?
Она положила одну руку на клавиши рояля и проиграла короткую мелодию.
Догадаться было проще простого: "Широка страна моя родная". Олег
пробарабанил. Женщина кивнула и записала что-то на бумажке. Брошь у нее на
груди заколыхалась.
-- Все!-- сухо сказала она.-- Можешь идти домой.
Олег попал в объятия матери.
-- Не забыл про "до свидания", сынок?
Пришлось вернуться. Олег снова открыл дверь и увидел: там сидит такой
же мальчик в такой же матроске и ему так же мнут пальцы.
-- До свиданья!-- заорал Олег и хлопнул дверью.
Через несколько дней отец ввалился вечером в их комнатенку с
таинственным свертком.
-- Держи! Да не урони.
Сверток открывали торжественно. В нем оказалась скрипка -- новенькая,
пахнущая деревом и лаком. Купить ее было нелегким делом. Олегу требовалась
четвертушка, самая маленькая скрипка, какая только может быть. Кроме
скрипки, в бумаге был еще смычок, баночка с канифолью и пластмассовая
подушечка под щеку -- все, что нужно настоящему скрипачу.
Отец и мать переглядывались, наблюдая, как Олег примеряет скрипку к
подбородку. Счастье прямо-таки струилось из глаз родителей. Перед сном в
постели они размечтались вслух. Им виделось, что уже завтра по всему городу
развешивают афиши: выступает лауреат всех конкурсов, какие только бывают,
знаменитый скрипач Олег Немец и т.д. и т.п. Вот они скромно сидят в первом
ряду, а их сын стоит посреди сцены. Зал в умилении утих, и скрипка в руках
их сына оживает. Вот он кончил -- в зале овация. Букеты цветов летят через
их головы на сцену, и все такое прочее.
Одно только родителей беспокоило: как им самим себя вести? Мать
считала, что нужно аплодировать вместе с залом, невзирая на то, что это их
собственный сын, а отец был уверен, что лучше скромно сидеть, потупив глаза,
и делать вид, что они ни при чем. Так делают все хорошо воспитанные люди.
Ну, а когда их попросят на сцену, тогда они скромно выйдут и тоже будут
кланяться.
Немцам везло. Учительница в музыкальной школе, та полная седая женщина
с белым бантом и брошью, оказалась третьей скрипкой оркестра оперного театра
и большой энтузиасткой поиска одаренных детей. Ее муж был в том же оркестре
первой скрипкой, а сын -- едва входившим в моду молодым дирижером, имя
которого, если он приезжал из столицы, Немцы немедленно отыскивали в уличных
афишах. Преподавательница с воспитанниками нянчилась, велела родителям
привозить детей заниматься к ней домой. Немцы возили сына через весь город
на колымаге-автобусе, чтобы Олег мог полчаса поводить перед учительницей
смычком.
Годы спустя, сидя в оркестре, Олег Немец не раз задумывался, почему с
такой страстью отец и мать хотели сделать из сына Паганини. Почему не
Рембрандта, или Ньютона, или Лермонтова? Впрочем, Лермонтов -- пример
неудачный: его тоже учили в детстве играть именно на скрипке. Ну, еще
понятно было бы, если б родители сами были музыкантами. В том случае
заговорила бы наследственность, а тут?.. Упорство, с которым родители это
делали, было и остается загадочным, мистикой.
Сразу после экзамена, едва раздавался телефонный звонок от знакомых,
мать первым делом сообщала:
-- Олега-то нашего взяли в музыкальную школу! Конечно, проверили и
обнаружили способности. Пальцы у него специально для скрипки. Чувство ритма,
а также аб-со-лют-ный слух. Экзамен он сдал блестяще, это точно. Теперь все
зависит только от его трудолюбия.
И мать смотрела на Олега испытующим взором.
Сам Олег, хотя и радовался, но не ликовал. Сперва ему было интересно
ходить в сопровождении матери в музыкальную школу, водить там смычком по
струнам и гадать, откуда вылетают звуки. Но еще больше нравилось носить
скрипку по улице. Некоторые прохожие на тебя оглядываются: гриф торчит из
газеты. Олег специально так заворачивал, чтобы скрипку было видно.
Маленьких чехлов для скрипок в продаже не было. Выручила материна
родственница тетя Полина. Муж ее химичил на заводе "Химик" и под полой вынес
кусок серебристой ткани, похожей на клеенку, из которой делали аэростаты. Из
этой ткани мать сама сшила чехол по размеру скрипки. Теперь, когда Олег шел
в музыкальную школу, на серебряный чехол стали оглядываться абсолютно все.
Скоро, однако, Немец-младший перестал разделять родительские восторги.
Играть каждый день подолгу одни и те же гаммы надоело. Утром хотелось
поваляться в постели, потом заняться игрушками. Только встанешь -- мать
сразу спешит напомнить:
-- Про гаммы забыл? А переходы с одной струны на другую, как велела
учительница? Ты должен полчаса отыграть!
Он послушно начинал играть и тут раздавалось:
-- Не так держишь скрипку! Посмотри на картинку в учебнике: не так
изгибается кисть, когда водишь смычком!
Мать говорила авторитетно, будто всю жизнь только и делала, что учила
детей играть на скрипке. Олег торопливо играл и в долгие паузы отдыхал,
глядя на издевательски медленно двигающиеся стрелки часов. Но минутную
стрелку не заставляли играть на скрипке, и она не торопилась обогнуть
половину циферблата.
Даже гулять во дворе стало теперь не так весело, как раньше. Не успеешь
выйти -- ждешь, что тебя вот-вот позовут домой. Подраться толком нельзя, из
окна сразу крик:
-- Пальцы! Ты повредишь себе пальцы!
Олег грустнел: все люди как люди, а он? Лучше бы он учился боксу. Всем
во дворе было ясно, что это пригодится скорей, чем игра на скрипке.
-- Ну как наш маэстро?-- спрашивал отец, возвращаясь вечером домой. И
видя кислую физиономию сына, иногда добавлял, обращаясь к матери.-- Слушай,
а может, не мучить его, если ребенок не хочет?
-- То есть?!-- возмущалась мать.-- Откуда ему знать, хочет он или нет?
Бросит сейчас, а потом захочет, но будет поздно.
За обедом мать рассказывала отцу поучительные истории про знаменитых
скрипачей.
-- Вот, например, Ойстрах... И этого, как его, забыла только, как
зовут, кажется, Бусю Гольдштейна насильно вытаскивали из-под кровати. Ремнем
били, чтобы играл. Вот и результат: его знает весь мир!
Потом мать поворачивалась к Олегу.
-- А тебя, Оля, не бьют, считают, что ты сам понимаешь, как это важно.
Так что ты просто обязан играть добровольно!
Отец посмеивался, но в целом был солидарен с матерью. Они упорно не
хотели понимать, как скучно и противно три раза в день по полчаса стоять
возле стола и водить, водить, водить смычком туда-назад, туда-назад,
туда-назад...
Первый концерт скрипача Олега Немца состоялся не в музыкальной школе, а
в бомбоубежище. Город еще не бомбили, но воздушные тревоги начались.
Заслышав завывание сирены, мать наспех одела Олега, схватила другой
рукой Люську и потащила детей в подвал соседнего большого дома. Они долго
спускались по темной лестнице. В прелом помещении, с синей лампочкой на



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.