read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



зала она.- Странно только, что это сходство так взволновало тебя...
Деньги получил?
- Да-да... Все в порядке.
- И, наверное, уже успел отметить с Иннокентием...
- Ну что ты, Вера! Он звал, конечно. Но я ни в какую. Ты же зна-
ешь мою твердокаменность...
- Покурить, однако, уже успел...
- Всего полсигареты. Могу я сделать себе маленький подарок?
Все-таки удачный день: спихнул такой громоздкий заказ...
- Обедать будешь?-устало спросила она.
- Разумеется!-бодро воскликнул Игорь Дмитриевич.- Мы же там поч-
ти не ели. Куснули чуть-чуть салатику...
Вера Вячеславовна пошла на кухню. Он, вздохнув, двинулся за ней.
- Не сердись, я же вполне... Пообедаю, а потом сяду за эскизы.
- Потом тебе надо сходить в поликлинику,- сказала Вера Вячесла-
вовна.- Заходила медсестра, тобой опять интересуется кардиолог...
Куда с немытыми руками? Иди в ванную... Дитя малое, честное слово...
А Иринка и Журка в это время шагали к троллейбусной остановке.
- Может, пешком пойдем?- предложила Иринка.
- Нет, лучше на троллейбусе.
- Тут ведь недалеко, и время есть...
Журка засмеялся:
- Да не в этом дело. Просто я почти не ездил на троллейбусе. У
нас в Картинске их нет. Автобусы только.
- Ну и что? Одно и то же... Ладно, давай, если хочешь.
Журка чуть виновато сказал:
- Ты привыкла, а мне интересно.



Часть первая. ИГРА И НЕ ИГРА
Наследство
Журке все было интересно. Жить интересно. Хотя, казалось бы,
жизнь его была самая-самая обыкновенная.
Почти все свои одиннадцать лет он прожил на краю Картинска, в
двухэтажном деревянном доме, где они с мамой и отцом занимали одну
комнату. (Правда, комната была большая, разгороженная шкафом на две
половины, с высоким потолком и большими окнами на солнечную сторо-
ну.) Город был маленький. В нем лишь недавно стали строить многоэ-
тажные дома, да и то в центре и на южной окраине. А в Журкины окна
была видна улица с растущими вдоль заборов лопухами, деревянные до-
мики и огороды.
Огороды спускались к ручью, который назывался Каменка. За ручьем
тянулась травянистая насыпь с рельсами. По рельсам то и дело стучали
коричневые товарняки и зеленые пассажирские поезда. А два раза в
сутки проскакивал красный московский экспресс. Пассажирские поезда
нравились Журке: по вечерам прямо из комнаты видны были бегущие це-
почки светлых вагонных окон...
В общем, он жил на тихой улице с громким названием Московская,
бегал по ней в школу, смотрел фильмы в ближнем кинотеатре "Мир" и
дальнем кинотеатре "Спутник", летом бултыхался в самодельной ребячь-
ей купалке недалеко от железнодорожного моста через Каменку, зимой
катался на санках с пологого берега, читал книжки про приключения,
про дальние города и страны, смотрел телепередачи "Клуба кинопуте-
шествий" и знал, что живет замечательно.
Он знал, что все ручьи текут в реки, а реки - в моря и океаны. И
когда он опускал руки в струи грязноватой от мазута Каменки, то по-
нимал, что соединяет себя с водами Атлантики и южных морей.
Когда он взбегал с Ромкой на крутую насыпь и прижимался щекой к
теплым вздрагивающим рельсам, эти рельсы, как провода, подключали
его к гудящей жизни всей Земли. Ведь они убегали, нигде не прерыва-
ясь, в самые далекие края.
Когда Журка сидел на подоконнике и рассматривал в бледном летнем
небе звезды, он знал: тысячи разных людей, как и он, смотрят сейчас
на те же звезды. Эти взгляды соединяли Журку со многими пока незна-
комыми людьми.
Хороших людей было гораздо больше, чем плохих (хотя плохие тоже
попадались, куда от этого денешься?). И хороших дней в жизни было во
много раз больше, чем горьких и неудачных. Конечно, случалось вся-
кое: и двойки с грозными записями в дневнике; и отвратительные анги-
ны, когда распухает не только горло, а даже язык; и боль от расшиб-
ленных колен и разбитого носа; и томительная беспомощная тревога,
если вдруг поссорятся мама и папа; и ночные страхи; и тот безобраз-
ный случай в походе... Но все это были именно случаи. Как редкие
тучки среди ясного лета.
Вот на такое лето и была похожа его, Журкина, жизнь. Наверно,
потоку, что он умел находить кусочки радости во всем. Даже когда во-
лочились над крышами лохмотья осенних унылых облаков, Журка сравни-
вал их с разорванными бурей парусами и вспоминал, что дома не дочи-
тана "Одиссея капитана Клада". Даже когда приходилось ронять слезы
после маминых слов, что ей "не нужен такой двоечник, разгильдяй и
лодырь, за которого приходится краснеть перед всеми родителями из
четвертого "В", он знал, что вечером все равно мама подойдет, сядет
на краешек постели и они помирятся. И сквозь плач радовался этому.
И лишь когда пришло письмо о Ромке, все хорошее вокруг словно
вздрогнуло и рассыпалось.
Журка плакал тогда не очень. Потому что плачь не плачь, что те-
перь сделаешь? Но не было в этих задавленных слезах и намека на ка-
кую-то будущую радость.
Потом оказалось, что и такая черная горечь не навсегда. Прошла
она, а в оставшейся печали будто появились светлые зайчики. Ввдь
Ромка, несмотря ни на что, все-таки был. Целых два года он был у
Журки, а прошлая жизнь, если ее не забывать, всегда остается с чело-
веком. И друзья, которые были, остаются навсегда.
Ромка часто снился ему. Журка ждал этих снов, чтобы снова
по-настоящему увидеться с Ромкой. Потому что наяву он вдруг стал за-
бывать его лицо. Голос помнил, руки с облезшим на левом мизинце ног-
тем, похожую на черную горошину родинку на заросшей пушистыми свет-
лыми волосами шее... А лицо будто уплывало. Словно Ромка уходил все
дальше и дальше. А во сне он был прежний...
Журка быстро и охотно засыпал под шум недалеких поездов. Этот
шум не мешал ему. Он все время напоминал, что есть дальние дороги,
они протянулись по всей планете, и Журке тоже придется ездить по
ним.
Впрочем, Журка ездил. Один раз с мамой в Москву, потом с мамой и
папой в Феодосию, в дом отдыха. Случались и другие путешествия: в
лагерь "Веселая смена", в областной город к дедушке - маминому папе.
Но это были эпизоды. Они лишь на время прерывали привычную жизнь на
родной Московской улице. А Журка знал, чувствовал, что когда-нибудь
эта жизнь изменится совсем и дороги унесут его из тихого Картинска
надолго. Все изменится...

Изменилось раньше, чем он думал. Неожиданно.
Умер дедушка.
Это случилось, когда Журка был в лагере. Родители решили не вол-
новать Журку, ничего ему не сказали. Съездили на похороны, оформили,
какие полагалось, документы, устроили поминки. Короче говоря, сдела-
ли все печальные дела, которые выпадают на долю родственников, когда
человек умирает.
К тому времени, как Журка вернулся, мама уже не плакала, хотя и
была печальнее, чем всегда. Комната оказалась полупустой, а папа
увязывал и упаковывал вещи. Решено было переехать в областной центр.
После деда осталась небольшая, но приличная квартира, на которую, по
словам отца, кто-то "хотел наложить лапу, но это дело у них не выго-
рело". А еще в разговорах звучало слово "завещание", и это удивляло
Журку. Он думал, что завещания писались только в прежние времена -
про всякие там клады и дворянские состояния. Это было слово из рома-
на "Граф Монте-Кристо". И вдруг - не в романе, а на самом деле.
Впрочем, о завещании говорили мимоходом. Да и какое там наследство
мог оставить одинокий, очень небогато живший дед?
Журка обиделся на родителей за то, что не сказали вовремя о де-
душкиной смерти. Разве он такой ребенок, чтобы скрывать от него беды
и горести? Но, если говорить по правде, печалился Журка не очень
сильно. Дедушку он знал мало, видел редко и, кажется, никогда по не-
му не скучал.
Хотя, конечно, дедушка был очень хороший. И он совсем не походил
на обычного дедушку. Просто пожилой мужчина, очень высокий, с залы-
синами над худым лицом, с мелкой седоватой щетинкой на щеках, кото-
рые были прорезаны длинными морщинами. Он прихрамывал, но ходил без
палки и держался прямо. Носил он большие круглые очки, хотя и без
них видел неплохо. Журке почему-то казалось, что очки эти насмешливо
поблескивают, когда дед смотрит на папу и маму. А если дед имел дело
с Журкой, очки он снимал: и когда разговаривали, и, уж конечно, ког-
да вскидывал Журку себе на плечи.
Он был крепкий, и руки у него были сильные (правда, и ласковые



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.