read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



треске кузнечиков, в бегущих водах ветра, лTгкие степные осы пролетают над
их лицами, и солнце разгорается до такой чистоты, что становится очень
светло, и маленькие тела девочек отрываются от земли, чтобы снова очутиться
в будущем, и только тогда Катя чувствует себя свободной от гнетущих сумерек
прошлого, от туманного сияния фонарей и двух молчаливых фигур на лавочке
возле незнакомого дома в полях. Она мало вспоминает своих родителей, но
только там, на белой земле облаков, ей становится по-настоящему легко и
весело, она точно знает: это потому, что их там уже нет, там, в бездне
сияющего солнца, их нет, они забыты, смыты ветром в ветряную пропасть,
рассыпались в сухую пыль, добрую тTплую пыль, из которой вырастут цветы, и
будет не жалко того, кто исчез уже навсегда.
Так проходит несколько дней, и наступает сентябрь. В детском доме
начинаются школьные занятия. Письму и истории детей учит молодая комсомолка
Саша, стройная и полная правильной красоты, она одевается всегда в рубашку
и тTмную юбку до середины голеней, а волосы скрепляет металлической
заколкой, чтобы не падали вниз и не мешали вести уроки. Говорит Саша мягко
и немного картаво, пишет на доске мелом тоже мягко, словно ест из банки
сметану, бережно сжимая мел пальцами и сильно не надавливая, чтобы не
сыпать на пол белую крошку. Особенно хорошо Саша рассказывает о Революции и
Гражданской Войне, о героях и врагах, каждого врага она знает в лицо и
может смешно нарисовать на доске, тощего Керенского, усатого Корнилова,
плотного, как сытый крестьянин, Деникина, шваброобразного Колчака в
фуражке, ещT пуще увеличивающей его длину, обвешанного орденами Врангеля,
барона в высоких сапогах, засевшего за Перекопом, они лезут по карте
Родины, со всех сторон, и Саша для большего впечатления о силе зла
пририсовывает идущие за ними белые полки в виде густых штыковых частоколов.
Каждый раз ученики пугаются заново безнадTжному положению Революции, словно
Война повторяется теперь вновь и всT может стать иначе, не появись снова
командарм Ворошилов, красный маршал БудTнный, неустанный генерал Фрунзе и
хитроватый герой Василий Чапаев. Но они появляются, один за другим, Ленин
бросает их в бой размеренно, зря не тратя резервы даже перед лицом
смертельной опасности, каждый выходит, когда наступает его время, и
частоколы штыков редеют, стираемые ребром Сашиной ладони, и кривые,
пузатые, колченогие враги плетутся назад, ползут в свои норы, падают в море
и убираются вплавь в далTкие империалистические края, где пока ещT не
взорвалась мировая революция и капиталисты могут жиреть, напиваясь кровью
рабочего труда.
Трудовое воспитание, физику и физкультуру преподаTт пожилой человек по
фамилии Ломов, никто даже не знает, как его зовут, обращаются просто:
товарищ Ломов. Ломов низок ростом, плотен и суров, не улыбнTтся никогда,
лицо у него похоже на квадрат больше, чем на другие геометрические фигуры,
щетинисто и буро, говорят, что Ломов - бывший революционный матрос, и что
все родные у него погибли на войне, но сам он об этом не говорит, а говорит
только по существу, и когда ученик должен объяснить ему закон физики, Ломов
заранее предупреждает: говори суть, нам не закон нужен, ты суть от него
возьми. Так, говорит, всT теперь на свете: законы - прочь, они отжили своT,
нам главное - суть взять, чтобы сердцем чувствовать, где правда, потому что
человечество за историю свою много зряшного и неправильного сделало, чего и
вовсе можно было не делать, это мы отвеем, а возьмTм самое зерно, и его
посеем вновь, и вырастет коммунизм, потому что коммунизм - чистая правда, и
нет в нTм ни капли лжи. Потому и считает Ломов ложь главным врагом и
оружием империализма, и когда ошибается в уроке, говорит: видите, ошибся,
солгал вам, потому и нет ещT коммунизма, там люди ошибаться не будут. Что
есть странное в Ломове, так это привычка его выходить иногда к стене
детдома, там поворачивается он лицом в степь, и однажды Вера случайно
подсмотрела, что он справляет там нужду, чтобы не ходить в общий туалет.
Математике учит старый, искривлTнный человек, которого зовут дед Никанор
Филиппович, от него сильно пахнет махоркой, потому что он много курит,
только во время урока терпит, а после стремится на волю, сесть на табуретку
у двери и сделать из бумаги себе самокрутку, поднося же еT после ко рту
неправильно сложенной рукой, похожей на высохший кусок древесного корня,
дед Никанор щурится и кривит рот в доброй улыбке, особенно радостно ему,
если кто из детишек придTт к нему тогда, спросить что-нибудь о
треугольниках, дробях, или других непонятных существах, которых можно,
оказывается, насильно поселить у себя в голове, и они потом живут там, и
иногда даже начинают сами говорить, дед Никанор гладит тогда ученика по
голове и глядит в степь за дверью, беспокоясь так о месте будущей жизни для
растущего человека, не будет ли оно холодным и скучным для него, и станут
ли выполнятся там законы математики, которым он учит.
Катя постепенно привыкает жить в детдоме, она становится спокойнее, а коса
еT - грязнее, потому что горячая вода бывает только раз в неделю, а за
волосами Катю следить всегда заставляла мама, даже в пионерском лагере она
всегда мыла их лишний раз, думая о том, что иначе мама по возвращении
рассердится, теперь же мамы больше нет и аккуратность никому не нужна.
Кормят Катю мало, на завтрак дают хлеб с молоком, а на обед - молочный суп
с лапшой или тощий бульон с луком, да ещT пирожки с капустой, а ужина
иногда не бывает вовсе, а иногда он состоит из одного яблока. Но для Кати
еда не имеет никакого значения, она мечтает только иногда о мороженом или
шоколадной конфете, какие приносил раньше изредка еT отец, когда ещT не был
предателем. Вечерами дети собираются в читальной комнате, и Саша читает им
вслух книги, про историю и просто про жизнь, а иногда даже стихи. Во время
чтения она часто останавливается и объясняет прочитанное, непонятные слова
или незнакомые имена, в читальной комнате тепло, на столе, где сидит Саша,
горит керосиновая лампа, света от неT хватает только на книгу и Сашино
лицо, дети сидят в сумраке, и можно думать о чTм хочешь и шTпотом
разговаривать между собой.
Перед самым сном, уже в постели, Катя лепит что-нибудь из куска глины,
который она стащила на кухне, когда помогала повару Кларе Васильевне мыть
посуду. Клара Васильевна толстая и ласковая, она дала Кате за еT труд самую
настоящую ватрушку, которую сделала сама в свободное от работы время. Клара
Васильевна попросила Катю съесть ватрушку прямо на кухне, но хитрая Катя
утаила самую вкусную половину для Веры, а ещT Клара Васильевна сообщила
Кате по секрету, что раньше еT звали Агафья, а Кларой она назвалась от
высокого революционного сознания в честь немецкой революционерки Клары
Цеткин. Глина очень нужна Кате, чтобы создавать из неT маленькие безглазые
существа, живущие только день, потому что на следующий Катина рука сминает
их, чтобы сделать в глине новую сущность. Дома, в Москве, у Кати был
пластилин, белый и чTрный, который она никогда не смешивала, чтобы не
испортить, из белого она лепила людей, собак и аистов, а из чTрного -
кошек, ворон и мазутные канистры, среди которых еT творения проводили свою
жизнь.
Катя знакомится с другими девочками из приюта, но дружить может только с
Верой и с еT подругой из соседней комнаты Аней, маленькой светловолосой
девочкой, которая вечно тоскует о чTм-то и почти ничего не говорит, только
вздыхает. Иногда Аню охватывает такая тоска, что она не может ничем
заниматься и просто ложится на своей постели лицом в подушку и тихо лежит,
не плача, она ни на кого не сердится, потому что понимает, что никто не
виноват в еT тоске. В такие дни Кате кажется, что душа покинула Аню, есть
всT таки в человеке какая-то душа, которая может уйти, а человек продолжает
жить, тихо лежать, положив на постель остывающие руки и ноги, пока душа не
вернTтся назад. Пока Аня ждTт возвращения своей души, можно потрогать еT
похолодевшие пальчики, поцеловать еT в щTку, даже пощекотать подошвы ног,
она ведь так боится обычно щекотки, сразу сжимается в клубок и исступлTнно
хихикает, но что ни делай, Аня всT равно останется неподвижно лежать, и
глаза еT будут тупо смотреть на наволочку, только изредка подрагивая
веками. Аня никогда заранее не знает, когда придTт еT большая тоска, утром
того же дня она может быть весTлой и живой, тоска внезапно подходит к ней и
начинает душить, однажды, на перемене между уроками, Катя видела, как это
бывает, Аня стояла у окошка и чертила пальцем по пыли на стекле буквы,
смешно коверкая слова, а потом вдруг палец еT остановился, замер на полпути
к концу проводимой чTрточки, а потом Аня просто опустила руку и осталась
тихо стоять, глядя в окно, несколько мгновений она совершенно не дышала,
словно хлTсткий резиновый шнур перехватил ей горло, наконец судорожно, как
бы подавившись, вздохнула, лицо еT было таким бледным, будто еT и вправду
сейчас вырвет. Катя посмотрела в окно, туда, где остановились глаза Ани, но
ничего не увидела там, кроме кирпичной стены, обрывающейся косым разломом и
степи за ней, где сентябрьский ветер бил крыльями жTлто-зелTные травы, и
высоко над землTй, то сбиваясь, то снова выравнивая дугу, кружил маленький
сокол. В тот день Ане было так плохо, что казалось, она совсем умрTт. Катя
спросила Веру, почему не дать Ане покурить, чтобы она забыла о своей тоске,
но Вера ответила, что когда-то пыталась уже курить вместе с Аней, но ту
сильно стошнило, губы у неT стали голубыми, и Вера очень испугалась, что
Аня отравится. Вера вообще относится к Ане, как к младшей сестре, всегда
вступается за неT, и Аню никто не может обидеть, потому что все уважают
Веру, хоть она и не старше других, но держится по-взрослому, и Катя рядом с
ней тоже чувствует себя взрослой, они ведь иногда ходят с Верой в степь
смотреть в будущее, и Аня ходит с ними, она тихо сидит в балке и не мешает,
только смотрит на грезящие лица подруг и наверное представляет себе, как
светло там, на белых берегах смерти, а никто больше не знает о будущем, и
даже Саша, которой уже двадцать лет, она комсомолка и читала почти все
книги, которые написали Ленин и Сталин, не знает ничего о синих реках
смерти и кровавых маковых полях, где бродит жизнь Великого Вождя в
белоснежном своTм кителе. Это их собственная тайна, и знает о ней ещT
только Он, который сам видел их глядящими вниз с сияющих мягких облаков.
Сны Кати становятся со временем не такими пугающими, она привыкает и к ним.
Катя уже знает, что за домиком в степи есть старое, обглоданное дождями и
ветром дерево, тополь, он совсем не похож на стройные молодые московские
тополя, он тополь только по листьям, но Катя всT равно любит приходить к
нему, потому что он единственное дерево в окрестной степи, и отец тоже
часто встаTт с лавочки и ходит смотреть на тополь, гладит руками его ствол,



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.