read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



первый попавшийся подъезд, который кричал, что детям на баррикадах делать
нечего, но тот, скорее всего, не умер, поскольку я ткнул его ножом слабо,
неумело, лишь бы отвязался... Однако давно это было. В год подлого
убийства Ленина. В год, когда русский народ поднялся с колен. А потому -
дядю интернационалиста не считаем. Итак, раньше мне не приходилось
убивать, дураку, трусу, интеллигенту. Прожить жизнь, не познав, как
прилипает к хозяйским ногам холуйская кровь - смешно и глупо. Но сегодня
ночью я освобождаю себя от мирских условностей. Во сне можно все,
товарищи. Особенно если учесть, что я уже похоронен вами и терять мне
нечего. Верно, Петро? Молчишь, иуда. Верно, любимая жена моя? Говоришь,
зря я своего будущего зятя зарезал? А что мне еще оставалось, старая ты
дура! Вы же первые начали, твари теплокровные, почему-то не пришлись вам
по нраву восставшие останки детского писателя, вам всем, братья евразийцы,
так что не обижайтесь теперь. Страшные сцены с вашим участием хорошо
успокаивают мечущуюся в белой горячке душу. Каждый новый эпизод ясно
показывает: нет, не угасла фантазия того пьяного интеллигента, который
бесконечно бредит сейчас всеми вами, валяясь непонятно где и непонятно в
каком виде... Но как вам удается сразу узнавать меня, если сам я вижу в
зеркале только истлевшие мощи? Бред, бред и бред. Может, потому что вы
всегда ждали моего возвращения? Может, потому что зрение ваше обострили
долгие годы страха? Впрочем, это неважно. Главное - в ином. ОН со мной,
мой друг, мой раб, ОН поит жизнью мои высохшие руки, ОН тяжко лязгает, в
ритм шагам подпрыгивая на моем железном плече. Вдвоем мы сочиним такую
сказку, перед которой померкнут готические сюжеты...
Сказку?
Вот оно! Нашел!.. Я нашел тебе имя, - ликуя, сообщаю светящемуся в
сумерках мечу. Соавтор... Нарекаю Соавтором - будь им, не откажи
заскучавшему писателю. Ведь я обожаю раздваиваться, распадаться на части,
чтобы становиться затем единым и неделимым, люблю играть в чужие судьбы,
баловаться словами - весело, но всерьез. Забыли, сволочи? Как я
мистифицировал читающую публику, написав "Повести Просто Так" от лица
якобы двух авторов, которые прямо в тексте перебивают друг друга, дерутся
за перо, бумагу, пихаются возле пишущей машинки и так далее... Впрочем,
сейчас будет честно. Мы сочиним с тобой роскошную концовку этого сна, мы
не разочаруем Его - Того, Который...
Который Дал Мне...
Того, Который Дал Мне Силу.
Вперед! Хватит мыслей. Меня ждет Бригадир Правды, он объяснит мне
все, освободит мою грудь от бурлящих вопросов. А потом - о! - потом я
пригну этого властолюбивого карлика к полу, подниму светящийся Соавтор
повыше - и...
Моросит дождь, перед служебным входом мокнет серая туша мясовоза.
Водитель резво вываливается из кабины, бежит куда-то, оскальзываясь -
очевидно, ему я тоже не нравлюсь. Что ж, автомобиль мне очень кстати,
иначе пришлось бы возвращаться на Никольскую. Залезаю вовнутрь, заново
изучаю управление. Стартер и здесь отсутствует, двигатель запускается с
помощью ключа - забавное новшество, впрочем, уже освоенное мною в
предыдущую поездку. Завожусь, еду.
Еду по площади - нагло, открыто. Трудятся стеклоочистители, Соавтор
смирно лежит на двух соседних сиденьях... Как попасть в Кремль? Можно
разогнаться и на полном ходу воткнуться в какие-либо из ворот. Нет,
бесполезно, чугунные плиты даже не почувствуют этот удар. Тем более, за
первой линией металла есть и вторая. Можно попытаться перелезть через
стену, предварительно угнав пожарную машину, но пока я занимаюсь поисками,
ночное бдение в Теремном дворце закончится, и хозяева земли русской
разъедутся кто куда. Или поступить проще - разбить ворота собственноручно,
точно так же, как прочие встававшие на моем пути преграды? Вдруг
получится? Хотя бы вот эти, Спасские - главные ворота на главной площади.
Не караулить же, в самом деле, пока кто-нибудь из проверенных захочет
попасть вовнутрь!
Караулить не требуется: неприступные створки открываются сами.
Сегодняшней ночью мне везет чуть больше, чем той, прошлой, оставшейся
незавершенной. Это хорошо. Выкатывается большой белый лимузин, и я плавно
сворачиваю к нему, не снижая скорость. Ишь ты, наверное,
правительственный. Отличный конь, еще одна мечта сорокалетнего сочинителя,
возомнившего себя невидимой властью. Кто внутри - непонятно. Надеюсь, не
Бригадир Правды, это было бы слишком просто. Перед столкновением вижу
разинутый в немом вопле рот водителя - где-то внизу, у каменной мостовой,
- вижу розовые ладони, прилипшие к боковому стеклу лимузина, затем
принимаю удар и мчусь дальше, к башне, под арку, во тьму тоннеля, а смятая
железная коробка остается сзади, отброшенная за ненадобностью на газон. Не
лезь под ноги, компаньеро! Охрана бежит вдогонку, запоздало стреляя, но я
уже пронзил кирпичную толщу насквозь, я уже здесь, у вас, принимайте
гостя.
Мимо монастыря - на вольные просторы Ивановской площади. Пустынно и
тихо. Мимо колокольни, мимо Двенадцати апостолов, прямиком к Колымажскому
въезду. Ага, вот и конец тишине! Шеренга безликих теней спешит наперерез.
Неужели меня встречают? Что ж, польщен. Быстро же они опомнились, псы
казенные, прекрасная выучка. Впрочем, внезапно грянувшая пальба заглушает
все постороннее - и шум двигателя, и дождь, и мысли. У них автоматическое
оружие, у меня - только раздирающий грудь вой. Руль больше не подвластен
мне, автомобиль уводит влево, влево, влево. Нет, не удержать - переднее
колесо пробито. В стеклах расцветают аккуратные паутинки, одна за другой.
За стеклами бешено мелькает. Патриаршие палаты надвигаются, загораживают
собой небо, свирепая неодолимая сила швыряет меня вперед, в пустоту и
сырость, пробивает моим лбом ветровое стекло, но тут все кончается, потому
что внешний мир уже неподвижен. Из капота выплескивается пламя, рвется в
кабину, и я прыгаю в раскрывшуюся от удара дверь.
Ливень.
Я невредим, разумеется. В руке Соавтор - я не забыл тебя, брат!
Мясовоз своротил кузовом будку охраны, оттуда тянутся задушенные крики, но
слушать их мне некогда. Бегу прочь. Сзади огонь и грохот. Длинная
кольчужная юбка путается в ногах, весомо бьет под колени. Вот он, въезд в
Царские дворы, я все-таки добрался до него, перехитрил красно-белые стены!
Бегу. Во дворе засада: прыщавый юноша, закусив от усердия губу, садит из
автомата - в меня! в упор! - пробив в кирасе одну сплошную дыру, и мне
ничего не остается, кроме как шагнуть к нему. Лязгает о булыжник
замолчавший автомат. Человек разваливается, поделенный мечом надвое,
раскрывается дождю, вспенивает лужу - сначала верхней своей половиной,
затем нижней. Сила переполняет меня. Сила и ненависть. И еще - вопрос,
этот проклятый вопрос. Бегу дальше, ныряю под арку, и снова через двор, к
лестнице. Наверху, на плоской крыше Мастерских палат, сияют электрическим
светом Терема - святая святых здешнего мира. Вожди нации не спят.
Теоретики и практики, обеспечившие победное шествие генетики по планете,
на боевом посту. Замечательно. Только путь вперед, увы, не свободен, забит
человеческим мясом, которое серыми волнами катится по лестнице, и тогда я
вздымаю Соавтор над головой.
Я принимаю бой!
Мяса оказывается слишком много. Агрессивное и упрямое, плотное и
мокрое, оно слаженно визжит, корчится и хватает меня за ноги, оно
сотрясает мир бессмысленной стрельбой. Клинок вязнет. Доспех мгновенно
превращен в сито, редкие пули рикошетом улетают в ночь. Трудно. Впрочем,
бегу - вверх по ступенькам. Любопытно, что будет, если садануть в меня из
пушки? К счастью, пушки у них нет, и я уже на просторной крыше подклета.
Здесь легче, свободнее - двуногие куски плоти с готовностью драпают,
уступая мне дорогу. По каменной лестнице, на Переднюю площадку, только
вверх! Я неудержим...
Красно-белый трехэтажный дворец, подсвеченный прожекторами, вызывающе
ярок на пасмурном желтом фоне окруживших его зданий. Фантастически
красиво, невозможно представить себе что-нибудь более воинственное. Дворец
будто связан невидимыми токами с темнеющими вдалеке крепостными стенами.
Идеология цвета - точная наука, русские мастера всегда это понимали.
Однако не время эстетствовать! Тук-тук, кто в Тереме живет? Массивная
резная дверь, крякнув, слетает с петель. Внутри еще легче - светло и сухо,
нет автоматчиков и значительно меньше никчемной суеты. Дубовый паркет.
Внутри - телохранители. Отборные крепкотелые экземпляры, Соавтору такие
будут особенно приятны. И смекалистые к тому же, быстро соображают, что
пулей гостя не остановить. Мастера рукопашного боя, они ловко
уворачиваются от порхающего по залу меча, атакуют по одиночке, но ведь их
тренированные кулаки - ничто в сравнении со мной. Отчаянные парни. Вот
один сломал себе сустав, и я милосердно отсекаю пострадавшую конечность.
Вот другой вывихнул ногу, упал, растяпа, и я колющим ударом освобождаю его
от мучений. Вот следующие двое расползаются по ковровой дорожке, дополняя
тончайший узор жирными полосами... Я вступаю на Золотое крыльцо. Где же
вы, хозяева, куда спрятались? Лечу на второй этаж, прорубаюсь сквозь строй
роскошных дверей. Пусто, пусто, пусто. Буйство красок. Вышколенные холуи в
панике шарахаются по углам. Нависающие своды, опутанные бесконечным
цветочным орнаментом, круглые потолки, расписанные древними сюжетами,
анфилада разноцветных комнат - мертвое пространство. Где вы, покажитесь!
Ну, разумеется, они на третьем этаже. Мог бы сразу догадаться,
герой-референт. Здесь, - в Верхнем Теремке, в этом удивительном дворце во
дворце, символе загадочной русской души, - испокон веков устраивались
боярские посиделки. Растоптана последняя пара телохранителей, сокрушена
последняя дверь, и в зал вхожу я. Горит люстра, радужно поблескивают
изразцы. Витражи скучно темнеют в окнах, растерявшие из-за ночи все свои
цвета. Шесть стариков - вершат в тишине таинство власти. Впрочем, сейчас
эти шестеро толпятся в противоположном конце, трусливо бросив стол в
центре. Плюс секретарь, молодой и ухоженный, торопится ко мне,
демонстрируя удаль и служебное рвение, но его приходится кончить сразу,
возле круглой изразцовой печи, на глазах у почтенной публики. Они хором



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.