read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



день, - и чего-то он еще говорил. Но я просто не помню, потому что я как
будто окунулся в плотный красный туман, забивший глаза, уши, ноздри. И
откуда-то издалека, будто с соседней улицы, я услышал голос Володьки:
"Постой!.."
Но я знал, что он уже все провалил, испугался до конца, и мы приехали
на финиш. Я плотнее сжал в левой руке деревянную рукоятку ножа. Я левша и
правой рукой только ем, а дерусь всегда левой. Рукоятка была липкая и
влажная от пота. И от этого, от трусости своей, я почувствовал какое-то
остервенение, размахнулся и изо всей силы ударил шофера ножом в спину. Я еще
боялся, что мокрая ручка выскользнет из ладони, Но нож вошел легко, мягко,
ну, как в мыло, например. Я это почувствовал, потому что мой кулак по
инерции ударил его в спину...

Константин Попов
- Постой!
Я удивленно посмотрел на него. Стал он какой-то взъерошенный,
испуганный, злой. Я захотел...
Боль. Жуткая, нечеловеческая боль вдруг пронзила все тело, будто меня
проткнули насквозь раскаленным пылающим прутом. Я еще ничего не понял, но
боль, страшная, разламывающая меня на куски, рвущая, пылающая, вопящая в
каждой моей клеточке нестерпимой мукой затопила, захлестнула, поволокла меня
куда-то. И во всей этой боли передо мной тускло маячило синее лицо парня с
круглыми от ужаса глазами. Тогда я понял, что это лицо смерти, что на меня
смотрит человек, который убил меня. Я хотел ударить кулаком в его лицо,
отогнать его, чтобы кончился вдруг страшный сон, проснуться, но эти жуткие
глаза куда-то уплыли в сторону сами, а боль снова бросилась на меня с ревом
и визгом, испепеляя меня дотла. Из машины надо, вон из машины, скорее. Это,
наверное, взорвался бензобак, и я весь горю, скорее из машины! Но меня
что-то цепко держало за плечи, и последним невероятным усилием, в которое я
вложил все уходящие силы, я вывалился из кабины и побежал по улице. А боль
неистовствовала, у нее был голос, и она грохотала на всю улицу так долго и
так страшно, пока я не понял, что это я кричу сам.
Асфальт ожил под ногами. Он выгибался, прыгал и проваливался, и, как на
чертовом колесе, я видел его то перед самыми глазами, то неожиданно он
вздыбливался, и я бежал на крутую гору,, а он стремительно заходил все выше
и выше, пока не заслонял небо, и снова, перевернувшись, вдруг падал резко
вниз, и я не мог никак на нем удержаться и скользил, как по льду, и мостовая
с тусклым отсветом фонарей приближалась быстро и бесшумно, и я падал лицом в
эти желтые отсветы, которые сталкивались и вспыхивали сияющим фейерверком, а
я все удивлялся, что мостовая совсем не жесткая, а мягкая, теплая, слабо
пахнущая бензином и увядшей черемухой. Боль уже утихла, на меня напала
сонливость, и мне совсем не хотелось вставать, но я был уверен, что
обязательно надо встать, быстрее встать и бежать куда-то, хотя я и сам не
знал, куда и зачем мне надо бежать.
Руки уже отнялись у меня, но я все-таки поднялся и очень удивился, что
вокруг уже нет никаких домов и куда-то пропали деревья. Я слышал только
сильный ветер, и вокруг плавали какие-то дымные клочья тумана, и лишь в
стороне, где-то далеко, горел неярко огонек. И я решил бежать на этот огонек
и с сожалением подумал, что не запер машину. Но возвращаться сейчас не имело
смысла, потому что я должен сначала добраться до этого огонька. Обязательно
надо было...
Я хотел бежать, но двигался как-то плавно-неуклюже, будто брел по
стоячей воде. Я очень боялся упасть, потому что знал наверняка - больше я
не встану. Но снова ожила боль, заполыхала во всем теле, задергалась,
забилась судорожно, закричала, и вместе с ней опять ожил асфальт, заплавал,
задьгпал под ногами, и я почувствовал, что я очень устал, что эта боль
сильнее меня. Я споткнулся о тротуар, и он прыгнул мне навстречу, как
голодный зверь. Я ударился лицом, но мне было не больно, потому что эту
маленькую боль бесследно растворила в себе та ужасная мука, что поселилась у
меня в спине.
Я перевернулся на спину, стараясь придушить, прижать к мостовой,
раздавить свою боль. И мне стало легче. Открыл глаза и сквозь сизую пелену
удушливого тумана увидел над собой большие тяжелые звезды. Их было очень
много, и меня удивило, что они совсем не мерцают, а застыли светло и
неподвижно, как на фотографии. Пока одна вдруг не сорвалась и, косо чертя
горизонт, полетела на рассвет, к утру. "Человек родился", - подумал я
лениво. И плыли не спеша какие-то разрозненные мысли, громоздкие,
бесформенные, равнодушные, похожие на стадо дремлющих слонов. Потом звезды
стали меркнуть, и я подумал, что наступает рассвет. Так они и пропадали
поодиночке, пока я не понял, что это я умираю. Что меня убили...

Владимир Лакс
И когда Альбинас выдернул нож, то лезвие больше не блестело, оно было
все покрыто чем-то черным. Таксист даже не вздрогнул, продолжая смотреть мне
прямо в лицо. А я будто окаменел, потеряв вообще способность двигаться. Но
все это продолжалось одно мгновение, потому что таксист закричал. Боже мой,
сколько жить еще буду, запомню этот крик! Я никогда ничего подобного не
слышал. Я и предположить не мог, что человек способен так кричать.
Собственно, это и крик-то был не человеческий, столько муки, невыносимой
боли было в нем! И пока длился этот ужасный крик, он все время смотрел мне
прямо в лицо остекленевшими от страдания глазами, и я понял, что передо мной
та самая великанская тень, которая сейчас убьет меня, и каждая клеточка
тряслась во мне от животного мерзкого страха, который был страшнее всего
того, что мне еще пришлось потом испытать и перенести.
Я не знаю, сколько прошло времени, наверное, совсем немного, но таксист
рванулся и стал открывать свою дверь, чтобы выскочить. И все время он
кричал. Альбинка схватил его за плечи, стараясь не выпустить из машины,
потому что если бы он убежал, то вся эта затея вообще утратила бы смысл, и
все страхи, которых мы натерпелись, были бы совсем ни к чему.
- Держи!.. - хрипло крикнул Альбинка.
Но я боялся дотронуться до него. Не знаю, чего уж я тогда боялся, но
дотронуться до него я бы ни за какие деньги не согласился.
- Держи, падла... - взвизгнул еще раз Альбинас, но таксист, вдруг
судорожно дернувшись, вырвался из его рук и вывалился на мостовую.
Все, это был конец. Таксист поднялся с асфальта и побежал по улице в
сторону Андроньевской. Мы его могли легко догнать, но нам это даже в голову
не пришло. Как бы это объяснить - когда мы были в машине, мы были вроде бы
одни, а когда он выбежал на улицу, он как будто снова вернулся к людям, и
они уже стали заодно против нас.
Таксист бежал медленно, тяжело, заплетающимся шагом, и, если бы не этот
ужасающий вопль, его можно было бы принять за пьяного. Он выписывал ногами
какие-то нелепые кренделя, то нагибался зачем-то, то снова выпрямлялся, и
бежал он по мостовой ломаными зигзагами, как бегут по открытому
простреливаемому пространству. Может быть, он служил в армии, или в нем
сработал инстинкт, но ведь по нему никто не стрелял. Да и не из чего нам
было стрелять..,
Около перекрестка он упал и лежал неподвижно, наверное, целую минуту.
Очень долгой была минута, потому что мы так же неподвижно замерли в машине,
глядя в заднее стекло. Он лежал лицом вниз и разводил руками по мостовой,
как будто собирался куда-то плыть.
- Ты его ранил... - разлепил я наконец губы.
- Нет, - покачал Альбинка головой. - Я его убил. И от этих слов я
как проснулся.
- Бежим! - открыл дверь, чтобы припустить изо всех сил. Но Альбинка
по-прежнему сидел в такси, разыскивая что-то на полу.
- Ну, что ты ковыряешься, гад!
- Нож, нож потерял, - потом он тоже выскочил из машины, и мы
одновременно оглянулись назад, в сторону перекрестка. Таксиста на мостовой
не было. Но почти сразу же из-за угла снова разнесся этот страшный хриплый
крик. Нет, он не убил его.
Мы побежали мимо нашего подъезда вниз по улице, в сторону новых домов.
Крик постепенно затухал где-то там, далеко сзади, и тишина ленивыми волнами
вновь смыкалась над сонной улицей. Только топот Аль-бинкиных башмаков и его
шумное дыхание гудели на пустом тротуаре.
- Тише... - на бегу бросил я через плечо.
- Не могу - дыхалки не хватает. Я оглянулся и увидел, что он бежит с
ножом в левой руке.
- С ума сошел! Нож спрячь!
Мы разом перепрыгнули через невысокий забор вокруг строящегося дома и,
тяжело дыша, присели на бетонную плиту. Надо было немедленно решать, что
делать дальше...

Альбинас Юронис
В таком тупом оцепенении мы сидели несколько минут. Было совсем тихо.
Ветер только шуршал в верхушках деревьев, и где-то совсем далеко завизжал
колесами трамвай на повороте.
- Ну что? - спросил Володька. И в этом коротком вопросе мне
почудилось, что он хочет дать понять, будто мы уже сами по себе. Он со
своими делами сам по себе, а я - сам по себе. Но я сделал вид, что ничего
не заметил и вообще, мол, это меня не касается, безразлично мне, мол, это.
- Уходить отсюда надо. Пока еще тихо, - сказал я.
- А если там уже ментов полно?
- Да ты что? Откуда?
- От верблюда! От его крика небось весь район проснулся...
- Вещи все равно надо забрать. Идем, пока не поздно, - и, не
дожидаясь его ответа, пошел вдоль забора к выходу со стройплощадки. Трудное
было мгновенье. Я боялся, что Володька не пойдет за мной и я останусь один,



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.