read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



воротом, что-то репетировал с белокурой девушкой в джинсах.
- Родерик! - говорила девушка. - Зная о моей любви к вам, вы ни разу
не обмолвились об этом. Почему же?
- Почему я должен был это сделать? - С видом величайшего изумления
пожимал плечами Слокум. - Вы были довольны тем, что любили, я был доволен
тем, что любили меня. Разумеется, я делал все от меня зависящее, чтобы
поддержать в вас это чувство.
- Что вы говорите? - Она переиграла, выражая свое удивление
услышанным от партнера ответом, и ее голос едва не сорвался на крик. - Но
я-то, я-то ничего не знала!
- Да, я позаботился о том, чтобы вы ничего не узнали, пока не подошли
к той зыбкой черте, что отделяет восхищение от страсти. Но я всегда был
готов поднести спичку к вашей сигарете, сделать комплимент по поводу
вашего платья, трогательно пожать вам руку при прощании. - Слокум сделал
рукой движение, как бы непреднамеренно касаясь женской руки.
- Но ваша жена... что она? Мне кажется невероятным, чтобы вы... вы
осознанно делали меня виновной в кромешном аде супружеской измены!
- Кромешный ад? О чем вы, моя дорогая? Наоборот, страсть - это свет
тысячи солнц, это ослепительный блеск весеннего дня, это великолепное
сияние радуги! - он произносил все эти слова звенящим голосом, и в каждом
сравнении будто оставался след полета неудержимой стрелы. - Рядом с той
любовью, которая может воспламенить нас, законное мое супружество - это...
это существование двух кроликов, запертых в клетке.
- Родерик, я ненавижу и боюсь и обожаю вас, - провозгласила девушка и
бросилась к его ногам, рассчитанно, словно балерина.
Он протянул ей обе свои руки. Поднял с колен.
- Я обожаю быть обожаемым, - уже не выспренно, а непринужденно,
вполне убедительно произнес Слокум.
За все это время диалога кто-то нервно прохаживался в оркестровой
яме, и тень от его худой фигуры падала то и дело на рампу. Потом человек
одним прыжком очутился на сцене и закружился вокруг диалогизирующей
парочки, точно судья на ринге.
- Прекрасно, в самом деле прекрасно. Вы превосходно схватили мой
замысел, вы оба. Только... мисс Дермотт, нельзя ли чуточку эмоциональнее
оттенить контраст между "ненавижу и боюсь", с одной стороны, и "обожаю", с
другой? В общем, так: ключевой мотив первого акта это вот что -
неудержимая страсть, которая звучит в обращении Клары к Железному
Человеку, обнаруживает неукротимую страсть его собственного отношения к
любви, к жизни. Не могли бы вы повторить ваши реплики после слов про
"кроликов в клетке"?
- Конечно, мистер Марвелл.
Как я и подозревал, то был автор, а пьеса... была одной из тех пьес,
которые нравятся чувствительным мамашам и актерам-любителям, чушь,
парадирующая сама себя. Пышные словеса про "отношения к любви и жизни",
ничего внутри не содержащие, ничего реального.
Я переключил внимание на затемненный зрительный зал. Почти пустой. Но
в первых рядах несколько человек расположились группками, безмолвно
наблюдающими за актерами. Да еще двое за несколько рядов передо мной.
Когда мои глаза привыкли к тусклому освещению, я смог различить парня,
стоящего в проходе между креслами, и девушку. Парень наклонился к девушке,
сидящей в своем кресле, положил свою руку на ее плечо, она тотчас
передвинулась на соседнее место.
Вот он уже где, Предмет-два.
- Черт возьми, - сказал он громким, клокочущим шепотом. - Ты
обращаешься со мной, будто я... грязный. Я-то думаю, что у нас с тобой
что-то путное получится, а ты уползаешь в раковину и захлопываешь створки
перед самым моим носом.
- А ты все равно ползешь сквозь любую щелочку-туннельчик. - Ее голос
был насторожен и тих, но я расслышал сказанное.
- Ты воображаешь себя незаурядной, слишком для меня умной, могу
сказать тебе кое-что такое, о чем ты никогда и не слышала.
- И не собираюсь выслушивать. Меня очень интересует пьеса, мистер
Ривис, и я бы хотела, чтобы вы оставили меня в покое.
- Мистер Ривис?! Что это вдруг за проклятая вежливость? Ты была
достаточно горячей вчера, а теперь уже "мистер Ривис"?!
- Я не буду разговаривать в таком тоне.
- Ах вот как! Ты не будешь водить меня на веревочке, понятно тебе?
Может, я и грязь, дерьмо, но у меня и мозги есть, и все то, из-за чего
женщины вешаются мне на шею... коль я того захочу, ясно?
- Я знаю, что вы неотразимы, мистер Ривис, и что моя неспособность
ответить вам так, как те женщины, - это безусловно, патология.
- Язвительные словечки оставь при себе, - выкрикнул он в отчаянии и
ярости, уже не сдерживая звонкость голоса. - Я покажу тебе... покажу, что
имеет значение!
Не успела она подвинуться снова, как он почти упал на нее в кресло,
придавил к спинке - девушка пыталась оттолкнуть парня обеими руками,
задела локтем по лицу, но парень не отпускал ее, огромной рукой притянул к
себе ее голову, впился в ее губы своими. Потом до меня донеслось их
свистящее дыхание и скрип сидений под весом борющихся тел. Я не двигался с
места. Я понимал: они знали друг друга лучше, чем могло показаться мне с
первого взгляда. К тому же здесь с девушкой ничего не могло случиться
плохого.
- Грязь! - сказала она, наконец отпихнув его от себя. - Ты и вправду
грязь... Дерьмо.
- Ты не смеешь так меня называть!
Он совсем забыл о шепоте. Его руки опять протянулись к ней - одна на
шею, другая на плечо.
Я только-только успел приподняться в своем кресле, как зажегся
верхний свет. Диалог на сцене прервался; все, кто был в театре, вскочили с
мест, иные кинулись к ссорящимся. Во главе с Марвеллом.
Это был мужчина с льняными волосами, в твидовом костюме, он нервно
дрожал, и в голосе его - от волнения? - я услышал английский акцент.
- Эй! Что здесь такое происходит? - воскликнул Марвелл так, как
спросила бы засидевшаяся в старых девах школьная учительница, застав
учеников за чем-то неприличным.
Парень повернулся навстречу Марвеллу. Нехотя, но угрожающе. Мышцы
рук, положенных на спинку кресла переднего ряда, напряглись, взгляд стал
застекленело-ледяной.
Вперед выступил Слокум.
- Предоставь это мне, Фрэнсис, - сказал он Марвеллу, продвигаясь по
заднему ряду к девушке, которая застыла в своем кресле. - Ну, Кэти, что
тут происходит?
- Ничего, папа. Мы здесь сидели и разговаривали... Пэт сошел с ума,
вот и все.
- Он целовал тебя, - сказал Слокум, стоя за спиной дочери. - Я вас
видел со сцены... Вытри-ка лицо. Я после поговорю с тобой.
Ее пальцы протянулись к губам. Она повернулась к отцу лицом.
Это была красивая девушка. Намного моложе, чем я думал, судя по
словам, которые она употребила в споре с Ривисом. Каштановые волосы ее
медного отлива словно жили, дышали.
Парень посмотрел на ее волосы, потом на отца девушки.
- Нет. Она не позволила мне это сделать, мистер Слокум. Я попытался
поцеловать ее, но она не позволила.
- Вы признаетесь в своем намерении, Ривис?
Парень вышел из своего ряда, подошел к Слокуму. Узкоплечий, ниже
ростом, под желтым своим свитером, Слокум казался чуть ли не моложе
Ривиса. Но он был отец, имеющий право судить. И оскорбленный.
- Почему бы мне в этом не признаться? - поинтересовался Ривис. - Нет
такого закона, который запрещал бы целовать девушек...
Слокум произнес неторопливо, с холодной яростью:
- Там, где речь идет о моей дочери, такой закон существует, и он
карает подобные... - он подбирал-подбирал слово, нашел его: - глупости. Ни
один плебей-шофер...
- Я не собираюсь всю жизнь быть шофером.
- Да, да... Вы больше не шофер.
- Если я правильно понял, вы меня увольняете, - Ривис говорил тоном
скучным и почти презрительным.
- Совершенно верно. Вы поняли правильно.
- Ах ты, несчастный... Железный Человек, - Ривис не сменил тона. -
Уволить меня? Да ты сам никогда не платил мне зарплату. Не нужна мне эта
дурацкая работа. Можешь зарубить это себе на носу.
Двое мужчин стояли, повернувшись друг к другу, - глаза в глаза.
Марвелл поторопился, примирительным жестом коснулся Ривиса.
- Ну, довольно, перестаньте, - он упустил слово "мистер". - Я советую
вам уйти отсюда прежде, чем я вызову полицию.
- Вы хотите запугать меня театральным звонком? - Ривис попытался
засмеяться, и это ему почти удалось. - Меня бы здесь не было уже месяц
назад, если б не Кэти. Маленькая пичужка делает мне честь, обращая
внимание на плебея.
Девушка вскочила с места, из ее широко открытых глаз вот-вот готовы
были брызнуть слезы.
- Убирайся, Пэт! Ты не смеешь так разговаривать с моим отцом.
- Ты слышал, что она сказала, Ривис? - Слокум тоже перешел на "ты".
Шея его покраснела, губы побелели. - Уходи и больше не возвращайся. Мы
тебе пришлем твои вещи.
Сцена закончилась. Ривис, главный персонаж, сдал свои позиции. Его
поникшие плечи свидетельствовали об этом. Он повернулся к Кэти, но она
отвела от него взгляд.
Пока основное внимание не переключилось на меня, я потихоньку
выскользнул в вестибюль из своего ряда, так и не заплатив за место в зале



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.