read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



старого графа де Лейе, соратника покойного короля. Недаром вспоминал
старый граф о своем повелителе, который мог бы спасти его сына, а теперь и
его самого от унижений и пыток! Да, пыток! Ибо не оставляло сомнений, что
"гостя Бастилии" заперли на ночь в тамбуре камеры пыток. Так вот какой
участи мог бы подвергнуться упрямый философ Декарт, восставший против
папы, противопоставляя разум человеческий бездумности, активное познание -
невежественной покорности.
Ферма понял, что бесполезно требовать к себе коменданта и объявлять,
что он не Декарт. Скорее всего и гвардейцы не знали, кого должны схватить,
руководствуясь лишь внешним описанием Рене.
Пришлось прождать всю ночь, упершись спиной в одну дверь и коленями в
другую, полусидя в воздухе.
Когда заскрежетал замок, Ферма думал, что ему не разогнуться. Лишь
усилием воли заставил он себя выпрямиться.
Сам комендант, страдая одышкой, изволил прийти за ним.
- Господин кардинал узнает о вашей любезности, - мрачно пообещал ему
Ферма.
- Простите, сударь, но у меня было переданное мне указание Мазарини,
первого помощника его высокопреосвященства. Поверьте мне, что я тут ни при
чем! Кроме того, вам, право же, не стоило настаивать на открытии
внутренней двери в камеру откровенности. Надеюсь, вы понимаете меня?
- Вполне, господин достойный комендант. Надеюсь, теперь вы
препроводите меня к его высокопреосвященству господину кардиналу?
- Ваш конь оседлан, трое гвардейских всадников сопроводят вас в виде
почетного эскорта.
И комендант Бастилии проводил своего "гостя" до тюремных ворот,
обеспокоенный тем, что не получил письменного подтверждения переданных ему
устно слов.
Трое гвардейцев на конях ждали Ферма, держа огромного оседланного
коня Декарта.
Из-за затекших мышц Ферма с трудом влез на него, вызвав грубые
насмешки гвардейцев, но не счел нужным отвечать.
На площади, куда выходила улица Сен-Оноре, при солнечном свете Ферма
мог рассмотреть все великолепие кардинальского дворца.
Пьер спешился у знакомой мраморной лестницы с широкими ступенями и в
сопровождении вооруженных гвардейцев поднялся по ней.
Гвардейцы провожали его, гвардейцы толпились в анфиладе комнат и в
приемной, куда Ферма привели. Он проходил мимо них с независимым видом,
стараясь усилием воли побороть усталость бессонной ночи.
Гвардейцы подвели доставленного к служителю в раззолоченном кафтане,
который, пронзительно взглянув Пьеру в глаза, вышел в золоченую дверь.
Через минуту он вернулся, жестом пригласив Ферма идти за ним.
Гвардейцы остались в приемной, шумно переговариваясь с однополчанами.
Ферма следом за золоченым служителем миновал огромный зал официальных
приемов и оказался в уютной библиотеке, где, кроме шкафов с книгами в
роскошных переплетах, стояли рыцарские доспехи.
За столом, заваленным книгами и пергаментами, сидел в глубоком кресле
тщедушный, очевидно, очень больной седоусый человек с белой остренькой
бородкой, склонясь над какой-то рукописью. За спинкой кресла виднелась
неприметная фигура в серой сутане.
- Господин Декарт? Философ, естествоиспытатель и математик? - не
поднимая глаз, спросил человек за столом.
- Нет, ваше высокопреосвященство! Может быть, в какой-то мере я
естествоиспытатель и математик, но я не философ Декарт. Очевидно, меня
схватили по ошибке господа гвардейцы, ваша светлость.
- Как так? - только теперь поднял острые, ястребиные глаза, с которых
как бы поднялась птичья пленка, кардинал де Ришелье, он же герцог Арман
Жан дю Плесси. - Действительно, не господин Декарт, с которым мы когда-то
беседовали и о его философских взглядах и рассчитывали теперь продолжить
эту беседу, когда он, покинув Францию, вернулся в Париж без нашего
разрешения. А кто вы, сударь?
- Я - советник парламента в Тулузе Пьер Ферма, ваше
высокопреосвященство.
- Ах так! Знакомое имя. Пьер Ферма? Юрист и математик и, кажется,
даже поэт? Который арифметически определял вероятность преступления, а
потом способствовал разжиганию спора между грязными крестьянами и
высокородным герцогом Анжуйским с помощью вычисления площадей спорных
земельных участков, якобы отнятых у черни?
- Ваше высокопреосвященство проявляет восхищающую меня
осведомленность о моих скромных попытках сделать юриспруденцию
безукоризненной наукой.
- Безукоризненная наука, метр Ферма, это только политика! Знаете ли
вы, какую рукопись я сейчас читал, ожидая господина Декарта, видимо
уклонившегося от нашего свидания? Ваше письмо, метр, переписанное аббатом
Мерсенном для рассылки другим ученым. Один обязательный экземпляр, к
вашему сведению, всегда предназначается мне. А латынь кардиналу знакома,
как понимаете.
- Я преклоняюсь перед широтой вашей образованности, ваше
высокопреосвященство!
- Кстати, почему же господин Декарт уклонился от нашего свидания,
несмотря на то, что я послал за ним своих гвардейцев? И отчего вы явились
ко мне вместо него только сегодня утром?
- Ваши доблестные гвардейцы (трое против меня одного!) силой привезли
меня ко дворцу, когда вы, ваша светлость, изволили уехать для шахматной
игры с его величеством королем.
- Как так? - полуобернулся Ришелье к стоящему за его спиной человеку
в сутане. - Где же господин Декарт, дорогой Мазарини?
- Если перед вами, ваше высокопреосвященство, советник парламента из
Тулузы, то господин Декарт, очевидно, уже пересекает нидерландскую
границу, уехав не позднее вчерашнего вечера от известного вам монастыря. Я
надеюсь получить от отца-настоятеля подтверждение.
- Я сожалею, метр, что вам пришлось со вчерашнего вечера ожидать
меня, пока я наслаждался шахматной игрой.
- Я разделяю ваше отношение к шахматам, ваша светлость.
- Что ж, это можно проверить, метр Ферма. Придется вам заменить
господина Декарта в философской беседе, которая, если, вы того пожелаете,
будет происходить за шахматной доской. Дело в том, что мне не все ясно в
ваших письмах, содержащих, я бы сказал, математические загадки, кроме,
разумеется, общей направленности вашей деятельности, метр, которую стоит
обсудить.
- Буду счастлив, ваше высокопреосвященство, узнать ваше мнение о моих
скромных работах и усердной службе и, разумеется, готов сыграть с вами в
шахматы.
- Берегитесь, метр Ферма. После проверки вашего искусства игра пойдет
на ставку, не исключено, что на крупную.
- Я готов, ваша светлость.
- Вы очень богаты, метр?
- Если богат, ваша светлость, то только надеждами, по словам моей
супруги.
- Мудрость женщины подобна жалу змеи, жалящей нас.
По сделанному знаку кардинала Мазарини подкатил его кресло,
оказавшееся на колесиках, к шахматному, богато инкрустированному столику и
расставил на нем фигуры из слоновой кости.
- Попробуйте сразиться со мной, метр. Я не назначаю сразу ставки, ибо
мое духовное звание обязывает к милосердию.
Первая, молниеносно проведенная партнерами партия закончилась в
пользу Ферма прямой атакой на короля. Кардинал нахмурился, взгляд его стал
злым и колючим.
Ферма наблюдал за этим больным и беспомощным человеком, ум которого
цепко держал в повиновении и страну, и ее короля, хотя тело с трудом могло
покинуть мягкое, передвигающееся на колесиках кресло.
Высохшая рука, когда-то ловко владевшая шпагой, дрожала, передвигая
фигурки:
- Вы опаснее, чем я думал. Я просто играл с вами как с его
величеством, которому всегда надо предоставлять возможность атаковать.
Во второй партии Ферма не удалось развить атаку, и, оставшись без
двух пешек, он вынужден был признать свое поражение.
Кардинал Ришелье воодушевился:
- Прекрасно! Теперь - на ставку! Вы достаточно искушены в этой игре,
но это лишь удваивает мой интерес. Мне всегда требуются побудительные
причины, чтобы проявить себя в полной мере.
Ферма расставил фигуры и свои и кардинала, вспоминая, что герцог
Арман Жан дю Плесси до принятия духовного сана славился своей азартностью
и, видимо, не утратил этой страсти, став кардиналом.
Ришелье поднял с полу тершегося о его ноги кота.
- Итак, ставка, метр? Что у вас есть в Тулузе? Имение, рента, замок?
- Только дом и служба вашему высокопреосвященству.
- Прекрасно! Вы ставите свой дом, а я... Что бы вы хотели, сударь?
- Свободу узнику Бастилии, старому графу Эдмону де Лейе, давнему
соратнику покойного короля.
- Откуда вы знаете об узнике Бастилии? - сердито спросил Ришелье,
сбрасывая с колен кота.
- Я провел там ночь как "гость Бастилии", ваша светлость, зажатый
между дверьми тамбура камеры пыток.
- Что такое? - обернулся Ришелье к Мазарини.
- Должно быть, господин комендант проявил свое обычное остроумие,
ваше высокопреосвященство, не желая, чтобы гость переступил хотя бы порог
любой камеры.
- Прекрасно! - воспрянул Ришелье. - Тогда распорядитесь, чтобы
господин комендант провел в этом же месте предстоящую ночь. - И кардинал



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.