read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Правда? И о чем же?
- Он попросит Лисе, дурень! Ты что, не слышал, что я говорю? Вот почему Никабар помогает твоему господину. Он хочет снова заняться Лиссом и этим гадским Пракной. - Н'Дек опустил карты. - Он охотился за этим дьяволом десять битых лет подряд. И все напрасно. Они даже не сразились друг с другом ни разу. Можешь себе представить? Но теперь все будет по-другому! И я при этом буду присутствовать.
- Мило, - сухо отозвался Симон. - Человеку нужно мечтать.
- Это не только моя мечта, Даркис. Это мечта Никабара и всего флота. И ей надо было бы стать и твоей мечтой.
- Моей? - рассмеялся Симон. - Какая мне разница, стоит Лисе или пал? Это не моя забота, Н'Дек.
- Видишь? Вот в чем ваша беда, всех Рошаннов. Все не ваша забота. Ты человек без совести. Тебе нет дела ни до кого, кроме тебя самого. Будь это не так, ты понимал бы, какое это будет торжество - снова вернуться в Лисе.
Симон посмотрел на Н'Дека поверх карт. На его губах промелькнула едва заметная улыбка.
- Еще карту?
- Еще одну, - ответил Н'Дек.
На этот раз он не стал сбрасывать ни одной из своих карт, а вернул в колоду ту, которую ему сдал Симон. Симон тоже взял одну карту. Карты ему пришли отвратительные, и та карта, которую он вытянул, положения дел не изменила. Эту партию предстоит выиграть Н'Деку.
- Я не тружусь ввязываться в дела, которые меня не касаются, Н'Дек, - проговорил Симон. - Если хочешь идти воевать с Лиссом - флаг тебе в руки. Я тебе мешать не собираюсь. Но мне какое дело? Прости меня, о великий капитан, но я не вижу тут повода торжествовать.
- А Ренессанс? Он для тебя повод торжествовать?
Чтобы ответить на этот вопрос, Симону пришлось крепко задуматься. Было время, когда он разделял мечты Бьяджио о будущем, но и это уже отошло в прошлое.
- Я считаю, что Черный Ренессанс остановить невозможно, потому что за ним стоит Бьяджио. Вот и все. Мое к нему личное отношение роли не играет. Ренессанс вернется в Нар. Этого не предотвратить ни Эрриту, ни даже Богу.
- Чертовски верно, - пророкотал капитан. Его глаза ярко вспыхнули, и Симон понял, что его противник выиграл. Н'Дек откинулся на спинку стула. - Последняя карта, - объявил он. - Пора посмотреть, что там у тебя, шпион.
- Знаешь, ты не ошибся, - заметил Симон. - Меня действительно мало что интересует, Н'Дек. А жаль. Может, когда-нибудь я стану больше похож на тебя.
- Сомневаюсь. Ну же, открывай свои карты.
Симон всегда держал карты одной рукой, расправляя их пальцами. Другая рука весь вечер лежала без дела, только изредка поднося к губам кружку эля. Почти все остальное время она была не на виду. И теперь она очень медленно потянулась к его поясу и извлекла серебряный кинжал.
- Знаешь, по-моему, не так уж важно, что человек делает всю жизнь. Но в конце, когда все позади, он должен поступить так, как нужно. Я хочу сказать, что если всю мою жизнь я буду грабить и убивать, мне это простится, если в конце я сделаю что-то хорошее. Всего один раз, понимаешь?
Н'Деку такая идея показалась безумно смешной.
- О да! - с хохотом согласился он. - Если ты ошибался насчет Бога, то на смертном одре раскаешься?
- Что-то в этом роде, - согласился Симон. Он внимательно наблюдал за Н'Деком. Пальцы его правой руки сжались на рукояти кинжала, а тем временем левая рука разложила карты веером по столу. - Вот что у меня есть, - сказал он. - Ну, как?
При виде карт Симона улыбка капитана стала ещё шире.
- Ты проиграл, Даркис, - торжествующе объявил он. - Опять.
Н'Дек собрался выложить на стол свои карты. Время замедлило свой бег. Левая рука Симона стремительно метнулась вперед и прижала руку Н'Дека к крышке стола. Правая рука поднялась вверх и опустила кинжал, пронзив им ладонь капитана и пригвоздив её к столу. Капитан громко закричал и попытался вскочить. Симон продолжал крепко держать кинжал. Из руки Н'Дека хлынула кровь. Потеряв возможность двигаться, он в ужасе воззрился на Симона. Свободной рукой Рошанн сгреб его за ворот куртки.
- Тихо! - прорычал он. - Заткнись, иначе я перережу тебе глотку!
Н'Дек рыдал, как ребенок, крича от боли и пытаясь освободить руку, однако кинжал прочно пригвоздил её к столу. Карты быстро намокли от крови. Разбуженная криками капитана, Шани резко села в постели. Симон зажал рукой Н'Деку рот.
- Я не шучу, Н'Дек, - прошипел он. - Закрой свою пасть, или я прорежу тебе вторую от уха до уха. Ты меня понял?
Н'Дек едва мог ответить. Он зажмурился от боли и энергично кивнул.
- Хороший мальчик, - ласково сказал Симон. - Мы же все тут друзья. И знаешь, что ты для меня сделаешь, друг? Ты повернешь свое корыто. Мы поплывем обратно к Лиссу.
Изо рта капитана, который Симон продолжал прикрывать рукой, вырвался невнятный протест. Он вырвался и возмущенно бросил:
- Лисе! Зачем?
Симон глубже вонзил кинжал, чтобы заставить моряка повиноваться. Н'Дек взвыл от боли, умоляя Симона перестать. Он почти плакал и молил о пощаде.
- Ты будешь меня слушать, каракатица несчастная? - спросил Симон.
- Но зачем к Лиссу? - промямлил Н'Дек. Прижимая здоровую руку к раненой, он пытался остановить кровь. - Зачем это?
Стараясь соображать как можно быстрее, Симон сказал первое, что пришло ему в голову.
- Потому что этого хочет Бьяджио, - солгал он. - Я везу девчонку туда.
- За каким чертом?
Симон снова дернул кинжал, заставив капитана взвизгнуть.
- Никаких вопросов! - приказал Симон. - Я - Рошанн. И ты будешь мне повиноваться, Н'Дек. Этот корабль переходит под командование Рошаннов, по моему приказу. Ты будешь делать все, что я тебе скажу. Потому что если ты этого не сделаешь, это корыто повезет тебя на Кроут на твою казнь. А теперь мне нужно, чтобы ты отдал приказ. Мы поворачиваем корабль и идем обратно в Лисе. Сегодня же!
Н'Дек был слишком испуган и оглушен болью, чтобы спорить. Он кивнул.
- Ладно! - простонал он. - Ладно, сумасшедший! Я это сделаю.
Симон улыбнулся:
- Так-то лучше, дружище. Для всех вас. И боюсь, что я не смогу выпустить тебя из этой каюты.
Все так же стремительно Симон выдернул кинжал из стола и приставил его к горлу Н'Дека. Оттолкнув стол в сторону, он схватил капитана за волосы и стянул на пол. Когда Н'Дек оказался плашмя на полу, Симон с силой уперся коленом капитану в позвоночник. Н'Дек взвыл от боли:
- Какого черта ты это делаешь?
- Забочусь о том, чтобы ты никуда не ушел, капитан Н'Дек. Мне придется за тобой присматривать.
Под столом лежали заранее приготовленные Симоном веревки. Он действовал быстро. Вскоре окровавленные руки Н'Дека уже были связаны у него за спиной. Капитан подвывал и сопротивлялся, но Симон был намного сильнее, и очень скоро беспомощный моряк был увязан, словно подготовленная к жарке индейка. Он лежал на полу каюты, не в силах подняться. Из руки его текла кровь, а глаза были полны ненависти.
- Бьяджио за это заплатит! - гневно пообещал он. - Когда Никабар об этом узнает, вы все за это заплатите!
- Ну зачем ты так! - укоризненно сказал Симон. - Мне нужно твое содействие, Н'Дек. Мы ведь все тут одна счастливая семья, правда? И эта семья будет во всем меня слушаться, потому что я Рошанн. И мы все знаем, что это значит, правда?
Н'Дек непокорно отвел глаза.
- Правда? - взревел Симон, лягнув Н'Дека под ребра. Капитан задохнулся от боли, ловя ртом воздух. Симон опустился рядом с ним на колени и прошептал в самое его ухо: - Я знаю, что ты меня понимаешь, капитан. Я знаю, что ты сделаешь все, как я тебе скажу. А если кто-то из твоих людей попробует поднять бунт или увести корабль с курса на Лисе, я разрежу тебя на мелкие кусочки.
Н'Дек слабо застонал. Сидя на кровати, на них смотрела Шани. Повернувшись так, чтобы Н'Дек его не видел, Симон ободряюще улыбнулся девочке.
"Не беспокойся, малышка, - решительно подумал он, надеясь, что Шани его поймет. - Ты скоро увидишься с отцом".

26
Остров безумия

Дьяна проснулась в кромешной темноте.
Как будто она вообще не открывала глаз или солнце больше не светит над землей. Она не пошевелилась, не стала переворачиваться. Не стала кутаться в бесполезное одеяло. В нос ей ударили запахи гниющего зерна и прокисших приправ, но она уже привыкла к ним, и её не стошнило. Дьяна неподвижно лежала в темноте, пытаясь собраться с мыслями.
Время потеряло для неё всякий смысл. Может быть, она проспала несколько дней или всего несколько минут. У неё звенело в ушах от нескончаемого рева океана, раздававшегося за стеной её тюрьмы - грязного трюма у самого дна нарского военного корабля. Не считая постоянной тьмы, удары волн о корпус были её единственным спутником, да ещё пауки и крысы, которые ползали по ней, пока она спала. Контакты с людьми были редкими и неприятными, а еда, которую ей подсовывали под нос - если ей вообще её давали, - безнадежно отвратительной. Поэтому Дьяна не ела. Со временем - возможно, уже на следующей неделе - она может умереть от истощения. Но она жаждала не пищи. Она жаждала света.
После отъезда из Фалиндара (а это было так давно, что она едва могла вспомнить) она видела свет только мимолетно, когда её тюремщики приносили ей еду или решали опорожнить парашу. Или, что ещё хуже, когда они приходили, чтобы над ней поиздеваться. Большому - его звали Донхедрис - нравилось водить руками по всему её телу. Дальше он пока не заходил, но Дьяна понимала, что это только вопрос времени. Она слышала рассказы о моряках и о том, как им не хватает женщин во время долгих месяцев в море. Страх перед изнасилованием был лишь одним из многих, которые её осаждали. Ее одежда превратилась в лохмотья, волосы слиплись в грязные сосульки. Она насквозь провоняла омерзительными запахами трюма. На руках появились шрамы от крысиных зубов. Пока она спала, эти любопытные твари постоянно её проверяли, покусывали её тело, пока она не просыпалась, чтобы их отогнать. Как и в случае с Донхедрисом, Дьяна знала, что рано или поздно она проиграет и крысам.
"Мститель" плыл уже много дней, в этом Дьяна была уверена. Больше она не знала ничего. В трюме царил холод, и её накидка и тонкое одеяло почти от него не спасали. Вокруг перекатывалось просыпавшееся зерно, натирая кожу, а пауки, жившие на перекрытии, совершали полуночные путешествия на своих шелковых веревках, падая вниз, чтобы искусать ей лицо, руки и ноги.
Она попыталась угадать, который сейчас час. С равной вероятностью это могли быть и полдень, и полночь. Темнота все время была одинаковая. А её жалкие трапезы ей приносили нерегулярно, так что она не могла оценить ход времени. И Дьяна вспоминала всякие мелочи, пыталась занять мысли воспоминаниями о счастливых днях, боролась с подступающим безумием. Она ясно помнила, что Люсилер рассказывал ей о своем заточении в Фалиндаре, когда её первый муж, Тарн, запер его в подземелье, чтобы показать, что такое пытки. Это было лишь демонстрацией, но тогда Люсилер об этом не подозревал и вытерпел то тяжелое время, спасаясь от безумия только силой разума.
"Разум, - напомнила себе Дьяна. - Он по-прежнему при тебе. Держись за него".
Дьяна была полна решимости не поддаваться безумию. Она должна была остаться сильной ради Шани - встретиться с Бьяджио на его острове и каким-то образом отнять у него дочь. И для этого ей понадобится вся сила её разума. Бьяджио хитрый дьявол. Ричиус утверждал, что он - непревзойденный тактик. И если она хочет помериться с ним умом, этот ум нужно сохранить в целости. Она ухватилась за одеяло, стиснула его обеими руками и стала вспоминать лицо Ричиуса. Как это ни странно, оно стало блекнуть в её памяти. И Шани тоже. Это пугало.
"Думай! - приказала себе Дьяна. - Не позволяй себе впадать в отчаяние. Ищи выход".
Она находится на корабле, плывущем к Кроуту. Даже если бы ей удалось выбраться из заточения, вокруг только открытое море. И если она попытается убежать, её могут наказать. Донхедрис полон похоти, но его напарник Малтрак, невысокий и смуглый, превосходит его жестокостью. Иногда, принося ей еду, он едко улыбается, наслаждаясь её страхом. Но уж таковы Рошанны. Ричиус был прав. Они - псы. Как Симон. Она вырвет у него сердце, когда найдет этого негодяя.
Рядом с камерой зазвучали гулкие шаги. Дьяна села, со страхом ожидая вторжения. Щелкнул замок на двери трюма, лязгнули цепи. Она инстинктивно заслонила глаза, защищая их от боли, которую принесет с собой свет. Дверь со скрипом открылась. Поток болезненного света заслонили собой два силуэта. Дьяна поморщилась и отвернулась: она уже узнала обоих пришедших. Как всегда, Малтрак вошел первым, Донхедрис - сразу за ним.
- Ах, какая чудесная вонь! - захихикал Малтрак. Он оставил дверь открытой и остановился в полосе света, нависая над Дьяной. - Девка! Смотри на меня, девка, я к тебе обращаюсь.
Дьяна попыталась посмотреть на него сквозь раздвинутые пальцы. Глаза у неё начали слезиться от света. Она думала, что сейчас ночь, но пробивавшийся сквозь иллюминаторы солнечный свет сказал ей, что наступило утро. Или, может быть, день. Она действительно потеряла счет времени.
Малтрак улыбался, блестя острыми зубами. Донхедрис дышал через открытый рот. Дьяна презрительно им улыбнулась.
- Что вам ещё нужно? - огрызнулась она.
- Вставай! - приказал Малтрак. - Пора идти.
- Идти? Куда идти?
- Увидишь.
Малтрак посторонился, пропуская Донхедриса в трюм. Дьяна поспешно отпрянула, отодвинувшись к самой стенке, но Донхедрис поймал её и поднял с пола. Волна слабости накатила на нее, грозя отключить сознание. Она была слишком слаба, чтобы сопротивляться, но все равно впилась ногтями ему в руки, царапая голую кожу. Донхедрис досадливо заворчал и резко её встряхнул. При этом он сжал её так сильно, что у неё перехватило дыхание.
- Куда вы меня ведете? - воскликнула она. - Говорите, подонки!
- Господи, ну и язва! - заметил Малтрак.
Он повернулся и вышел из трюма, жестом приказав Донхедрису идти следом. Донхедрис взвалил Дьяну себе на плечо и последовал за своим напарником. Яркий свет впился Дьяне в глаза, выбив из них потоки слез. Она яростно их вытирала, пытаясь разглядеть, куда её несут. Слышно было, как Малтрак быстро поднимается вверх по трапу, потом Донхедрис наклонился, подныривая под балку. Положив свою мясистую лапу Дьяне на голову, он заставил пригнуться и её.
Они поднимались наверх, сначала на одну палубу, потом на следующую. Дьяна слышала голоса, ясный шум волн. Свежий воздух пах солью. К ней почти вернулось зрение, но в глазах ещё стоял туман. Первое, что она ясно разглядела, была широкая спина Донхедриса. Его руки охватывали её талию, словно кольца удава, не давая дышать. Еще один подъем - и порыв холодного ветра рванул на ней лохмотья. На неё лился солнечный свет, теплый и жестокий.
- Отпусти ее! - приказал Малтрак.
Донхедрис наклонился и ослабил свою хватку. Дьяна упала на палубу. Она сидела на досках, тряся головой и щурясь. Вокруг неё стояли какие-то мужчины - матросы, как те, которых она видела, когда её привезли на корабль. Их темные силуэты теснились, надвигаясь на нее. Она с трудом поднялась на колени, потом - на ноги, раскачиваясь вместе с креном корабля. Малтрак схватил её за волосы и заставил поднять голову.
- Смотри! - приказал он.
Он указал через борт. Глаза Дьяны привыкли к солнцу - и она различила вдали все увеличивающуюся в размерах землю, остров, плавающий в безбрежном синем море. Вокруг острова стояли корабли - огромные черные суда с высокими мачтами, полными шелковистых парусов.
- Кроут, - объявил Малтрак. - Твой новый дом.
Граф Ренато Бьяджио сидел в гостиной, хмуро глядя на рюмку бренди. Яркий солнечный свет, лившийся сквозь стеклянную стену, наполнял комнату. На горизонте виднелся стоящий на якоре "Мститель". В камине пылал жаркий огонь, дававший волны тепла. Обтянутое кожей кресло, напоминающее трон, стонало от нетерпеливых движений графа: ему никак не удавалось удобно устроиться. Его ум был занят важнейшими вопросами. "Мститель" вернулся слишком рано. А "Устрашающий" вообще не приплыл. Слуги уже доложили, что на "Мстителе" Симона нет. Бьяджио покачал в руке рюмку с бренди, рассеянно вдыхая тонкий букет. Он ещё даже не пригубил его - так его разгневал неожиданный поворот событий. И он испытывал не только гнев, но и ещё одно чувство, в котором графу Кроута очень не хотелось себе признаваться.
Это была тревога.
Симон плохо переносит море, но Н'Дек - опытнейший моряк. Очень маловероятно, чтобы они сбились с курса или потерпели крушение, но такой шанс все-таки есть, особенно когда плавание длится так долго. Но вот столь раннее возвращение "Мстителя" было чем-то невероятным.
Где, к черту, Симон? Бьяджио закрыл глаза, стараясь подавить беспокойство. Не годится, чтобы Малтрак и Донхедрис увидели его озабоченным.
- Будем надеяться, что они смогут нам все объяснить, - сказал Саврос.
Помрачающий Рассудок ждал в гостиной вместе с Бьяджио: ему не терпелось услышать известия, привезенные Рошаннами, и Бьяджио позволил ему остаться. Вид Савроса всегда действовал на людей, а Бьяджио хотелось, чтобы его агенты испытывали страх. Саврос расхаживал по комнате, скрестив на груди паучьи руки. В его синих глазах горело любопытство. Он был страшно худ, и отбрасываемая им на пол тень казалась составленной из веточек. Бьяджио наблюдал за его метанием, мысленно отметив, насколько бесшумны его шаги.
- Молчи, - приказал ему граф. - Когда они сюда явятся, говорить буду я.
- Ренато, если они не привезли ребенка...
Бьяджио предостерегающе поднял руку. Его жест мгновенно заставил Савроса замолчать. В такие минуты почти никто не решался перечить графу, но Саврос был похож на попугая: он вечно чирикал. Призванный к порядку палач направился к столу и налил себе ещё бренди. Он протянул графин Бьяджио, но тот молча отказался. Бьяджио был не в настроении пить. Ему было нужно только одно - ответы.
Достаточно скоро в двери из красного дерева осторожно постучали. Саврос вопросительно посмотрел на Бьяджио, но тот знал, что ему нет необходимости отвечать. Дверь медленно открылась, и в комнату заглянул Малтрак. Позади него возвышался его брат, великан Донхедрис. Малтрак осторожно шагнул в гостиную.
- Господин, - нерешительно спросил он, - нам можно войти?
- Конечно, - бесстрастно ответил граф. - Я вас жду.
- Мы оба вас ждем, - добавил Саврос с улыбкой.
Как и предполагалось, при виде Помрачающего Рассудок Малтрак побледнел. Рошанны вошли в гостиную, закрыли за собой дверь и упали перед своим господином на колени.
- Простите за вторжение, господин, - проговорил Малтрак, - но у нас для вас новости. Подарок. Бьяджио ободрился.
- Подарок? Значит, вы привезли ребенка?
- Нет, сэр. Не ребенка, - пролепетал Малтрак. - Ребенок у Симона Даркиса.
- Посмотри на меня, Малтрак.
Малтрак испуганно поднял глаза на Бьяджио:
- Да, господин?
- Симона Даркиса здесь нет, - гневно объявил граф. - "Устрашающий" так и не приплыл. Почему это, друг мой?
- Право, не знаю, господин. - Низенький агент нервно облизнул губы. - Я видел Даркиса, когда он отплывал из Люсел-Лора. Они отплыли на день раньше нас. - Он виновато пожал плечами. - Я действительно не знаю, где он может быть.
- Донхедрис! - жестко спросил Бьяджио. - Это так?
- Это так, господин, - подтвердил Донхедрис. В отличие от брата он не поднимал головы, отвечая своему господину. - "Устрашающий" отплыл на день раньше нас. Я это точно помню. Симон Даркис поднялся на борт. С ним был ребенок Вэнтрана.
Граф Бьяджио закрыл глаза и позволил себе досадливо вздохнуть. Малтрак и его брат не лгали. Они много лет служили ему преданно и умело. Все, о чем они докладывали графу, было правдой - или по крайней мере соответствовало тому, как они понимали правду. Бьяджио сказал себе, что у них нет оснований лгать ему и сейчас. А это означает, что Симон исчез.
- Объясните мне это, - сказал Бьяджио. - Куда мог деться "Устрашающий"?
- Право, милорд, не знаю, - ответил Малтрак. - Даркис предупредил нас, что поблизости были лисские шхуны. Он сказал нам, что видел их. Может, их обнаружили лис-сцы?
- Лиссцы? - взорвался Бьяджио. - В Люсел-Лоре? С чего это?
Малтрак побледнел.
- Не знаю.
- Ты что-то очень мало знаешь, Малтрак, - заявил Бьяджио. Его голос опасно повысился. - Мне нужны ответы, а не жалкий лепет. Думай и отвечай. Ты видел лиссцев?
- Нет, господин. Ни одного.
- А погода? Какая была погода?
- Ничего опасного, - ответил Малтрак. - "Устрашающий" не должен был сойти с курса. Он должен был уже приплыть на Кроут, милорд.
Бьяджио подался вперед.
- Это я и так знаю. Вставайте, оба.
Малтрак и его брат встали с колен. Саврос подошел к креслу Бьяджио. Помрачающий Рассудок внимательно посмотрел на братьев, словно планируя для них нечто неприятное.
- И мой последний вопрос, - спокойно проговорил Бьяджио. - Почему вы вернулись?
- Милорд, у нас для вас новости, - возбужденно объявил Малтрак. Он попытался улыбнуться, но его губы только беспомощно скривились. - И мы кое-что вам привезли. Можно сказать - подарок.
- Бьяджио слушает, - сказал Саврос. - Продолжай. Малтрак подошел чуть ближе.
- Господин, Ричиуса Вэнтрана в Фалиндаре больше нет. Он уехал из Люсел-Лора и отправился в Лисе.
- Что? - Бьяджио вскочил. - Откуда вы это знаете?
- От его жены, - поспешно ответил Малтрак. - Мы её схватили. Мы поймали её, когда она искала Даркиса. И привезли её с собой.
Это сообщение заставило Бьяджио упасть в кресло. Он посмотрел на Савроса, ища поддержки, но Помрачающий Рассудок был поражен не меньше него. Малтрак кивнул: он был доволен произведенным эффектом.
- Это правда, милорд. Мы поймали женщину в башне, где встречались с Даркисом. Ей как-то удалось догадаться, что он направился именно туда. Она приехала, чтобы найти его, но он уже уплыл.
- И вы выкрали ее? - спросил Бьяджио. - Она была одна?
- Одна, - подтвердил Донхедрис. - В этом мы уверены, господин.
- Поразительно! - прошептал Бьяджио, обращаясь скорее к самому себе, чем к своим подручным.
Он начал задумчиво поглаживать подбородок, перебирая в уме все возможные варианты. Симон исчез, но теперь он получил женщину. Это было почти так же действенно, как похищение ребенка. Или нет? Но куда важнее, что Вэнтран поехал в Лисе. Это не входило в великий план.
Если лиссцы обратились к Вэнтрану за помощью, то они, вероятно, действительно планируют нападение.
- Расскажите мне об этой женщине, - тихо проговорил Бьяджио. - Она здорова?
- Достаточно здорова, - ответил Малтрак. - Она мало ела, и плавание её измотало. Но она достаточно здорова, чтобы говорить. Да.
- Она вам что-нибудь сказала? - осведомился Бьяджио. - Почему Вэнтран отправился в Лисе?
Малтрак покачал головой:
- Она отказывается говорить, милорд. И я решил, что лучше не добиваться от неё ответа. Мне показалось, что вам лучше допросить её самому.
Саврос стиснул руки.
- Вот это умно! - воскликнул он. - Это вы очень правильно решили.
- Значит, вам больше ничего не известно? - спросил Бьяджио.
- Нет, господин. Но эта женщина, конечно, сможет рассказать вам многое. И раз у вас нет ребенка, вы можете воспользоваться ею против Вэнтрана. - Он огорченно уставился в пол. - Мы думали, вы будете довольны.
Бьяджио одарил их сияющей улыбкой.
- Милый Малтрак, я и правда доволен. И тобой тоже, Донхедрис, Вы оба действовали очень хорошо. Но теперь я хочу видеть эту женщину. Она на берегу?
- Да, господин. Она на берегу - и не рада этому.
- Прекрасно! - объявил Бьяджио. - Ведите её сюда.
- Сейчас, милорд?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.