read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



высокий, широкоплечий господин, легко опершись на перила, стоит над рекой; и
другие фото - красивая дама, любившая сниматься в таких разнообразных
костюмах; и то, о чем Павел Петрович редко рассказывал, - Петербургский
университет, работа над научными переводами, столкновение с каким-то
профессором Ционом и участие в политической демонстрации, когда его лишили
права преподавания и выслали в маленький городок. Вторая жизнь - это был
Лопахин, когда, стуча палками, он бродил по дому в измятых штанах, засунутых
в огромные боты, когда, согнувшись, он писал свой "труд" - в пустоте, в
одиночестве, как на дне глубокой реки. А третья.
Я спросила:
- Третья - это то, что происходит теперь?
- Да, - серьезно ответил Павел Петрович, - Это надежда, без которой
очень трудно не только работать, но и жить.
Шум подкатившей пролетки послышался у подъезда, и чей-то женский
негромкий, уверенный голос, от которого мое сердце пугливо забилось, сказал
извозчику:
- Подай чемодан.
- Кажется, кто-то приехал? - тревожно спросил Павел Петрович.
- Глафира Сергеевна приехала.
Ничуть не торопясь, я взглянула в окно и пошла открывать двери - кроме
нас с доктором, никого не было дома.


СОН
Очевидно, все это было обдумано заранее, хотя мне показалось странным,
что Агния Петровна, с которой я встречалась почти каждый день, даже не
заикнулась ни разу о своем переезде в Москву. Впрочем, последнее время у нее
был расстроенный вид, она жаловалась на бессонницу, похудела. Прежде ее
гордое лицо сразу менялось, едва она снимала пенсне и открывались светлые
добрые глаза с немного испуганным выражением. Теперь и в пенсне она стала
казаться испуганной, оскорбленной. Без сомнения, Митя давно предлагал матери
переехать к нему в Москву, но она колебалась, взвешивала, не решалась - по
многим причинам, одна из которых теперь явилась передо мной в виде молодой
женщины, в прекрасном синем пальто с беличьим воротником, в небрежно
сдвинутой назад шапке с ушами...
Каждый раз, когда я видела Глафиру Сергеевну, она казалась мне
непохожей на ту, которую я видела прежде. Но никогда еще это несходство так
не поражало меня - едва войдя в дом, она объявила, улыбаясь, что приехала за
мамочкой - так она называла Агнию Петровну. Я видела ее хрупкой девушкой,
нерешительной, с несмелыми движениями, которые были полны прелестью
молодости и чистоты. Я видела ее потрясенной, стремящейся вырвать у судьбы
свое печальное, страшное счастье. Я видела ее молчаливой, разбитой, идущей
поближе к стенам домов, чтобы никто не заметил ее, не подумал о ней. Теперь
в Лопахин приехала уверенная, властная женщина, вежливо, но нехотя
улыбавшаяся, в то время как большие глаза оставались неподвижно мрачными на
красивом, бледном лице.
Она много говорила о Мите, но почему-то получалось, что она все время
говорит о себе. Не кто другой, как она, убедила его поступить в частную
лечебницу - это хорошо оплачивалось, - в то время как Митя собирался
работать в научно-исследовательском институте. Словом, если судить по этим
рассказам, Митя пропал бы в суматохе столичной жизни, если бы она не
поддержала и не вразумила его.
- Но что касается ваших, мамочка, дел, - твердо сказала она Агнии
Петровне, - я выполняю его пожелание, и только.
Это значит, что Митя просит, чтобы Агния Петровна немедленно переехала
в Москву, предоставив Глафире Сергеевне распорядиться лопахинской квартирой
по своему усмотрению. "Митя сказал", "Митя думает", "Митя пишет", -
слышалось почти в каждой фразе. И Агния Петровна, к моему изумлению, покорно
подчинялась всему, что требовала от нее Глафира Сергеевна.
С чувством горечи наблюдала я, как эта женщина, еще недавно такая
деятельная, решительная, гордая, умевшая так спокойно держаться, поддалась
чужому влиянию. Должно быть, она устала очень давно, много лет назад, и
долго не признавалась себе, что устала, и теперь в глубине души была даже
благодарна "молодым", которые с такой готовностью взяли на себя все домашние
дела и заботы. Я думаю, что за эти несколько дней она сделала больше ошибок,
чем за всю свою жизнь. И самой большой, самой непоправимой из них была та,
что она уехала, поверив Глафире Сергеевне, что Павел Петрович останется у
себя, в своей комнате, и будет жить, как и прежде, под присмотром Агаши.
- Можете совершенно не волноваться, мамочка, - это было сказано при
мне. - Митя говорил, что дядю нужно устроить. И я устрою его наилучшим
образом, хотя бы для этого пришлось остаться еще на несколько дней.
И Агния Петровна уехала утром шестого февраля, а вечером, когда я, как
всегда, зашла к старому доктору, Агаша расстроенная, заплаканная, позвала
меня и сказала, что Глафира Сергеевна собирается отправить его в Дом
инвалидов.
На первый взгляд это было разумно - почему бы старому человеку не
провести последние годы жизни в Инвалидном доме? В бывшем особняке
купца-миллионера Батова был недавно открыт хороший Дом инвалидов. И все-таки
отправлять туда Павла Петровича было жестоко. Ведь последние годы, или,
может быть, месяцы своей жизни он должен провести один, лишенный всего, к
чему так привык.
Очевидно, это не приходило в голову Глафире Сергеевне, потому что она
отправилась в Дом инвалидов и, вернувшись, сказала, что "все устроено" и что
"там очень прилично".
Она почти не замечала меня - как личность, не имеющую отношения к ее
делам и, следовательно, не заслуживающую внимания. Агашу, которая прослужила
у Львовых чуть ли не двадцать лет, она предупредила о расчете и сама
хозяйничала в доме, из которого каждый день что-нибудь выносили - мебель она
решила продать, а в Москву увезти только пианино, посуду и книги. Засучив
рукава, озабоченно-жадно поглядывая по сторонам, она снимала с антресолей
разную рухлядь и внимательно рассматривала - выбросить, взять с собой,
продать? Два огромных ящика стояли посреди столовой, в один Глафира
Сергеевна укладывала книги, в другой - посуду, и я почему-то сердилась, что
все у нее получается так умело и ловко.
- Ну-ка, подсоби, - однажды сказала она мне на "ты" и, без сомнения,
забыв мое имя.
Я взглянула на нее - и прошла мимо...
Теперь я знала, откуда взялось то детски-высокое состояние души, в
котором я нашла Павла Петровича в день приезда Глафиры Сергеевны, и почему
оно не покидало его. Надежда сияла в его старых глазах, когда он принимался
читать мне письмо, начинавшееся словами: "Дорогой Владимир Ильич".
Оно делилось на две половины: теоретическую, в которой Павел Петрович
кратко излагал свою теорию, и практическую, в которой он предлагал создать
первый в мире "Институт защитных сил природы", указывая, что "создание
подобного учреждения не только принесет бесспорную пользу советскому
здравоохранению, но снова поставит впереди всех русскую научную мысль".
"В минуты, когда, оглянувшись вокруг, с душевным трепетом замечаешь,
что один стоишь перед судом потомства, - так оканчивалось письмо, -
невыразимо отрадно было бы убедиться в том, что это потомство заживо
отпускает твои грехи, одобряет твое стремление к истине и с уважением
смотрит на твой путь бескорыстного служения народу".
Это был один из многих вариантов, понравившийся мне своей простотой. Но
Павел Петрович продолжал править и переписывать письмо, хотя от этих
бесконечных поправок оно, по-моему, не становилось лучше. Каждый вечер он
читал мне письмо, так что в конце концов мне приснилось, что я вхожу к
Ленину в кабинет и говорю ему: "Здравствуйте, Владимир Ильич", и все
становится так просто, как бывает только во сне.
Но вот - это было через несколько дней - я нашла Павла Петровича в
каком-то болезненном забытьи. Казалось невозможно было выглядеть старее, чем
он, а оказалось - возможно. Он был не причесан, борода торчала, ворот
рубашки не застегнут, хотя в комнате было холодно, дуло от окна.
- Павел Петрович!
Он не сразу узнал меня. Опущенная на грудь голова медленно поднялась,
но взгляд еще был неопределенно далекий.
Мне показалось, что я поняла, чем он так глубоко расстроен.
- Павел Петрович, я вчера была в этом доме. Я буду приходить к вам с
утра. Это очень близко от склада. Мы будем читать вслух и, как прежде,
писать под диктовку.
Я села на скамеечку, и он молча положил на мое плечо дрожащую руку.
- Не правда ли, ведь остаться здесь одному было бы еще тяжелее?
Какое-то усилие прошло по лицу Павла Петровича, точно комната еще
кружилась перед его глазами и нужно было остановить комнату, чтобы услышать,
о чем я говорю.
- Сегодня ночью я не спал, все думал, - сказал он наконец. - Ведь это
очень странная вещь - сознание, что ты не можешь освободиться от вызванных
тобою духов.
Он вовсе не бредил - напротив, с каждой минутой голова становилась
яснее.
- Болезненное чувство, что пройдет год или два после выхода труда и
твоя идея начнет жить самостоятельно, и - кто знает! - пойдет такими путями,
которые ты не предвидел. - Он промолчал. - И не одобряешь...
Я поняла, что речь идет о его теории, то есть, что, если он умрет,
теорию не поймут или станут развивать в ложном направлении. У меня сердце
томилось от невозможности помочь ему, утешить, а он и не думал о себе! Я
едва справилась со слезами.
Только теперь я заметила на столе распечатанный конверт, лежавший
отдельно, в стороне от журналов и книг, точно в нем заключалось что-то
холодное, опасное - то, над чем еще нужно было подумать. Взгляд Павла
Петровича, усталый, но спокойный, остановился на нем, и я вдруг поняла, что



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.