read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Грозу возвестили шесть не очень сильных ударов; Жюли затрепетала...
Несчастная, она больше не имела возможности защищаться, потому что могла
двигать только своей красивой головкой, трогательно повернутой к палачу; ее
волосы были растрепаны, слезы заливали прекраснейшее в мире лицо... самое
нежное и беззащитное лицо. Роден некоторое время созерцал эту живописную
картину, воспламеняясь, и вот его губы слегка прикоснулись ко рту жертвы. Он
не осмелился поцеловать ее, не посмел слизать слезы, исторгнутые его
жестокостью; одна из его ладоней, более дерзкая, чем другая, пробежала по
детским ягодицам... Какая белизна! Какая красота! Это были розовые бутоны,
которые возложили на лилии руки граций. Каков же должен быть человек,
решивший подвергнуть пыткам такие нежные, такие свежие прелести! Какое
чудовище могло черпать удовольствие в юдоли слез и страданий? Роден
продолжал созерцать, его суетливый взгляд пробегал по обнаженному телу, его
руки наконец осмелились осквернить цветы, предназначенные для этого.
Распутник приступил к божественным полушариям, которые волновали его сильнее
всего, он то растягивал их в стороны, то снова сжимал, впитывая взором их
волнующие изгибы. Только они привлекали его внимание, хотя совсем рядом
находился истинный храм любви, а Роден, верный своему культу, не соизволил
взглянуть на него, будто боялся его даже увидеть. Как только этот
злополучный предмет оказывался в поле его зрения, он старательно прикрывал
его: самая незначительная помеха отвлекала распутника. В конце концов его
ярость достигла предела и выразилась в гнусных инвективах: он начал поносить
ужасными словами и осыпать угрозами бедную несчастную девочку, не
перестававшую трястись всем тельцем под ударами, готовыми вот-вот разорвать
ее. Селестина продолжала возбуждать его, обезумевшего от страсти.
- Пора, - наконец произнес он, - теперь приготовьтесь страдать.
И злодей своей сильной рукой, сжимавшей инструменты жестокой похоти,
обрушил на жертву двадцать хлестких ударов, которые вмиг сделали
ярко-красным, даже багровым, нежно-розовый восхитительный румянец девичьей
кожи. Жюли испускала истошные крики, крупные слезы застилали ее прекрасные
глаза и падали жемчужинами на ее столь же прекрасные груди; от этого Родея
разъярился еще пуще и, вцепившись руками в истерзанное тело, начал гладить и
теребить его, очевидно подготавливаясь к новому натиску. И вот Роден
приступил к нему, подгоняемый сестрой.
- Ты ее щадишь! - хрипло закричала мегера.
- Нет, нет! - Теперь каждый удар Родена сопровождался мерзким
ругательством, угрозой или упреком.
Пролилась первая кровь, Роден пришел в восторг; он неизъяснимо
наслаждался при виде кричащих доказательств своей жестокости; его набухший
орган вспенивался спермой; он подступил к девочке, которую держала Селестина
и демонстрировала брату желанный зад. Содомит начал штурм.
- Вставь его, - шепотом приказал он сестре. В следующий миг самым
кончиком головки громадного орудия он слегка примял самую сердцевину
розового бутончика; казалось бы, ничто не препятствовало дальнейшему
продвижению, однако он не посмел двинуться дальше. Селестина снова
затормошила его, он возобновил флагелляцию и закончил тем, что широко
раскрыл потаенный приют восторга и сластолюбия. Казалось, он утратил всякое
представление о реальности и перестал соображать. Он грязно ругался,
богохульствовал, выкрикивал проклятия. С еще большим рвением он обрушился на
все прелести, которые мог охватить взглядом: поясницу, ягодицы, бедра; все,
исключая крохотной, прелестной, нетронутой вагины, подверглось тщательной
экзекуции. Сестра возбуждала его с таким азартом и усердием, что можно было
подумать, будто она работает ручкой насоса. Между тем злодей остановился, он
почувствовал, что продолжение чревато потерей сил, которые были ему
необходимы для новых утех.
- Одевайтесь, - сказал он, обращаясь к Жюли и развязывая ее, - и если
подобное повторится, учтите, что в следующий раз вы так легко не
отделаетесь.
Жюли вышла и вернулась в свой класс.
- Ты слишком сильно массировала меня, - обратился Роден к сестре, - еще
немного, и я бы кончил; тебе следовало действовать помягче и время от
времени сосать член. Кстати, она очень соблазнительна, эта девочка, ты с ней
баловалась?
- Ты думаешь, кто-то, из них избежал этого?
- Но тем не менее ты нисколько не смягчаешься, когда я порю их.
- Какое мне дело до какой-то потаскухи, даже если она довела меня до
оргазма. Да я бы, изодрала каждую в клочья собственными руками! Ты совсем не
знаешь свою сестру, и мое сердце много тверже, чем твое. А теперь заберись
ненадолго в мой зад, Роден, я сгораю от вожделения.
Приняв ту же позу, в которой она предлагала себя перед поркой Жюли,
Селестина задрала юбки и вновь обнажила свое седалище. Роден погрузился в
него без подготовки и в продолжении нескольких минут трудился в ее потрохах;
распутница за это время, помогала себе пальчиками, сбросила переполнявшее ее
семя и, успокоенная, но не удовлетворенная, отправилась за новыми жертвами.
Второй была девушка, ровесница Жюстины, даже немного похожая на нее,
если допустить, что природа могла дважды сотворить столь совершенный образец
грации и красоты.
- Меня очень удивляет, Эме, - сказал ей Роден, - что в вашем возрасте
вы умудрились заслужить порку, как неразумный ребенок.
- Мой возраст и мое поведение, сударь, не дают повода для подобного
обращения, - с достоинством ответила очаровательная девушка, - но неправ
всегда тот, кто слаб.
- Весьма нахальный ответ, мадемуазель, - сказала Селестина, - и я
надеюсь, что он не вызовет сочувствия в сердце моего брата.
- Пусть она в этом не сомневается, - заметил Роден, грубо срывая с
девочки одежду.
- Но, сударь, я не думаю...
И развратник, поспешно убрав все препятствия, обнажил самый
обольстительный, самый аппетитный зад, какой он видел в своей жизни.
- Эме, - строго заявил Роден, укладывая ее в кресло, - вы мне говорили,
что иногда страдаете геморроем, поэтому я сейчас осмотрю вас, и если болезнь
ваша действительно серьезная, я буду обращаться с вами не так сурово.
- Поверьте, сударь, - кротко ответила Эме, - я никогда не жаловалась на
геморрой.
- Это неважно, - продолжал Роден, заставляя ее принять соответствующую
позу. - Это всегда может случится, так что я вас все равно осмотрю.
С помощью Селестины бедная, беззащитная Эме вскоре была поставлена на
четвереньки. И вот Роден уже осматривал, ощупывал, поглаживал с довольным
видом прекраснейшую плоть, восхитительнейшие прелести.
- М-да, в самом деле здесь нет ничего серьезного, - бормотал Роден, -
все в полном порядке, значит можно спокойно приступать к делу.
Нежные руки были связаны в мгновение ока, и красавица Эме оказалась во
власти двух чудовищ.
- Начинай ты, сестра, - сказал Роден, - я хочу посмотреть, не помешает
ли тебе жалость.
Селестина вооружилась розгами, брат не спускал глаз с лица жертвы: он
хотел насладиться судорогами, порожденными страхом; он не решился
мастурбировать на ее глазах - только гладил рукой бедро, на котором лежал
его восставший член. Процедура началась; мадемуазель Роден, не менее
жестокая, чем брат, действовала розгами с такой же силой. А наш герой,
желавший все увидеть, все запомнить, приблизился к сестре вплотную и
сладострастно вздрагивал в ритме ударов, которые терзали прекрасную плоть.
Не в силах более сдерживаться, он схватил другую связку, отстранил сестру, и
скоро брызнула кровь. Несчастная молчала, о том, как ей больно, можно было
судить только по конвульсивным подергиваниям обеих ягодиц, которые немного
раскрывались, когда наступала короткая пауза после удара, и сжимались в
предчувствии следующего. Далее повторилась предыдущая попытка: Роден
изготовился к атаке, Эме уловила этот момент и сжалась. Взбешенный Роден
ударил ее кулаком в бок, который согнул ее в дугу. Новая попытка, но Эме
приподнялась и снова избежала проникновения.
- Ваше поведение, сударь, - сказала она наконец, - не соответствует
наказанию, которому вы намерены меня подвергнуть, поэтому умоляю вас
прекратить эти гнусности.
Ярость Родена от этих слов возросла, и ее успокоили только двести
ударов, нанесенных уверенной, опытной рукой. Его гневное орудие, казалось,
грозило небу, Селестина взяла его и собралась направить в сторону
неприступной крепости.
- Нет, - затряс головой Роден, - убери ее подальше с моих глаз... Уведи
поскорее эту строптивую девку, и пусть она восемь дней посидит на хлебе и
воде, чтобы знала, как мной манкировать.
Эме вышла, опустив глаза, и строгий учитель потребовал мальчика.
Селестина ввела пятнадцатилетнего подростка, похожего на Амура. Роден,
почувствовав себя гораздо свободнее, начал его отчитывать, сопровождая брань
грязными ласками и поцелуями.
- Вы заслужили наказание, - заявил он, - и вы его получите.
Одновременно с этими словами были спущены штаны, и теперь уже все
подробности живо заинтересовали нашего привередливого наставника, и ничто не
было пропущено; покровы спали с юношеского тела, все, было обследовано самым
внимательным образом - зад, член, яички, живот, бедра, рот - и расцеловано с
жадностью. При этом Роден бормотал угрозы и ласковые слова, оскорблял и
восторгался; он находился в том восхитительном состоянии, когда страсти
выходят из подчинения разуму, когда сластолюбец отчаивается только оттого,
что нет у него возможности умножить свои гнусности. Его грязные пальцы
пытались пробудить в юноше те же похотливые чувства, которые осаждали его
самого, и он не переставал осквернять свою жертву и руками и губами.
- Вот как! - с удовлетворением проговорил сатир, заметив первые
результаты своих усилий. - Вот вы и дошли до мерзкого возбуждения, которое я
вам запретил строго-настрого! Клянусь, еще два-три движения, и эта зараза
перейдет на меня.
Уверенный в успехе, либертен наклонился вкусить плоды вожделения, и его



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.