read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Да, потом я жалел. Я жалел, и не стыжусь этого; и жизнь моя дала
трещину.
Не знал, что такое возможно.
Не знал...
Люди зовут меня Князем Тьмы.
Я не князь.
Я - крепостной Тьмы.
Я ем хлеб Преисподней в поте лица своего, я могу лишь надеяться, что
когда-нибудь накоплю необходимый выкуп, и тогда меня отпустят на волю.
Я из последних сил бегу по раскаленной сковороде своей пропащей
жизни, я смеюсь, чтоб не позволить копящемуся крику разорвать горло, я
гашу полыхающий внутри пожар поленьями чужих душ, проданных душ, проклятых
душ - когда-нибудь бушующий во мне адский огонь захлебнется обильным
приношением или сожжет меня дотла!
В сущности, это одно и то же.
Для меня.
Я не помню, кем был; я знаю, кем стал.
Я умею только брать и копить.
Еще я умею смеяться.
Хотите смеяться так, как я, ваши милости?
Могу научить... вот, это совсем не больно и совсем не страшно:
лезвием по вене, и чертите пером ваши закорючки - здесь, здесь, и еще вот
здесь!.. хотите?!
Брать и копить, ваши милости, брать и копить!
Но эта женщина... о длинноногая воровочка моя, зачем тебе взбрело в
голову научить Петушиное Перо отдавать?! Зачем мы встретились, зачем ты
походя плеснула на мою сковороду, на светящийся от жара металл ледяной
родниковой водой?! - нет, я не хочу трескаться, мне нельзя
останавливаться, отвлекаться, нельзя, нельзя... Задумывалась ли ты,
глупая, что когда один ворует - второй отдает! Да, не по своей воле, да,
насильно, да, но все-таки отдает! Вам, людям, это привычно, вы всегда
отдаете что-нибудь, добром или недобром - силы, деньги, слова, жизнь! - но
вы зовете меня дьяволом, потому что я другой!
Для вас свобода начинается со слова "нет", потому что говоря "да", вы
подписываете договор, а потом - какая потом может быть свобода?! Я же
говорю "нет", и это мое рабство, потому что "да" открывает двери внутри
меня, открывает ворота в ад, в "да" наоборот, даруя свободу вам войти...
но и аду выйти!
Умри, свобода слова "да"!
Я не умею отдавать!
Я не умею... я не умел отдавать.
Я - крепостной Тьмы, я - виллан Геенны, я - пустая перчатка, я
чувствую в себе заполняющую пустоты руку Преисподней и завидую тому
преступнику на эшафоте, в чье чрево входит сейчас заостренный кол.
Что взять с пустой перчатки?
Оказывается, есть что...
Оказывается, я даже могу дарить добровольно, и это ново и
удивительно, как разнообразие приевшейся боли.
Я больше не одинок.
Правда, воровочка?!
Если ты сумела войти и выйти, если я сумел остановиться на миг и,
приплясывая босыми пятками на адской сковороде, сделать невозможное -
значит, я не одинок, даже зная, что подобные мне никогда не пересекаются
друг с другом в этом мире. Одиночество горящего изнутри дьявола в толпе
людей, полагающих, что это они мучаются, как никто; одиночество ада в
чистилище - неужели ты не навсегда?!
Скрипят колеса тарантаса, фыркает уставшая кобыла... куда я еду?
Люди зовут меня Нечистым.
Зовите как угодно - только зовите!



КНИГА ТРЕТЬЯ. ЕРЕСЬ КАТАРОВ

7
- ...Ой, люди добрые, смотрите, кто к нам приехал! Мы-то уж вас
заждались, думали, не успеете! А мамка, мамка все глаза проплакала...
старая она совсем, мамка-то, с печи уж и не слазит почти что!
Разумеется, первой, кого увидели путники при въезде в Шафляры, была
располневшая за эти годы румяная Тереза - старшая из приемных дочерей
Самуила-бацы. Благополучная супруга благополучного краковского купца
добралась до родного села три дня назад без всяких приключений, взахлеб
отрыдала свое над отцовой могилой и теперь искренне радовалась встрече.
Такой Тереза была всегда - искренней и в горе, и в счастье.
А за спиной Терезы, немедленно бросившейся обнимать спешившуюся
Марту, уже выходили из ближних хат шафлярцы, на ходу оправляя одежду и
вытирая руки - на скотном дворе или возле печки трудно остаться опрятным.
Некоторые лица были знакомы, разве что гусиных лапок в уголках глаз да
зимы в волосах добавилось; другие узнавались не сразу - поди-ка признай в
статной подбоченившейся хозяйке, за подол которой цепляются двое
замурзанных детишек, ту худющую конопатую девчонку, с которой в детстве
играл в догонялки, а позже пытался прижать в кустах, как учил старший
брат, и схлопотал от недотроги такую оплеуху, что потом полдня в ухе
звенело!
Одобрительно кивали, приподнимаясь с бревен, отполированных за годы
сидения до матового блеска, белобородые старики (вроде бы, когда уезжали
отсюда, они такие же и были... или это уже другие?), звонко распахивались
ставни, выходили, улыбались, здоровались земляки, и от всеобщего
неторопливого радушия, от степенного похлопывания по плечу и
одобрительного скупого слова, от того, что наконец-то приехали домой,
становилось легче, светлее на душе, и мир вдруг начинал казаться не столь
мрачным и беспросветным, а сжимавшая сердце тоска понемногу отпускала,
сворачиваясь в клубок...
Марта, Ян и Михал вертели головами во все стороны, поминутно
здоровались и все больше убеждались, что Шафляры остались теми же, что и
десять, двадцать, тридцать лет назад. Крепкие бревенчатые избы, мычание
коров и блеянье овец на скотных дворах, огороды, где росло все, что
угодно, лишь бы годилось в окрошку или под добрый кухоль сливянки;
выложенные вдоль единственной улицы толстые колоды для вечерних посиделок,
чисто символическая изгородь околицы, обветшавшие заборы, до починки
которых никогда не доходят руки... даже колдобины на дороге были те же
самые, знакомые, и воздух, свежий горный воздух каждым глубоким вдохом
напоминал: "Ты дома!".
Дома...
Громадные пастушьи псы, не знавшие привязи, молча косились на Джоша;
редко-редко взрыкивали те, что помоложе, но в драку не лезли - видать,
чуяли опытные овчары в одноухом пришельце что-то чужое, не собачье, а
посему решали не связываться.
Неспешно пройдя-проехав почти через все село, путники уже подбирались
к Самуиловой хате, находившейся на другом конце Шафляр, когда перед ними
возник молодой парень в широких кожаных штанах, заправленных в невысокие
стоптанные сапоги, и вышитой рубахе, подпоясанной цветастым кушаком, за
которым торчал короткий нож. Парень уверенно загородил путникам дорогу и,
плотно сжав узкие губы, в упор уставился на Михала, игнорируя возмущенные
возгласы квестаря Игнатия, правившего аббатским возком.
"Мардула", - сразу догадалась Марта. Придерживая лошадь, она
наблюдала за тем, как Михал с нарочитой неторопливостью слезает с коня,
вразвалочку подходит к приодевшемуся по случаю долгожданной встречи юному
разбойнику и резко, без замаха, закатывает ему звонкую пощечину, от
которой Мардуле с трудом удается удержаться на ногах.
Ко всеобщему удивлению, парень не схватился за нож, не попытался
ударить Михала в ответ, даже браниться не стал - криво усмехнулся, тронул
быстро багровеющую щеку и сплюнул кровью под ноги воеводе.
- Бей, - спокойно заявил Мардула. - Бей, пока даю. Отца убил,
сволочь, что для тебя какой-то там Мардула! Меня липтовцы подранили, еле
ушел через Гронь - так дядька Самуил меня выходил, ночами надо мной сидел,
травами отпаивал; дядька Самуил меня... - разбойник внезапно осекся,
словно чуть было сгоряча не наболтал лишнего, не предназначенного для ушей
Михала, да и для чьих-либо других ушей.
- А ты его кончил, мразь, и прочь пошел! - после долгого молчания
договорил Мардула и снова сплюнул. - Эх ты, змея подколодная...
Кровавая слюна тяжко шлепнулась на сапог Райцежа.
- Это ложь, Мардула, - тихо проговорил Михал, белый, как крейда. - Я
не виновен в смерти отца. Так... так Бог судил.
- Это ты другим расскажи, - зло осклабился парень, и Марте на миг
вспомнилась волчья ухмылка Седого. - Бабе своей, родичам - а я-то
собственными глазами видел! Бог судил... Бог еще не судил, не пристало
времечко!
- Ну, и чего же ты хочешь? - по-прежнему чуть слышно спросил Михал, и
Марта поняла, каких усилий стоит ее брату этот спокойный тихий голос.
Стоящий перед Михалом парень из потомственного разбойничьего рода держал в
заложниках беременную жену Райцежа, из-за которой отчаянный Михал...
Держал. В лесу. В заложниках. И только поэтому Мардула до сих пор
оставался жив.
Во всяком случае, так думалось Марте.
- Поединок, - скуластое лицо Мардулы отвердело. Он больше не
улыбался. - Божий Суд. В огненном круге, как у гуралей исстари заведено.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.