read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Пахарев в сотый раз перечитывал одну и ту же фразу: "Ну, где ваша пропасть
для свободных людей?!"
В это время генерал-майор медицинской службы Чакьяшин, придерживая
плечом телефонную трубку, стремительно записывал примерный диагноз.
Диагноз диктовали из Москвы. Он был составлен нарочито путано, но суть его
сводилась к тому, что на почве длительного переутомления, нервного
перенапряжения, почти непосильных служебных усилий, а также полученной на
Сандомирском плацдарме контузии в поведении больного имярек возникли
странные и зловещие аберрации. Необходимы обследование и лечение, пусть
даже принудительное. Когда текст был исчерпан, и Москва отключилась,
Чакьяшин положил трубку и неторопливо закурил. Пахарева он, в общем-то,
уважал, хотя считал, что тому, как и любому выдвиженцу конца тридцатых,
недостает интеллигентности. В музыке и живописи Пахарев не разбирался
совершенно; до сих пор, например, путал Мане и Моне - да и вообще слишком
старался, слишком лез на рожон ради так называемого "дела"; это все-таки
признак духовной ущербности, как ни скажи. Вот теперь допрыгался.
Организационные детали Москва предложила Чакьяшину продумать самому.
Чакьяшин принялся перечитывал диагноз и вдруг пропел себе под нос на
какой-то канканный мотивчик: "В горах изранен в лоб, сошел с ума от
раны..." Этот мотив не оставлял его весь следующий день.
- Я боюсь, в будущем, - говорил Дима, - при всех грависупер
каких-нибудь, все будут сидеть и корпеть, корпеть... С одной стороны -
прогресс подгоняет, дел невпроворот, с другой - интересные дела-то,
творческие, весь мозг берут... И вот черта с два многогранность и
гармоничность! Будут знать только свое, как ты вот...
- Ну, а что плохого? Я не чувствую себя обделенной!
- А я чувствую! Мне тебя жалко! Сколько цеплялок я к тебе протягиваю,
а им не за что уцепиться! Общение сведется к паре анекдотов, рассказанных
в столовской очереди, к веселой байке про третьего ближнего! Друзей -
вагон! Любимых - вагон! И никто никому не нужен. Дорогая, передайте мне
сахарницу. Пожалуйста, дорогой. Дорогая, у нас сегодня спуск мезонного
батискафа, я не вернусь до завтрашнего вечера. Хорошо, дорогой. Наш
синхрогипертрон на текущем ремонте, я заночую, пожалуй, у Аркадьева из
седьмой лаборатории, вы не против? Нет, что вы, он порядочный человек и,
как я слышал, очень знающий астроботаник... Каждый превращается в эдакий
самодовлеющий, самокипящий котел о двух ножках, внутренняя жизнь каждого
скучна всем, все скучны друг другу, понимаешь?
- Экий ты инакомыслящий, - проговорила она негромко. Никогда она не
размышляла о подобных материях - но что такое самокипящий котел, знала.
- Нет, - устало ответил Дима. - Просто-то мыслящих немного, а уж
инако...
- Дима... Почему ты об этом думаешь?
Он пожал плечами.
- Дано само как-то...
- Тебе же должно быть очень тяжело... если все время вот так...
- Да нет. Собственно, не знаю. Кому легко-то?
Она помолчала, набираясь смелости. И все равно несмело попросила:
- Посмотреть бы твои картины.
Потеряв дыхание, он даже остановился.
- Хочешь?
- Не веришь?
- Господи, Инга...
- Очень, очень хочу. Мы еще четыре дня в городе. Встретимся? Или... у
тебя уже не будет времени?
Он улыбнулся и фыркнул, глядя ей в задорно сверкающие стекла. Она
засмеялась, с невыразимым облегчением поняв, что увидит его еще не раз.
- Собственно, это можно устроить удобнее, - неуверенно пробормотал
Дима. - И всех зайцев убить... Ты... только, пожалуйста, не подозревай
меня в грязном интриганстве, но мы как-то вышли на набережную... автобусом
все равно и не пахнет... В общем, в полусотне метров, вон - я живу.
Она остановилась как вкопанная. Даже чуть попятилась. Воспоминание
свирепо ожгло щеки и горло. Дима тоже замер на полушаге, чувствуя, как
напряглась ее рука.
- Н-нет, - сказала она с усилием. - Не сейчас... Завтра. Пожалуйста.
Он виновато улыбнулся, и у нее сердце зашлось от нежности.
- Не сердись? - попросила она.
- Да что ты! Я понимаю, Инга. Так, обидно чуть-чуть.
- Нет, нет! - выкрикнула она. - Просто...
Дима ждал. Она отвела глаза. Так стыдно было...
- Просто я вот так же вот... здорово влипла этой зимой, -
пробормотала она, глядя в асфальт.
Горячее прикосновение его ладони оказалось пронзающе неожиданным.
Вздрогнув, она подняла голову.
Свободной рукой сняла очки. Сразу сощурилась. Злясь на неуправляемые
глаза, распахнула их так, что почти ослепла, - и он их увидел. Они были
как ее улыбка. И губы были полуоткрыты. Она раскрывалась ему навстречу,
словно цветок поутру.
Бесконечно осторожно он коснулся ее губ своими.
В этот момент в девяти километрах от них у женщины перестало биться
сердце. Уже сорок минут она неподвижно, молча стояла у окна. Смотрела, не
покажется ли ее сын внизу, в тусклом круге желтого света, разодранного в
клочья черной листвой деревьев. Она уже перестала надеяться, перестала
слышать бормотание старухи, сложившей короткие руки на животе. Женщина
широко распахнула рот, судорожно вцепилась ломкими пальцами в занавеси и,
всхрипнув, подломленно опустилась на пол. С хрустом сорванная занавеска
накрыла ее ярким саваном.
Бабуля, всматриваясь в лежащую, докончила фразу, затем опасливо
подошла и чуть нагнулась. Подождала. Выпрямилась. Пошаркала на кухню. Там
набрала в горсть воды из-под крана, вернулась и брызнула в лицо умершей.
Подождав еще, поковыляла к телефону.
Скорую она вызывать не умела, но по странной прихоти старушечьей
памяти, помнила телефон брата покойной.
Долго не отвечали, потом заспанный женским голос сердито спросил:
- Алло?
- Василь Ильича, - приказала бабуля. Женский голос удалился, позвал:
"Васенька, тебя... ну проснись, милый, проснись..."
- Да? - грянул бас главного инженера завода подъемно-транспортного
оборудования.
- Василь Ильич? - сказала бабуля. У нее дрожал голос. Мир сломался.
Произошло что-то серьезное - и не с ней. - Это от Валерии Ильинишны.
Заболела она очень. Приехали бы?
- Что с ней? - охрипшим голосом спросил главный инженер.
- Да не знаю. Лежит и не встает.
- Врача вызвали?
- Номеров я не помню...
- Ноль три!!! - закричал главный инженер. - Немедленно вызывайте, я
буду минут через сорок! Поняли? Ноль три!
Он швырнул трубку и молча стал одеваться. Руки тряслись. Жена помогла
ему застегнуть пуговицы рубашки, подала пиджак.
В этот момент отчаявшийся Юрик остановил такси. В пальцах, потных и
ледяных, он стискивал мятые рублевки. Он долго не мог решиться, ведь это
привилегия взрослых - поднимать руку наперерез мчащемуся зеленому огню. Но
выхода не было.
- По... пожалуйста, - пролепетал он, дрожащей ручонкой протягивая
шоферу деньги.
В этот момент на Луне, в цирке Кюри, упал небольшой и очень странный
метеорит. Он был порожден внутри Солнечной системы, он пришел из дальних
глубин. Он по касательной чиркнул скалистую поверхность внешнего кольца и
почти полностью испарился. Но термический удар не повредил спор
инозвездной жизни, тысячелетиями дремавших в пористом камне, и лишь
рассеял их по площади в несколько сот квадратных метров. В 2013 году один
из луноходов Третьей международной лунной, осторожно переваливаясь на
осыпях, прокатит по краю зараженной субвирусом поверхности, и все
дезинфекционные ухищрения на Земле не смогут нейтрализовать несколько
спиралек длиной не более трех десятков ангстрем, застрявших на протекторах
лунохода. Сам по себе субвирус окажется совершенно безвреден, и в течение
четырех лет его ширящегося присутствия на Земле просто никто не заметит.
Но в ту пору в некоторых технологически не развитых странах еще применялся
бактериальный метод очистки промышленных стоков - передовые страны уже
отказались от него как от мутационно опасного - и тут субвирус найдет себе
пару. Внедряясь в рабочие микроорганизмы, он породит совершенно новый
штамм. В марте 2018 года из допотопных отстойников, почти одновременно в
разных концах света, лавиной хлынет синдром цепного распада ретикулярной
формации, или, в просторечии, лунный энцефалит. Это будет Апокалипсис. За
каких-то одиннадцать месяцев энцефалит выкосит треть Человечества, и он
выкосил бы всех, всех до единого, если бы методику лечения не удалось
разработать молниеносно.
Дима оторвался от ее губ. Несколько секунд они стояли молча, глядя
друг другу в глаза, и, наверное, впервые в жизни почувствовали счастье.
Потом он глубоко вздохнул, наклонился и поцеловал ее снова.
Я остановил развертку. Меня знобило, душа готова была наизнанку
вывернуться от боли. Следовало прийти в себя, отдохнуть, успокоиться хоть
немного. И потом - нелепо, но мне казалось, что если я оставлю их вот так,
прильнувшими друг к другу, ее рука с очками в пальцах неловко обнимет его
плечо, его рука у нее на затылке, а другая, именно с нею, с Ингой, вдруг
ставшая целомудренной и не желающей ничего красть, так и не решается
выбросить ее дрожащие пальцы и лечь хотя бы ей на спину - если оставлю их
так, они смогут чуть подольше побыть вместе. Хотя я прекрасно видел, что
одновременно с ними и таймер замер на "1975.08.17.0.23", что даже десятые
доли секунды прервали свое моторное мельтешение, и прекрасно знал, что



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.