read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



диафрагму. Теперь среди раскаленных паров я заметил темное цилиндрическое
тело, до половины окунувшееся в лаву, "Значит, неглубоко!" И я шагнул в
озерцо. Странное было ощущение: ноги чувствовали, как у самых колен
содрогается и бурлит розовая огненная жидкость, но не чувствовали тепла! До
снаряда оставалось несколько метров белая лава кипела вокруг него, черный
цилиндр дрожал в ее парах. Было трудно рассмотреть детали: я видел лишь
тыльную часть снаряда, напоминавшую дно огромной бутылки, остальное было
погружено в лаву.
Скоро призмы помутнели, от жара начала плавиться оптика. Я повернул
назад. Да, несомненно, снаряд был из нейтрида...
На следующий день снаряд ушел глубоко в землю; над ним кипело только
озерцо лавы.
Второй спутник сбили в тот же день, часа на два позже, над Камчаткой.
10 ноября. Сейчас в центре решается вопрос о заводе нейтрида. Мы
втроем: Иван Гаврилович, Сердюк и я все дни сидим и составляем примерную
смету и технологический проект.
Спорим отчаянно.
25 ноября. Итак, решено: завод будут строить в Днепровске, в Новом
поселке. Это на окраине. Сейчас там уже воздвигают корпуса для цехов,
подводят высоковольтную линию передачи. Большое конструкторское бюро
трудится, разрабатывает по нашим наметкам мезонаторы-станки. Эти мезонаторы
будут делаться из нейтрида: тонкие листы покрытой нейтридом стали вместо
бетонных и свинцовых стен; небольшие компактные установки, размером с
токарный станок, в которых внутри, в космическом вакууме, будут действовать
электрические поля в сотни миллионов вольт; мощные магнитные вихри;
громадные излучения и световые скорости частиц... Великолепные машины!
Меня, очевидно, направят на этот завод. Пока я еще в лаборатории,
потому что здесь делается пленка для первых мезонаторов-станков. Но
постепенно мне приходится все дальше и дальше отходить от дел семнадцатой
лаборатории: езжу в Новый поселок, наблюдаю за строительством, консультирую
конструкторов. В лаборатории на меня уже смотрят, как на чужого. Иван
Гаврилович поглядывает из-под очков хмуро, неодобрительно. Вчера он не
выдержал:
Напрасно вы это затеяли, Николай Николаевич, перебираться на завод! Да!
Вы уже нашли свое призвание вы экспериментатор, а не технолог. Стоит ли
менять?
Да, но ведь я не по своей охоте нужно! Уж если не нам браться за это
дело, так кому же?..
Это объяснение для Ивана Гавриловича. А для себя? А для себя вот что:
во-первых, конечно, на строительстве я сейчас нужнее; во-вторых, в ближайшее
время в семнадцатой лаборатории, кажется, ничего интересного не произойдет;
в-третьих, не хватит ли мне работать подручным у Голуба? Нужно попробовать и
самому...
30 декабря. С завтрашнего дня я уже не сотрудник семнадцатой, а главный
технолог нейтрид-завода. Мезонаторный цех уже готов (темпы наши, советские!)
Будем собирать первый мезонатор из нейтрида и для нейтрида.
Снова начинается зима: мокрыми лепешками падает снег, прохожие очень
быстро становятся похожими на снежную бабу. Сыро и не очень холодно. Сегодня
прощался с лабораторией. Конечно, я буду бывать у них очень часто без Голуба
не обойдешься. Сердюк тоже разбирается в нейтриде и мезонаторах не хуже
меня. Но сегодня я ушел от них как сотрудник, как свой парень, как "Колька
Самойлов" для Сердюка, как "дядя, достаньте воробушка" для Оксаны... Ушел
как товарищ по работе.
Было грустно и немного неловко. Как водится, все старались шутить.
Сердюк сказал:
Почтим его память молчанием.
И (черт бы его взял!) все в самом деле замолчали. Будто я уже умер! Мне
пришло в голову: пожалуй, если бы эти полтора года не были такими трудными,
если бы они не были так насыщены мечтой о нейтриде, борьбой за нейтрид,
неудачами, разочарованиями и радостью открытия, уйти было бы гораздо проще и
легче.
Эти полтора года сблизили нас крепко и навсегда. Как определить степень
родства тех, кто вместе творит? Оно ближе, чем родство братьев. Попробуйте
представить себе несколько отцов или матерей одного ребенка, имя которому
Новое! Вот что определяет нашу близость.
А что, Иван Гаврилович, ведь нет худа без добра? сказал я, чтобы увести
разговор от излишнего внимания к моей личности. Если бы не эти "черные
звезды", пожалуй, нейтрид-завод не появился бы так скоро, верно?
Голуб помолчал.
Верно-то верно... Только в этом "добре" слишком много "худа", Коля. (Он
впервые назвал меня Колей.) Представьте себе: две партии людей через одну и
ту же скалу роют два туннеля втайне друг от друга, опасаясь, как бы одни не
услышали стук кирок других... Так и здесь. Ведь если они, американцы,
работали над получением нуль-вещества, то и у них были наши неудачи, наши
разочарования, наши ошибки. Может быть, и у них были дни такого же отчаяния,
когда они обнаруживали, что минус-мезоны отталкиваются электронными
оболочками атомов... Глупое, нелепое положение! В сложное время мы живем.
Сейчас, когда каждое новое открытие требует громадной работы, громадного
напряжения от многих исследователей, они предпочитают разъединяться, вместо
того чтобы соединяться в работе; лгать и изворачиваться, вместо того чтобы
вместе обсуждать непонятное. А открытия становятся все громадное, все
сложнее. Каждое из них затрагивает уже не только ученых, а всех людей
земли... Страшно подумать, к чему это может привести!..
Да, он прав. Угробить столько нейтрида на эти нелепые снаряды и зачем?
Чтобы напугать нас? Это даже не смешно. После того, что я видел в тундре, я
понял, что у нас, в случае чего, каждый инженер станет офицером, каждый
профессор генералом. Нет, нас не запугаешь!
А сколько мезонаторов или реакторов для электростанций можно было бы
сделать из этих выброшенных на ветер 900 тонн нейтрида? Впрочем, я уже
начинаю рассуждать, как технолог.
Ладно, может, не так уж плоха эта сложность нашего времени. Как и
сложность в науке, она приводит к новому в конце концов И не мы запустили
такие "спутники". И раз нейтрид найден, мы используем его поумнее, чем
американцы.
Значит, завтра на завод! Новые дела, новые люди..."

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
БЕЛАЯ ТЕНЬ

Дальнейшие события распространяются слишком широко и захватывают так
много людей, что мы не смогли бы описать их только с помощью дневника Н. Н
Самойлова. К тому же записи Самойлова страдают, как, возможно, это уже успел
заметить читатель, неполнотой, а его характеристики людей пристрастны и
довольно поверхностны. Да это и понятно: ведь он инженер, он глубже вникает
в научные проблемы, они волнуют его гораздо больше, чем поступки и характеры
знакомых.
Читатель, возможно, посетует на то, что и во второй части многие
события описаны разрозненно и несвязно: он прочтет записи в лабораторных
журналах и газетные сообщения, рассказы очевидцев и протоколы неудавшегося
расследования, наблюдения астрономов и новые странички из дневника
Самойлова. Автор не хочет скрывать от читателей, что многое пришлось
додумывать, что не раз усилиями воображения восполнялся недостаток сведений
и восстанавливалась связь событий.
Многим это может не понравиться: ну, дескать, раз уж сам автор
признается, что он кое-что придумал, значит, дело плохо!
Но это не так. Даже научные теории создаются из немногих отрывочных и
даже противоречивых фактов, далеко не полно раскрывающих явления природы,
порой они вызывают недоумение, противоречат твердо установившимся
представлениям. Величайшая теория нашего времени теория относительности
возникла всего из двух экспериментально установленных фактов: постоянства
скорости света в пустоте и постоянства ускорения земного тяготения.
Исследователь силой воображения находит логическую связь между внешне
не связанными друг с другом явлениями природы. И от литератора, который
пытается описать несравненно более сложные явления жизни, нельзя требовать
большего.



ПРОЕКТ КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ
Лопасти винта вертолета слились в серебристый прозрачный круг; сквозь
него были видны дрожащий желтый диск солнца, размытые очертания облаков.
Внизу, с полуторамильной высоты, перемещались квадраты плоской земли,
аккуратно нарезанной прямоугольниками желтых кукурузных полей, зелеными
клетками виноградников и чайных плантаций. Вдали поднимались Кордильеры,
сизо-коричневые горы, похожие на геологический макет.
Внизу царил июльский зной. Здесь же, на высоте, было довольно
прохладно. Вэбстер поеживался в своем полотняном костюме и с завистью
поглядывал на генерала Хьюза тот был в плотном комбинезоне из серой шерсти и
не чувствовал холода.
Вертолет летел на запад, к горам. Вот внизу возникла широкая голубая
лента реки Колорадо в бело-желтых песчаных берегах. К югу, за рекой,
показались десятки приземистых и длинных корпусов из серого бетона с узкими,
похожими на бойницы окнами. Дальше были видны трехэтажные жилые дома. Сюда,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.