read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- А и не выговорю, батюшка; мудрено; немецкая, должно быть.
- Смит?
- Нет, что-то не так. А Анна Трифоновна сироту-то к себе и забрала; на
воспитание, говорит. Да нехорошо оно вовсе...
- Верно, для целей каких-нибудь забрала?
- Нехорошие за ней дела, - отвечала женщина, как бы в раздумье и
колеблясь: говорить или нет? - Нам что, мы посторонние...
- А ты бы лучше язык-то на привязи подержала! - раздался позади нас
мужской голос. Это был пожилых лет человек в халате и в кафтане сверх
халата, с виду мещанин - мастеровой, муж моей собеседницы.
- Ей, батюшка, с вами нечего разговаривать; не наше это дело... -
промолвил он, искоса оглядев меня. - А ты пошла! Прощайте, сударь; мы
гробовщики. Коли что по мастерству надоть, с нашим полным удовольствием...
А окромя того нечего нам с вами происходить...
Я вышел из этого дома в раздумье и в глубоком волнении. Сделать я
ничего не мог, но чувствовал, что мне тяжело оставить все это так.
Некоторые слова гробовщицы особенно меня возмутили. Тут скрывалось какое-то
нехорошее дело: я это предчувствовал.
Я шел, потупив голову и размышляя, как вдруг резкий голос окликнул
меня по фамилии. Гляжу - передо мной стоит хмельной человек, чуть не
покачиваясь, одетый довольно чисто, но в скверной шинели и в засаленном
картузе. Лицо очень знакомое. Я стал всматриваться. Он подмигнул мне и
иронически улыбнулся.
- Не узнаешь?
Глава V
- А! Да это ты, Маслобоев! - вскричал я, вдруг узнав в нем прежнего
школьного товарища, еще по губернской гимназии, - ну, встреча!
- Да, встреча! Лет шесть не встречались. То есть и встречались, да
ваше превосходительство не удостоивали взглядом-с. Ведь вы генералы-с,
литературные то есть-с!.. - Говоря это, он насмешливо улыбался.
- Ну, брат Маслобоев, это ты врешь, - прервал я его. - Во-первых,
генералы, хоть бы и литературные, и с виду не такие бывают, как я, а
второе, позволь тебе сказать, я действительно припоминаю, что раза два тебя
на улице встретил, да ты сам, видимо, избегал меня, а мне что ж подходить,
коли вижу, человек избегает. И знаешь, что и думаю? Не будь ты теперь
хмелен, ты бы и теперь меня не окликнул. Не правда ли? Ну, здравствуй! Я,
брат, очень, очень рад, что тебя встретил.
- Право! А не компрометирую я тебя моим... не тем видом? Ну, да нечего
об этом расспрашивать; не суть важное; я, брат Ваня, всегда помню, какой ты
был славный мальчуга. А помнишь, тебя за меня высекли? Ты смолчал, а меня
не выдал, а я, вместо благодарности, над тобой же неделю трунил. Безгрешная
ты душа! Здравствуй, душа моя, здравствуй! (Мы поцеловались.)
Ведь я уж сколько лет один маюсь, - день да ночь - сутки прочь, а
старого не забыл. Не забывается! А ты-то, ты-то?
- Да что я-то, и я один маюсь...
Он долго глядел на меня с сильным чувством расслабленного от вина
человека. Впрочем, он и без того был чрезвычайно добрый человек.
- Нет, Ваня, ты не то, что я! - проговорил он наконец трагическим
тоном. - Я ведь читал; читал, Ваня, читал!.. Да послушай: поговорим по
душе! Спешишь?
- Спешу; и, признаюсь тебе, ужасно расстроен одним делом. А вот что
лучше: где ты живешь?
- Скажу. Но это не лучше; а сказать ли, что лучше?
- Ну, что?
- А вот что! Видишь? - И он указал мне на вывеску в десяти шагах от
того места, где мы стояли, - видишь: кондитерская и ресторан, то есть
попросту ресторация, но место хорошее. Предупрежу, помещение приличное, а
водка, и не говори! Из Киева пешком пришла! Пил, многократно пил, знаю; а
мне худого здесь и не смеют подать. Знают Филиппа Филиппыча. Я ведь Филипп
Филиппыч. Что? Гримасничаешь? Нет, ты дай мне договорить. Теперь четверть
двенадцатого, сейчас смотрел; ну, так ровно в тридцать пять минут
двенадцатого я тебя и отпущу. А тем временем муху задавим. Двадцать минут
на старого друга, - идет?
- Если только двадцать минут, то идет; потому, душа моя, ей-богу,
дело...
- А идет, так идет. Только вот что, два слова прежде всего: лицо у
тебя нехорошее, точно сейчас тебе чем надосадили, правда?
- Правда.
- То-то я и угадал. Я, брат, теперь в физиономистику пустился, тоже
занятие! Ну, так пойдем, поговорим. В двадцать минут, во-первых, успею
вздушить адмирала Чаинского и пропущу березовки, потом зорной, потом
померанцевой, потом parfait amour, а потом еще что-нибудь изобрету. Пью,
брат! Только по праздникам перед обедней и хорош. А ты хоть и не пей. Мне
просто тебя одного надо. А выпьешь, особенное благородство души докажешь.
Пойдем! Сболтнем слова два, да и опять лет на десять врозь. Я, брат, тебе,
Ваня, не пара!
- Ну, да ты не болтай, а поскорей пойдем. Двадцать минут твои, а там и
пусти.
В ресторацию надо было попасть, поднявшись по деревянной
двухколенчатой лестнице с крылечком во второй этаж. Но на лестнице мы вдруг
столкнулись с двумя сильно выпившими господами. Увидя нас, они,
покачиваясь, посторонились.
Один из них был очень молодой и моложавый парень, еще безбородый, с
едва пробивающимися усиками и с усиленно глуповатым выражением лица. Одет
он был франтом, но как-то смешно: точно он был в чужом платье, с дорогими
перстнями на пальцах, с дорогой булавкой в галстуке и чрезвычайно глупо
причесанный, с каким-то коком. Он все улыбался и хихикал. Товарищ его был
уже лет пятидесяти, толстый, пузатый, одетый довольно небрежно, тоже с
большой булавкой в галстуке, лысый и плешивый, с обрюзглым, пьяным и рябым
лицом и в очках на носу, похожем на пуговку. Выражение этого лица было злое
и чувственное. Скверные, злые и подозрительные глаза заплыли жиром и
глядели как из щелочек. По-видимому, они оба знали Маслобоева, но пузан при
встрече с нами скорчил досадную, хоть и мгновенную гримасу, а молодой так и
ушел в какую-то подобострастно-сладкую улыбку. Он даже снял картуз. Он был
в картузе.
- Простите, Филипп Филиппыч, - пробормотал он, умильно смотря на него.
- А что?
- Виноват-с... того-с... (он щелкнул по воротнику). Там Митрошка
сидит-с. Так он, выходит, Филипп Филиппыч-с, подлец-с.
- Да что такое?
- Да уж так-с... А ему вот (он кивнул на товарища) на прошлой неделе,
через того самого Митрошку-с, в неприличном месте рожу в сметане
вымазали-с... кхи!
Товарищ с досадой подтолкнул его локтем.
- А вы бы с нами, Филипп Филиппыч, полдюжинки распили-с, у Дюссо-с,
прикажете надеяться-с?
- Нет, батюшка, теперь нельзя, - отвечал Маслобоев. - Дело есть.
- Кхи! И у меня дельце есть, до вас-с... - Товарищ опять подтолкнул
его локтем.
- После, после!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.