read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



канадских хоккеистов. И его уволили после неприятного
разговора в Центральном Комитете.
Прощаясь, инструктор сказал:
-- У меня к вам просьба. Объясните коллегам, что вы
уходите из редакции по состоянию здоровья. Надеюсь,
вам понятно?
Баскин ответил:
-- Товарищ инструктор! Вообразите такую ситуацию.
Допустим, вам изменила жена. И после этого
заразила вас гонореей. Вы подаете на развод. А жена
обращается к вам с просьбой:
"Вася, объясни коллегам, что мы разводимся, поскольку
ты -- импотент".
Инструктор позеленел и указал Баскину на дверь,..
Виля Мокер работал на ленинградском телевидении.
Вряд ли он был звездой, но прохожие его узнавали.
Уехал Виля потому, что был евреем и страдал от
антисемитизма. При слове "еврей" он лез драться. Он
был уверен, что "еврей" -- ругательство...
Дроздов трудился в отделе пропаганды "Смены".
А пропагандировать, как известно, можно все. От
светлого коммунистического будущего и фиолетовых
гусиных желудков до произведений художника
Налбандяна и зловонных резиновых бот. Это породило
в Дроздове легкую моральную неразборчивость.
Помню, редактор "Смены" говорил о нем:
-- У этого даже задница почтительная...
Я не знаю, почему Дроздов уехал,
О политических мотивах здесь нечего и говорить.
Ходили слухи, что Дроздов бежал от алиментов. Не
знаю.
Но человек он был довольно умелый и работящий.
А это -- главное.
О себе я уже рассказывал в первой книге.
Спрашивается, кому мы были нужны в Америке?..
ДЕНЬГИ
Мокер продолжал энергично действовать. Звонил
в различные организации. Начиная с Толстовского
фонда и кончая Лигой защиты евреев. Мокеру назначали
ежедневно по шесть деловых свиданий.
Все это обнадеживало нашего лидера. Видно, он
был слегка дезориентирован американской любезностью.
Куда ни позвонишь, везде отвечают:
-- Заходите, например, шестого мая в одиннадцать
тридцать...
В Союзе было по-другому. Там все знакомо, ясно и
понятно. Если тебе открыто не хамят, значит дело будет
решено в положительном смысле. И даже когда хамят, еще
не все потеряно. Поскольку некоторые чиновники хамят
автоматически, рефлекторно. Такое хамство одинаково
близко соловьиному пению и рычанию льва.
Здесь все иначе. Беседуют вежливо, улыбаются,
наливают кофе. Любезно тебя выслушивают. Затем
печально говорят:
-- Сожалеем, но мы лишены удовольствия
воспользоваться данными предложениями. Наша фирма
чересчур скромна для осуществления вашего талантливого,
блестящего проекта. Если что-то изменится,
мы вам позвоним.
Иногда после этого даже записывают номер телефона...
Однако лидер не сдавался. Стояло влажное и
душное нью-йоркское лето. В мягком асфальте
поблескивали колечки от содовых банок. Они напоминали
драгоценные перстни.
Небоскребы в Манхеттене были окутаны клубами
горячего пара. Бесчисленные кондиционеры орошали
прохожих теплым дождем. Режущие звуки тормозов
и грохот джаза сливались в одну чудовищную какофонию.
Мокер ходил по улице в костюме-тройке, дарованном ему
синагогой. В руках он держал бесформенный советский
портфель эпохи Коминтерна. Там
хранилась удобная складная вешалка. В метро наш
лидер, достав ее из портфеля, быстро раздевался.
Пиджак и жилет терпеливо держал он на вытянутой
руке. Галстук с изображением американского флага
делал Мокера похожим на удавленника. Ослабить
узел было невозможно. Завязать его Виля мог только
перед зеркалом.
Покидая сабвей, Мокер вновь одевался. На переговоры
шел в костюме. И, получив отказ, снова раздевался в метро...
Дроздов между тем нашел себе временную работу.
Устроился на базу перетаскивать свиные туши и рыбу.
Закончилось все это довольно грустным инцидентом.
Дроздов украл килограмма четыре мороженого
трескового филе. Сунул ледяной брикет под рубашку.
Час ехал таким образом в сабвее. Филе начало таять.
У Дроздова подозрительно закапало из брюк. Кроме
того, от него запахло рыбой. Настолько, что два
индуса, ворча, пересели. И к тому же наутро Дроздов
заболел воспалением легких...
Баскин держался уверенно и спокойно. К нему,
человеку знаменитому, проявляли интерес американские
журналисты. Интервью с ним появились в нескольких
крупных газетах. Его жена Диана поступила на курсы медсестер...
А я тем временем нашел себе литературного переводчика.
Вернее, переводчицу. Звали ее Линн Фарбер.
Родители Линн еще до войны бежали через Польшу
из Шклова. Дочка родилась уже в Америке. По-русски
говорила довольно хорошо, но с заметным акцентом.
Познакомил нас Иосиф Бродский. Вернее, рекомендовал ей
заняться моими сочинениями. Линн позвонила, и я выслал
ей тяжелую бандероль. Затем она надолго исчезла. Месяца
через два позвонила снова и говорит:
-- Скоро будет готов черновой вариант. Я пришлю вам копию.
-- Зачем? -- спрашиваю. -- Я же не читаю по-английски.
-- Вас не интересует перевод? Вы сможете показать его знакомым.
(Как будто мои знакомые -- Хемингуэй и Фолкнер. )
-- Пошлите, -- говорю, -- лучше в какой-нибудь журнал...
Откровенно говоря, я не питал иллюзий. Вряд
ли перевод окажется хорошим. Ведь герои моих рассказов --
зэки, фарцовщики, спившаяся богема. Все они разговаривают на
диком жаргоне. Большую часть всего этого даже моя жена не
понимает. Так что же говорить о юной американке?
Как, например, можно перевести такие выражения: "Игруля
с Пердиловки... " Или "Бздиловатой конь породы... " Или,
допустим: "Все люди как люди, а ты -- как хрен на блюде... "
И так далее.
Я сказал переводчице:
-- Мы должны обсудить некоторые финансовые проблемы.
Платить я сейчас не могу.
-- Я знаю - Бродский говорил мне.
-- Если хотите, будем соавторами. В случае успеха гонорар
делим пополам.
Предложение было нахальное. Какие уж там гонорары!
Если даже Бродский вынужден заниматься преподавательской
работой. Линн согласилась. Кстати, это был единственный
трезвый финансовый шаг, который я предпринял в
Америке...
Мокер звонил нам каждый вечер. Голос его звучал
все менее уверенно. Мы уже теряли надежду. Да и
стоило ли надеяться? Работать по специальности в
Америке! Писать и говорить, что думаешь, -- на русском
языке! Да еще и получать небольшую зарплату!
Уж слишком фантастической казалась нам такая перспектива.
Выздоровевший Дроздов поступил на шоферские
курсы. Чтобы в дальнейшем арендовать такси. Жена
Вили Мокера работала сиделкой. Моя жена продолжала
служить в конторе у Боголюбова. Диане Баскиной удалось
получить небольшую стипендию.
Однажды мы пили чай у Баскина на кухне. Вдруг зазвонил
телефон. Эрик снял трубку,
Из уличного шума выплыл торжествующий голос Мокера:
-- Я раздобыл деньги! Звоню из автомата...
-- Сенсация, -- язвительно произнес Баскин, --
Виля Мокер раздобыл десять центов.
-- Болван! -- закричал Мокер. -- Я достал шестнадцать тысяч!
Представь себе, шестнадцать тысяч!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.