read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Хорошо, Лев Иванович, вы приедете?
- Спасибо, до свидания. - Гуров положил трубку.
- Голова не болит? - спросил Кружнев, достал из шкафа костюм, начал
переодеваться.
Гуров подошел к окну и увидел, что от гостиницы уходит Лебедев. Он шел
неторопливо, степенно не оглядываясь.
- Недолго музыка играла, - сказал Гуров.
- Проголодался, иду кушать. - Кружнев поправил галстук, взял со стола
ключ с щербатой деревянной "грушей", открыл дверь. - Что, Лев Иванович,
может, выпьем по стаканчику красненького?
Находившийся в коридоре сержант взглянул вопросительно.
- Пойдемте со мной, - сказал ему Гуров.
- Вы его отпустили?
- Отвечу тебе избитым афоризмом. - Гуров вздохнул. - Либо закон есть,
либо его нет. Третьего не дано. Ты когда в последний раз ел?
- Недавно. Товарищ майор подменил меня, я пообедал в буфете.
- Хорошо. Ты здесь больше не нужен, иди в отдел.
У гостиницы было многолюдно.
- Лев Иванович!
Гуров увидел Таню и Катю Иванову.
- Товарищ подполковник, Иванова отказывается явиться к следователю, -
сказала Таня.
- Являются черти во сне! - Иванова смотрела вызывающе. - Приглашают чай
пить, лучше на рюмку водки. В милицию вызывают в установленном законом
порядке.
"Правильно выражаешься, - подумал Гуров. - Кто тебя этим выражениям
научил?"
Но так как вслух Гуров этого не сказал, Иванова еще больше осмелела.
- Поняла, подруга?
- Екатерина, мы же с тобой обо всем договорились...
- Я лично передоговорилась! - Иванова явно нервничала, но Гуров молчал,
и горничная продолжала: - Татьяна, я обыкновенная баба. Одинокая и с дитем,
потому злая. Не желает Ленька жениться, я со зла его оговорила. Теперь мне
совестно стало. С тобой один разговор, бабьи сплетни, следователю под
протокол я врать не стану. Так что и не вызывайте, не трожьте меня. Ночью,
когда машину угнали, Леонид у меня был, мы с ним любовью занимались. Он до
утра никуда не выходил. Вот и весь сказ!
- Не понимаю, - сказала Таня, глядя вслед удаляющейся подруге. - Здесь
что-то не так.
- Здесь все как надо, Таня, - ответил Гуров. - Они нас оперативнее, и
методы их порой действеннее.
- Не понимаю, - растерялась Таня.
- Случается, извини. - Гуров поклонился и пошел назад в гостиницу.
У следователя прокуратуры работы было немного, осмотр места
происшествия, несколько коротких формальных допросов. Эксперт установил, что
в изъятом у Артеменко шкалике с коньяком находился яд, но данный факт уже
значения не имел. Предположение, что Артеменко отравился сам, отпадало. У
него был разорван ворот рубашки, имелся свежий кровоподтек на голени правой
ноги и вырван клок волос. Можно было почти с полной уверенностью сказать,
что преступник напал сзади, одной рукой схватил Артеменко за волосы, ногой
подсек его и второй рукой вложил в рот капсулу с ядом. Возможно,
последовательность действий была несколько иная, но факт насильственной
смерти сомнения не вызывал.
Лебедев и Кружнев в тот момент находились под охраной, Зинич, что не
вызывало никаких сомнений, был в санатории. Следователь, закончив оформление
документов, все пытался поговорить с Гуровым, который вел себя странно,
непрестанно зевал, со всем, что ему говорили, соглашался, смотрел все время
куда-то в сторону, в общем, недвусмысленно давал понять, что все ему изрядно
надоели и он просит оставить его в покое.
- Ты уезжаешь? - спросил следователь, в третий раз зайдя в номер к
Гурову.
- В данный момент я лежу, извини, - Гуров вытянулся на кровати, заложил
руки за голову. - Очень люблю бездельничать. Многие люди, оказавшись одни,
скучают, ищут компании, придумывают развлечения, мне же интересно со Львом
Ивановичем Гуровым. Он мне чего-то говорит, я ему возражаю, мы долго спорим,
пока не заснем.
- Я не уйду. - Следователь положил свой портфель на стол, развалился в
кресле, вытянув ноги, и вздохнул - Понимаешь, дорогой.
- Стоп! - резко перебил Гуров - В виде личного одолжения не называй
меня "дорогой". Мой начальник любит употреблять слово "коллега".
- Хорошо, коллега, не знаю, как начать.
- Не начинай, - снова перебил Гуров. - Если можешь молчать, всегда надо
молчать.
- И молчать не могу. Я не хочу, чтобы ты плохо о нас думал. Я никого не
оправдываю, я просто хочу, чтобы ты понял.
- Я понимаю, жизнь сложна, и его кто-то на чем-то взял за горло. -
Гуров не назвал имени, не смог произнести. - Предатели во все времена
пытались оправдаться, но оставались предателями.
- Выслушай меня.
- Зачем?
- Хочу, чтобы ты понял и стал добрым.
- Я добрый.
- Нет, коллега. Ты не добрый. И я тебе это говорю безотносительно к
происшедшему.
- Что понимать? Я все знаю. Кроме меня, только один человек держал в
руках все нити дела, и он их все перерубил. Меня не интересует, как
заставили Отари Антадзе стать предателем. Он предал тебя, меня, людей, дело,
которому служил. Во все времена любовь оправдывала все, но Андрей Бульба -
предатель, и никакая страсть к паненке его не оправдала. Его осудил великий
писатель и убил руками отца. И если бы я мог доказать вину Антадзе, то
привел бы мерзавца в наручниках к тебе в кабинет.
Гуров сел и посмотрел на следователя с неприязнью.
- И если бы ты, человек, все пытающийся понять, начал в следствии
крутить и путать, я бы обратился в Прокуратуру СССР и посадил бы в тюрьму и
тебя. Да, я недобрый.
- Плохо. Причем плохо в первую очередь для тебя. - Следователь
посмотрел на часы. - Ты можешь несколько минут меня не перебивать?
- Мне нужен билет на первый утренний рейс, - Гуров снова лег.
- Ты, наверное, любишь футбол, - начал следователь, - и не удивляешься,
что люди гоняют мяч ногами, хотя схватить его руками удобнее. Ты понимаешь,
люди договорились, и руками мяч не трогают. Тебя это не удивляет и не
раздражает, ты даже с интересом смотришь, как у них порой ловко получается.
Человек может привыкнуть к самому несуразному, даже преступному, если он
знает, что таковы правила, люди так договорились. Здесь десятилетиями играли
по определенным правилам. Человек ценился по занимаемой должности и
насколько точно он соблюдал установленные правила. Я соблюдал, - следователь
кивнул. - И ты соблюдал, но об этом позже у нас нет понятия "взятка", есть
слово "отблагодарить". Каждый хочет жить хорошо, живи и дай жить другому. В
общем, как мы здесь жили, ты знаешь. Люди привыкли, всосали с молоком
матери, что проситель не приходит с пустыми руками. Миллионы, миллиарды
рублей к нам привозят со всех концов страны, деньги оседают и
обесцениваются. Короче, Отари Антадзе был честным человеком, жил честно,
выполнял свой долг, такие тоже были нужны, он не нарушал установленные
правила. Но иногда, редко, ему говорили не надо, и он отступал, понимая:
если его заменят, что сделать очень просто, людям станет хуже. Однажды
весной объявили, что старые правила отменили и надо жить по новым. Отари все
происходящее касалось мало, уголовники никому не нужны, они мешают жить и
старым, и новым. Еще короче, человек, который сейчас сидит и ждет суда,
борется за жизнь.
Он признает лишь то, что абсолютно доказано, но держит в своих руках
десятки, не знаю, может, сотни судеб. Ему наплевать на этих людей, он
молчит, пытаясь сохранить собственную жизнь. Как только Рубикон будет
перейден и высшая мера наказания станет неотвратимой, человек потопит всех.
И поверь мне, следователю прокуратуры, потонут виновные, почти невиновные и
многие невинные тоже потонут. Слишком велика засасывающая воронка, уже не
имеет значения, кто в центре, а кто с самого края. Окажись Артеменко в руках
прокуратуры, участь главного преступника была бы решена. Люди, оставшиеся на
свободе, не могли допустить этого. И ты прав, Отари Антадзе взяли за горло.
Если бы это касалось лично его, Отари бы умер, но не стал предателем.
Уверен. Посмотри мне в глаза. Я уверен Отец Антадзе и дед Антадзе поступали,
как все, жили по старым правилам. Уверен, старики и не догадываются, что
поступали плохо и преступно, и сегодня погубили сына и внука. Неужели жизнь
преступника Артеменко могла остановить Отари? Я не оправдываю его, пытаюсь
понять, хочу, чтобы и ты понял. Ты мне скажи, в принципе это не имеет
значения, но я хочу знать. Отари убил собственноручно?
- Нет, он выпустил Кружнева. У Антадзе не было яда, Антадзе не схватил
бы за волосы, ударил бы кулаком по шее и вложил капсулу в открытый рот. Он
убил не собственноручно, тебе легче?
- Что с людьми делает ложь? Ты, коллега, понимаешь, любого человека,
тебя, меня можно превратить в нечеловека. Только не говори мне, что ты
никогда ни при каких обстоятельствах... Ты человек с богатейшей фантазией,
лучше меня можешь придумать обстоятельства, при которых Лев Иванович Гуров
возьмет в руки молоток и размозжит затылок ближнему своему.
Гуров почти не слушал следователя, думал, реконструировал события,
которые произошли в последние часы.
"В отдел милиции поступила телефонограмма об этапировании Артеменко в
прокуратуру. И об этом сразу узнали люди, которые играли по старым правилам.
Наверняка ход с дедом и отцом Антадзе был приготовлен заранее, наверное,
завели папочку, подшили соответствующие документы, и когда Отари расписался
в получении телефонограммы, его поставили перед выбором: либо Артеменко



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [ 31 ] 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.