read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



счастливее человека - два, зверю не надо ходить в церковь - три!..
Умный в гору не пойдет, мелькнуло у меня в голове насмешливое, умный
гору обойдет... Ну конечно, это тоже от дьявола, если брать шире. А
может, и в самом деле от дьявола. Как и житейская мудрость: плюй на все
и береги здоровье. С другой стороны - возражения против прогресса всегда
сводились к обвинениям в аморальности. Наверное, все-таки человек
действительно должен вмещать в себя по возможности все, как хочет
Сатана, плюс - еще нечто более высокое - от Бога. Я же знаю, что, когда
у меня не было чего-то выше... не знаю чего, я чувствовал себя пустым,
как муравьиный кокон.
Песня закончилась под лихие ?два притопа - три прихлопа?, разудалые
вопли, смех, веселое ржание. Певцу поднесли кувшин, он отхлебнул
малость, настроил свой инструмент и запел красивую песню ?Средь полей и
лесов?. Несколько сотен человек с готовностью подхватили ее. Песня пошла
реять над площадью, сильная и красивая.
- Мы должны бороться с соблазнами, - прокричал священник, и я
вздрогнул, возвращаясь с площади в этот мир, - мы должны противостоять
им!.. Но ?мы? - это не только мы, воители монастыря святого Тертуллиана,
но и весь народ королевства Зорр! Вот когда весь народ королевства, как
один человек, встанет под святое знамя христианской церкви, когда
проникнется ее возвышенными идеями спасения души...
На меня внимания не обращали, я отвернулся к окну. Песня звучала
сильно и мощно, я даже пожалел, что оборвался этот рев, под который во
мне начали подрагивать какие-то струны. Певцу снова поднесли кувшин, он
сделал пару мощных глотков, я видел, как двигается его острый кадык,
затем он кивком поблагодарил, тонкие пальцы быстро вытерли рот, он начал
перебирать струны и запел, насколько я понял, умную и строгую песню ?Над
облаками?. Два десятка человек запели вместе с ним, другие слушали, но
нашлись и такие, что повернулись спинами и начали протискиваться к
выходу с площади.
Мне что-то показалось знакомое, но я перехватил внимательный взгляд
отца Дитриха, умная мысль тут же выпорхнула из черепа.
Они пререкались, переговаривались, а я слушал доносящуюся с площади
песню. Из глубины моей скользкой и зеленой души поднималось нечто
чистое, белое и пушистое, сердце начинало биться в унисон с сильным,
исполненным благородства голосом.
Все хорошее заканчивается, песня закончилась тоже, и певец после еще
одного исполинского глотка из кувшина запел сложную и виртуозную песню с
изысканными модуляциями. Лишь два голоса присоединилось к его пению, а
большая часть собравшихся начала расходиться.
Я услышал за спиной участливый голос отца Дитриха:
- Сын мой, что с вами? Вы так вдруг опечалились... Я молча указал в
окно. Отец Дитрих с минуту вслушивался, его быстрые глаза мигом охватили
всю площадь, уходящих людей, лавки с товаром, оставленных лошадей. Когда
он повернул ко мне голову, лицо его тоже стало печальным, но в глазах
печаль смешивалась с выражением непреклонной стойкости.
- Отец Гарпаг, - позвал он, - подойдите, пожалуйста.
Священник прервал горячую речь, больше смахивающую на проповедь. Я
посторонился, отец Дитрих указал священнику в окно.
- Имеющий уши, да услышит, - произнес он, - имеющий глаза, да
узрит...
Я видел через их головы, что певец от усердия привставал на цыпочки,
вытягивал шею, взмывал, голос его взлетал под облака, песня звучала на
разные голоса, тонкая, изысканная. Народ уже разошелся, а перед помостом
стояли двое горожан и тоже пели, глаза закрыты от наслаждения, морды
довольные... Отец Гарпаг сказал раздраженно:
- Что я должен увидеть?
- Что рано о... чтоб все как один, чтобы все прониклись святостью и
величием идей... Взгляните на певца. Вы ведь тоже...
Отец Гарпаг выпрямился.
- Что у нас может быть общего? Я слуга церкви, а он... он слуга
дьявола!
- Может быть, - согласился отец Дитрих, - но сейчас, именно с этой
песней, он на нашей стороне. Вы ведь слышите, что он поет...
Священник сказал раздраженно:
- С какой стати я буду слушать, что поет какой-то простолюдин? Пусть
даже он хорошо поет... Даже удивительно, что он поет... такое! Я слышал,
что ревели на площади только что, здесь стены дрожали от скабрезности и
возмущения!
- Вот-вот, - сказал отец Дитрих. - Он поет чересчур хорошо.
- Чересчур?
- А сколько ему подпевало, когда горланил похабщину про пьяного
священника и распутную жену трактирщика? Сколько?.. Намного больше, чем
про поход в южные страны!.. А сейчас он поет, как будто замаливает
грехи, о душе, о духовности, о высоком... и что?
Я отвернулся. Мне не надо смотреть в окно, подобного я насмотрелся по
любым каналам телевизора, по всем газетам, по Интернету, по политике,
науке, искусству. Я сам, стыдно теперь признаться, переключал на шоу или
футбол, если случайно натыкался на оперу или балет.
Отец Дитрих кивнул мне.
- Пойдем, сын мой. Простите, отцы, я отлучусь на минутку. Отведу
испытуемого и сразу вернусь.

Глава 12
Когда мы вышли в коридор, солнце опускалось за зубчатую стену, по
стене со зловещей неотвратимостью двигалась черная ощеренная тень. В
нишах становилось темнее, зло начинало просыпаться, потягиваться в
полусне, расправлять мускулы для ночной охоты.
Багровый луч падал на дверь, к которой подвел меня отец Дитрих,
медные полосы и заклепки выглядели раскаленными в огне до вишневого
цвета. Я едва не толкнул створку ногой. Вовсе не из непочтения, вдруг
почудилось, что святая церковь спалит пальцы нечестивца...
Огромное помещение пугало пустотой, отец Дитрих вел по широкому
проходу между скамьями, на приближающемся алтаре я рассмотрел раскрытую
книгу. Шаги мои замедлились, отец Дитрих поклонился алтарю, начертал в
воздухе крест. Глаза его из внимательных стали трезвыми, он словно
сейчас сообразил, куда меня привел, явно его душа все еще дралась в
теологических битвах за будущее Зорра.
- Я уже знаю, - сказал он негромко. - Король отпускает...
- Благочестивая королева сообщила? - спросил я.
- У нас есть и другие источники, - ответил он суховато. - Итак, сэр
Ричард... преклоните колени перед алтарем. Там святая книга, источник
нашей стойкости... Вам предстоит бдение до утра.
- Зачем? - спросил я. Он сказал строже:
- Впереди тяжелый путь. И опасный. Так что... не медлите, сэр.
Я перевел взгляд на алтарь. Книга в латунном переплете выглядит
пугающе толстой. Справа и слева горят толстые свечи, наплывы воска,
словно наледи возле колодца. Мощно пахнет благовониями, но это слово у
меня неизменно распадается на составляющие ?благо? и ?вонь?.
- Надо ли сейчас?
Тяжелая рука опустилась на плечо медленно, но тяжесть придавила меня
к земле. На колени я опустился, можно сказать, поневоле. Пальцы, на моем
плече оставившие странно горячий след, уже исчезли, а кожа вся еще
чувствовала жар. Голос произнес над головой требовательно:
- Разве ты не воин, сын мой?
- Воин, - проговорил я. - Отец Дитрих, разве не вы сказали о трудной
дороге? Если же выступать на рассвете... Хорош из меня будет рубатель
нечисти, если ночь простою здесь на коленях! Еще бы и гороху подсыпали.
Инквизитор сказал сурово:
- Лучше потерять жизнь, чем душу.
Я смолчал, ибо шуточку насчет гороха могут принять как руководство к
действию. У церкви чувство юмора всегда было на точке замерзания. Он
повернулся уходить, уверенный, что я и так все знаю.
Я взмолился вдогонку:
- Отец Дитрих, но что я должен делать? Я ж не очень... осенен
благочестием, вы же сами знаете!..
- Тебе надо укрепиться, сын мой, - ответил он строго. - Да, твоя душа
не весьма чиста... Местами смердит так, что небесам гадко, с этим уж
ничего не поделать... пока что. Но для успеха трудного пути надо, чтобы
те свойства твоей души... ну, в которых еще есть свет, окрепли и не
погасли. Укрепись! Подумай о себе, о людях, о мире, о своем месте в
мире. В Морданте, к примеру, где музыка и пляски, чтобы человек жил не
Думая, в постоянном радостном веселье, аки скот... А человек потому и
человек, что может скорбеть душой, а не только телом. Человек может
плакать, а скот - нет. Слезы очищают, облагораживают, так что не стыдись
слез... Плакать не умеют только скот и простолюдины. И еще скот,
простолюдины и мордантцы ождую свободную минуту тратят на игры, веселье,
пляски, песни, похоть... Человеку же ладен день в неделю для раздумий:
правильно ли жил, как жить дальше, как строить жизнь... Это свойство
человека, сэр Ричард! Вот и подумай...
Он ушел, а я остался в довольно глупой позе на коленях. В пустом
храме. Идиотизм, конечно. Согласен, не все же время веселиться, уже
прямо из себя выжимаем веселье по любому поводу, а серьезный человек -
уже подозрителен, но и мыслить именно на коленях - дурь. Мыслить лучше в
хорошем, удобном кресле, чтобы нигде ничего не давило, в правой руке -
чашечка с крепким горячим кофе, пусть прочищает мозги, в левой - пульт
от цифрового телеящика, новости ничуть не мешают мышлению, а то и
придают новые повороты, добавляют нюансы и нюансики...
Правда, новости часто прерываются рекламой, а на остальных каналах



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.