read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



восемьсот пятьдесят шесть лет.
Вопрос о вводе невест в благородные дома фирвулагов был деликатно
замят. Этот обычай, объяснили Суголлу, в среде нормальных фирвулагов давно
не соблюдается, и было бы странно его теперь восстанавливать. Король и
королева в один голос заверили властелина ревунов, что невесты будут
чувствовать себя гораздо счастливее (и полезнее) со своими семействами в
Нионели. Там они не только примут наравне со всеми участие в
восстановительных работах, но и собственноручно уберут брачные покои,
чтобы разделить их со своими будущими супругами. На празднике Великой
Любви юные ревунши совершат брачные ритуалы вместе с девицами из стана
фирвулагов, и юноши будут спариваться с девушками на основе взаимного
выбора. Притом королева Айфа высказала опасения, что невесты-мутантки
окажутся в несколько невыгодном положении, ведь их число непропорционально
велико, однако она лично разошлет пригласительные билеты в самые
отдаленные уголки своих владений "диким" фирвулагам, лишь формально
подчиняющимся трону, и тем самым обеспечит дополнительный приток женихов.
Но ежели какая-нибудь из пришлых красавиц в нынешнем году останется
невостребованной, ее непременно "подцепят" на будущий год, как только слух
об очаровании и богатом приданом дочерей ревунов разнесется по всей
Многоцветной Земле.
На этой милой ноте королевский кортеж отбыл. Суголл, сбросив с плеч
бремя тревог и страхов, удалился в свой парчовый шатер, дабы отдохнуть от
тягостного двухдневного путешествия. А счастливые мутанты захрапели на той
же поляне, где пировали, и приняли во сне свои естественные обличья.
Не спали только Грег-Даннет и Катлинель. Когда зашла луна и погасли
костры, полукровка-повелительница и юркий генетик во фраке взяли фонари и
пошли дозором по поляне - убедиться, все ли ревуны в добром здравии.
Скопище гротескно деформированных тел, одетых с неуместной роскошью,
расположилось в Дантовом беспорядке на примятой траве. Повсюду валялись
пустые фляги и грязная посуда.
Грег-Даннет нарушил молчание:
- Ты так ничего и не сказала Суголлу?
- Язык не повернулся. Он столько пережил за эту зиму - а тут еще
путешествие, все время на нервах. Он боялся, что Шарн запихнет нас в
какое-нибудь захолустье вроде Альбиона. Нионель по сравнению с ним кажется
ему раем. Нет уж, пусть немного придет в себя, прежде чем узнает плохие
новости. И смотри, Грегги, ни полслова, иначе я на тебя рассержусь.
- Не бойся, буду нем как рыба! - Генетик затряс своей обезьяньей
головкой. - Король с королевой и челядью очень мило все обставили, но,
бродя в толпе, я поймал много всполошенных мыслей. А ты, моя дорогая, с
твоими возможностями наверняка сразу поняла, где собака зарыта.
- Этого следовало ожидать, - ответила Катлинель. - Ревунов никогда не
вводит в заблуждение иллюзорный вид друг друга, а ведь они с фирвулагами
принадлежат к одной и той же метапсихической модели.
Грег-Даннет удрученно вздохнул.
- Да, только для людей и тану, не обладающих даром ясновидения, маски
останутся герметичными. Бедные маленькие дурнушки! Впрочем, слияние
генофондов было лишь частью нашего евгенического плана. У нас есть еще
генная инженерия и Кожа.
- Да, но какой позор их ждет на празднике Великой Любви! Кто знает,
как это на них отразится! Ох, Грегги, вот несчастье-то!
Она умолкла и высоко подняла фонарь. Под ивой расположились три
маленьких страшилища: ножки-тростиночки переплетены, карликовые мордочки
застыли в блаженном покое. На всех юбочки, расшитые драгоценными камнями,
венки, красные сапожки.


2
Сидя на большом дереве, одиноко росшем посреди цветущей саванны,
ворон внимательно следил за тем, как пара саблезубых кошек подстерегает
добычу. Неподалеку беззаботно паслась стайка золотистых лиророгих газелей,
и внезапно саблезубый самец напал на них из высокой травы. Они бросились
врассыпную, но дорогу им преградила лежавшая в засаде самка. Почти
небрежно она взрезала горло газели своими десятисантиметровыми клыками. Ее
партнер был тут как тут и вожделенно облизывался.
В сердце ворона вспыхнула извечная жажда крови. Перед его
принудительным напором кошки отступили, шипя выгнули спины, но ворон, не
обращая на них внимания, нацелил клюв - острый эбонитовый кинжал - в
огромный черный глаз газели. Животное перестало биться, отказавшись от
борьбы. Ворон напился водянистой слизи, потом крови.
Но не почувствовал облегчения. Прежде все было иначе.
Он вспорхнул обратно на ветку и стал покачиваться там, отупелый,
несчастный, глядя, как свирепые кошки возобновили свою трапезу. Ну
никакого удовольствия! Почему он не чувствует прилива горячей энергии, как
бывало раньше, когда ему удавалось утвердить свою власть над жертвой?
Почему нет былого восторга даже при проникновении взглядом в земную
твердь?
Это его вина.
Солнце расползалось вширь, словно кровавый омут. Ворон уцепился за
ветку, чувствуя, что мозг его туманится, а кишки пухнут. Наконец он
выблевал темную слизь, затем, внезапно обессилев, выпустил ветку и,
поскольку крылья не держали его, тяжело плюхнулся на землю, прямо в лужицу
мерзкой блевотины.
И тут у нее возникло знакомое ощущение, будто ее колесуют, руки и
ноги в колодках, а палач, зверея, концентрирует боль, которая вливается во
все отверстия ее тела. Колесо вращается, глубже и глубже погружая ее в чан
с нечистотами. Хотя во рту у нее распорка, она закрывает глотку вспухшим
языком, чтоб не захлебнуться, а подавленный крик разрывает легкие. И едва
симфония боли достигает апофеоза, палач применяет еще более изощренную
пытку: сажает ее на кол. Солнечная вспышка. Поворот колеса в воздухе.
Освобождение. Страх, смешанный с экстазом, отступает, остаются унижение и
позор.
"Хватит, довольно, - молит мучителя ее ум. - Нет..."
"Что, не хватит?"
Он заботливо счищает с нее скверну, смеется; его прекрасное лицо
проглядывает сквозь кровавую пелену тумана; то и дело он осыпает поцелуями
ее неподатливое тело (и это страшнее всего, потому что она готова
разрыдаться от любви, от ненависти, от ужаса и полнейшего отупения).
"Кричи, - уговаривает он ее. - Проклинай меня, это станет твоим
избавлением". Но она не произносит ни звука, закрывает глаза, чтобы не
видеть его, и ум, чтобы не знать, что будет дальше, - теплые, нежные
струйки на щеках.
"Тебе нравится. Ты получаешь удовольствие, потому что в этом твоя
суть, из этого тебя сотворили..."
"Хватит, не хватит. Пусть я умру, лишь бы не видеть, не чувствовать.
- Агония разума. Очищающая боль сжигает мозг, яростно струится по его
каналам. - Хватит. Не хватит..."
"Ну давай, кричи, - принуждает он. - Крикни хоть раз, напоследок".
Но она не кричит, и колесо, пройдя полный оборот, снова окунает ее в
зловонный чан. Душа съежилась, укрылась в крохотном святилище, не заметное
за раздражающими противоречиями наслаждения-боли, унижения-экстаза,
любви-ненависти. Он разрушает, созидает ее. Сводит с ума и невольно
высвобождает ее сверхчеловеческие метафункции. Убивает, совершая с нею акт
любви.
"Хватит. Не хватит. О возлюбленный мучитель!"
Ворон едва барахтается в лучах кровавого солнца. Его диск вращается,
стряхивает с нее вонючие капли, изъязвившие тело, потом один луч
вытягивается, как ракета или огненный вихрь, и снова хочет пронзить ее
лоно.
"Нет, не выйдет, - говорит она солнцу. - В боли уже нет наслаждения.
И никогда не будет, пока я не сотру тебя с лица земли, о любимый!"
Саблезубые хищники насытились и уселись на солнышке, облизывая морды
и лапы. Это были великолепные создания, мраморно-пятнистые, с темными
полосами на голове и хвосте. Самец подошел к издыхающей вороне, но птица
источала жуткую вонь и страдание, поэтому он лишь презрительно ткнул ее
лапой, затем повернулся к своей спутнице и позвал ее в чащу отдохнуть
после сытного обеда.
Ворон очнулся от забытья и окликнул:
"Куллукет".
"Фелиция".
"Это ты, любимый?"
"Это я, Элизабет. Бедная моя девочка. Дай я помогу тебе".
"Поможешь?.. Хватит?.."
"Я прерву твои кошмары".
"Прервешь? Прервешь боль-наслаждение?"
"Наслаждения уже нет. Оно уже ушло. Осталась только боль. Больное
сознание, исполненное муки, раскаяния. Я помогу".
"Ты? Только он может мне помочь. Если умрет".
"Неправда. Я сумею тебе помочь. Навсегда смою грязь. Ты станешь ясной
и чистой, как новорожденная".
"Меня больше нет. Презренная, отверженная, изгаженная тварь - вот что
я такое".
"Ошибаешься. Тебя можно исцелить. Иди ко мне".
"К тебе? А как же они? Ведь они идут сюда, чтобы воздать мне должное
и последовать за мною. Чтобы утолить жажду моего сердца. А ты хочешь
заманить меня к себе? Ты дурадурадура..."
"Они лгут, Фелиция. Они не смогут дать тебе то, чего ты жаждешь. Они
только используют тебя в своих целях".



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.