read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



"Они все будут уничтожены".
По дороге он поймал себя на том, что постоянно заглядывает в дверные проемы и в переулки. Когда женщины окликнули его, предлагая себя и обещая наслаждение и забвение, он повернулся и посмотрел на них, потом двинулся дальше.
Они добрались до воды. Остановились, прислушиваясь к потрескиванию кораблей и плеску волн о доски причалов. Качались мачты, и луны, казалось, кружились вокруг них и раскачивались из стороны в сторону. Где-то там лежат острова, подумал Криспин, глядя в море, и полоски каменистых пляжей, которые могут быть серебристыми или голубоватыми при лунном свете.
Он отвернулся. Они пошли дальше, снова наверх по узким улочкам, ведущим прочь от гавани, и его спутники дарили ему молчание как милость. Он уезжает. Сарантий покидает его.
Мимо прошли две женщины. Одна остановилась и окликнула их. Криспин тоже остановился, посмотрел на нее, отвернулся.
Он знал, что она умеет менять голос. Вероятно, она умеет стать похожей на любую женщину. Театральные уловки. Если только она жива. В конце концов он признался себе, что его преследуют фантазии: он идет в темноте по Городу и думает, что если она все еще здесь, если увидит его, то, возможно, окликнет его, чтобы попрощаться.
Пора ложиться спать. Они вернулись обратно. Сонный слуга впустил их. Он пожелал остальным спокойной ночи. Они разошлись по своим спальням. Он поднялся к себе. Там ждала Ширин.
Он еще не со всеми простился должным образом.
Он закрыл за собой дверь. Она сидела на кровати, закинув ногу на ногу. Образы рождают образы. На этот раз - никакого кинжала. Не та женщина.
- Уже очень поздно, - сказала она. - Ты трезв?
- Вполне, - ответил он. - Мы долго гуляли.
- С Каруллом?
Он покачал головой.
- Мы почти на руках отнесли его домой к Касии. - Ширин слегка улыбнулась:
- Он не понимает, что праздновать, а что оплакивать.
- Это почти что так. Как ты вошла? Она удивленно подняла брови:
- Мои носилки ждут у дороги. Разве ты не видел? Как я вошла? Постучала в дверь. Один из твоих слуг открыл ее. Я сказала, что мы еще не попрощались и что я могу подождать твоего возвращения. Мне позволили подняться сюда. - Она показала на стоящий рядом бокал вина. - Слуги были внимательны. Как сюда попадают большинство твоих гостей? Ты что, решил, что я влезла в окно, чтобы соблазнить тебя во сне?
- Я не такой счастливчик, - пробормотал он. И сел на стул у окна. Он почувствовал, что ему необходимо сесть.
Она поморщилась:
- Мужчины лучше, когда они не спят, в большинстве случаев. Хотя я могла бы утверждать и обратное о некоторых из тех, кто присылает мне подарки.
Криспину удалось улыбнуться. Данис висела на шнурке на шее у Ширин. Они пришли вдвоем. Будет трудно. В эти последние дни все трудно.
Он не мог бы ясно объяснить, почему эта встреча для него трудна, и это само по себе было проблемой.
- Пертений снова досаждает тебе? - спросил он.
- Нет. Он уехал с войском. Ты должен это знать.
- Я не слежу за передвижениями каждого. Уж прости меня. - Его голос прозвучал более резко, чем он хотел.
Она сердито посмотрела на него.
- Она говорит, что ей хочется тебя убить, - в первый раз заговорила Данис.
- Скажи это сама, - огрызнулся Криспин. - Не прячься за птицей.
- Я и не прячусь. В отличие от некоторых. Просто... невежливо произносить такие вещи вслух.
Он невольно рассмеялся. Этикет полумира.
Нехотя, но она тоже улыбнулась.
Они немного помолчали. Он вдыхал ее аромат в своей комнате. Две женщины в мире душились этими духами. Скорее всего, теперь уже одна, вторая мертва или до сих пор прячется.
- Я не хочу, чтобы ты уезжал, - сказала Ширин.
Он молча смотрел на нее. Она вздернула маленький подбородок. Он уже давно решил, что черты ее лица приятны, но в спокойном состоянии ничем не привлекают внимания. Именно тогда, когда на ее лице отражаются чувства - веселье, боль, гнев, печаль, страх - все эти чувства, лицо Ширин оживает, ее красота привлекает внимание, вызывает восхищение и порождает желание. Так же, как и при движении, ее грация танцовщицы, когда гибкость - это невысказанный намек на то, что чувственные желания, почти всегда тайные, могут получить удовлетворение. Она была созданием, которое невозможно изобразить при помощи вида искусства, не передающего движения.
- Ширин, - сказал он, - я не могу остаться. Сейчас не могу. Ты знаешь, что случилось. Ты назвала меня лжецом и идиотом за то, что я попытался... преуменьшить значение событий во время нашей прошлой встречи.
- Это Данис назвала тебя идиотом, - поправила она его, потом снова замолчала. Теперь настала ее очередь смотреть на него в упор.
Прошло долгое мгновение, и Криспин сказал, воплотив мысль в слова:
- Я не могу просить тебя поехать вместе со мной, дорогая.
Подбородок еще немного вздернулся вверх. Она не произнесла ни слова. Ждала.
- Я... я думал об этом, - пробормотал он.
- Хорошо, - сказала Ширин.
- Я даже не знаю, останусь ли в Варене и что буду делать.
- А! Тяжелая жизнь скитальца. Которую женщина не может разделить с тобой.
- Эта - не может, - ответил он. Сейчас он уже полностью протрезвел. - Ты - почти вторая императрица Сарантия, моя дорогая. Ты им отчаянно нужна, этим новым правителям. Они захотят, чтобы ты продолжала выступать, развлекать людей. Ты вправе ожидать, что тебя осыплют еще большими милостями, чем раньше.
- И прикажут выйти замуж за секретаря императора? Он заморгал.
- Сомневаюсь.
- Неужели? Я вижу, тебе все известно о здешнем дворе. - Она снова сердито смотрела на него. - Так почему бы тебе не остаться? Они оскопят тебя и сделают канцлером, когда Гезий умрет.
Он смотрел на нее. Через несколько секунд ответил:
- Ширин, скажи правду. Ты всерьез опасаешься, что тебя заставят выйти замуж - за кого угодно, прямо сейчас?
Молчание.
- Не в этом дело, - сказала Данис. "Тогда ей не следовало этого говорить", - подумал он, но не произнес вслух. Он не произнес этого, потому что сердце его сжималось, когда он смотрел на нее. Дочь Зотика, храбрая, как ее отец, по-своему. Он сказал:
- Ты... Мартиниан продал ферму твоего отца по твоему поручению?
Она покачала головой.
- Я его об этом не просила. Забыла тебе сказать. Я попросила его найти жильца, сохранить ее. Он это сделал.
Он несколько раз писал мне. Собственно говоря, он много рассказал мне о тебе. Криспин снова заморгал.
- Понятно. Об этом ты тоже забыла мне сказать?
- Наверное. Мы просто слишком мало с тобой беседовали. - Она улыбнулась.
- Вот так-то, - вставила Данис. Криспин вздохнул.
- По крайней мере, это похоже на правду.
- Рада, что ты со мной согласен. - Она отпила глоток вина.
Он смотрел на нее.
- Ты сердишься. Я знаю. Что я должен сделать? Ты хочешь, чтобы я лег с тобой в постель, дорогая?
- Чтобы смягчить мой гнев? Нет, спасибо.
- Чтобы помочь побороть печаль, - сказал он. Она молчала.
- Она просит сказать тебе, что ей вообще лучше было сюда не приходить, - сказала Данис.
- Разумеется, я лгу, - вслух прибавила Ширин.
- Я знаю, - ответил Криспин. - Хочешь, чтобы я попросил тебя поехать на запад?
Она посмотрела на него.
- А ты хочешь, чтобы я поехала на запад?
- Иногда хочу, - признался он, в равной мере и себе и ей. Ему стало легче, когда он это высказал.
Он увидел, как она вздохнула.
- Уже кое-что для начала, - тихо произнесла она. - И помогает от моего гнева. Может быть, теперь ты сможешь лечь со мной в постель по другой причине.
Он рассмеялся:
- Ох, дорогая! Ты же не думаешь, что я...
- Я знаю. Не надо. Не говори этого. Ты ни о чем таком не думал, когда вернулся, и причины мне известны. А теперь не можешь по... другой причине, которая мне тоже известна. Так о чем же ты хочешь меня попросить?
На ней была темно-зеленая шапочка, украшенная рубином. Плащ лежал рядом с ней на кровати. Шелковое платье, зеленое, как и шапочка, отделанное золотом. В ушах сверкали золотые сережки, на пальцах кольца. Он подумал, глядя на нее, впитывая этот образ, что у него не хватит таланта и мастерства, чтобы изобразить ее такой, как сейчас, пусть даже она сидит неподвижно. Осторожно подбирая слова, он сказал:
- Не продавай пока дом на ферме. Может быть, тебе понадобится... навестить свое владение в западной провинции. Если она станет провинцией.
- Станет. Я пришла к выводу, что императрица Гизелла знает, чего хочет и как это получить.
Он и сам так думал. Но не сказал этого. Сейчас речь не об императрице. Он обнаружил, что его сердце быстро забилось. И сказал:
- Ты могла бы даже... вкладывать там деньги, в зависимости от того, как развернутся события. Мартиниан разбирается в подобных вещах, если тебе понадобится совет.
Она улыбнулась ему.
- В зависимости от того, как развернутся события?
- От действий Гизеллы.
- Гизеллы, - повторила она. И снова стала ждать. Он набрал в грудь воздуха. Возможно, это было ошибкой; ее аромат окутывал все.
- Ширин, ты не должна покидать Сарантий, и ты это знаешь.
- Да? - ободряюще произнесла она.
- Но позволь мне уехать домой и выяснить, что я... ну, позволь мне... Ладно, если ты действительно выйдешь здесь замуж по собственному выбору, я буду... Святой Джад, что ты хочешь от меня услышать, женщина?
Она встала, улыбнулась. Он чувствовал себя беспомощным перед всем тем, что таилось в ее улыбке.
- Ты только что уже все сказал, - прошептала она. И не успел он подняться, как она нагнулась и целомудренно поцеловала его в щеку. - До свидания, Криспин. Благополучного путешествия. Надеюсь, ты мне скоро напишешь. Возможно, по поводу собственности? И о прочих подобных вещах.
О прочих подобных вещах.
Он встал. Откашлялся. Женщина, желанная, как лунный свет в темную ночь.
- Ты... э... поцеловала меня лучше, чем во время нашей первой встречи.
- Знаю, - ласково ответила она. - Возможно, это была ошибка.
И она снова улыбнулась, пошла к двери, сама открыла ее и вышла. Он стоял, застыв на месте.
- Ложись спать, - сказала Данис. - Мы попросим слуг нас выпустить. Счастливого путешествия, передает она тебе.
- Спасибо, - послал он в ответ, прежде чем вспомнил, что они не понимают его мысли. Внезапно он пожалел, что сам их понимает.
Он не лег спать. В этом не было смысла. Долго сидел без сна на стуле у окна. Увидел ее бокал и бутылку вина на подносе, но не взял их, не стал пить. Он еще раньше, вечером, на улице дал себе слово.
Утром он обрадовался, что голова у него ясная. Записка - он почти знал, что ее принесут - ждала его, когда он спустился вниз. Ее доставили на рассвете. Он поел, повинуясь внезапному порыву, сходил в часовню вместе с Варгосом и Пардосом, затем в бани, где его побрили, нанес несколько визитов в лагерь Синих и в другие места. Он весь день чувствовал движение солнца над головой. Этот день, эта ночь, еще одна, потом он уедет.
Он еще не со всеми простился. Еще одно прощание состоится с наступлением темноты.
Во дворце.
- Я думала о мешке из-под муки, - сказала императрица Сарантия, - в память о том, первом.
- Благодарю тебя, госпожа, что эта идея осталась неосуществленной.
Гизелла улыбнулась. Встала из-за маленького столика, за которым вскрывала письма и доклады при помощи костяного ножа. Леонт находился на северо-востоке с армией, но империей надо было править, руководить переменами. Он подумал, что этим занимаются она и Гезий.
Она пересекла комнату и снова села. В руке она по-прежнему держала нож для бумаги. Он видел, что ручка ножа из слоновой кости вырезана в виде лица. Она заметила его взгляд. Улыбнулась.
- Мне подарил его отец, когда я была совсем маленькой. Собственно говоря, это его лицо. Если повернуть ручку, она снимается. - Она так и сделала. В одной руке у нее осталась слоновая кость, а в другой - внезапно лишившееся рукояти лезвие. - Я носила его под одеждой, когда села на корабль и отплыла сюда, прятала его, когда мы высадились на берег.
Он смотрел на нее.
- Видишь ли, я не знала, что они собираются со мной сделать. Иногда... в последний момент... в нашей власти определить только свой конец.
Криспин прочистил горло, оглядел комнату. Они были почти наедине, с ними оставалась только одна служанка здесь, в Траверситовом дворце, в комнатах Гизеллы, которые раньше принадлежали Аликсане. Она еще не успела изменить их. Нашлись более срочные дела. Только роза исчезла, как он заметил.
Аликсана хотела, чтобы здесь были дельфины. Взяла его с собой в пролив, чтобы посмотреть на них.
Канцлер Гезий, улыбающийся и благожелательный, лично ждал его и проводил к Гизелле, когда Криспин явился к Бронзовым Вратам. Проводил и удалился. В этом позднем приглашении не было никакого скрытого значения, понял Криспин: в Императорском квартале работали допоздна, особенно в дни войны и в разгар политической борьбы за Батиару. Его пригласили на встречу с императрицей, когда она смогла выделить ему время в загруженном дне. Соотечественник отправляется домой, пришел попрощаться. Теперь никаких тайн, никакого похищения под покровом темноты, никакого личного поручения, которое могло его погубить, если бы все открылось.
Это в прошлом. Он совершил путешествие сюда, она совершила еще более дальнее путешествие. Он возвращался назад. И гадал, что найдет в Варене, в городе, где пьяницы в тавернах весь год держали пари на ее жизнь.
Мужчины выигрывали эти пари или проигрывали. А те вельможи антов, которые стремились убить ее и править вместо нее... что будет с ними теперь?
- Если бы ты немного быстрее строил свои планы, - сказала Гизелла, - ты мог бы отправиться на императорском корабле. Он отплыл два дня назад с моими посланиями Евдриху и Кердасу.
Он посмотрел на нее. Снова его охватило странное ощущение, будто она умеет читать его мысли. Интересно, подумал он, она такая со всеми? И как только находились такие глупцы, чтобы делать ставки против нее. Сейчас она отвела взгляд и знаком приказала женщине принести им вина. Его принесли в комнату на золотом подносе, инкрустированном драгоценными камнями по ободку. Богатства Сарантия, невообразимые богатства. Криспин налил себе вина, добавил воды.
- Я вижу, ты осторожен, - сказала императрица Гизелла. И многозначительно улыбнулась.
Эти слова он тоже помнил. Она сказала то же самое в тот первый раз, в Варене. Эта ночная встреча создавала такое странное ощущение. В ней чувствовалось расстояние, пройденное за полгода.
Он покачал головой:
- Я чувствую, что мне необходимо сохранить ясную голову.
- А обычно это не так? Он пожал плечами:
- Я думал об узурпаторах. Что с ними будет? Если об этом дозволено спрашивать.
Конечно, это было важно. Он собирается вернуться назад, там его мать, его дом, его друзья.
- Это зависит от них. В основном от Евдриха. Я официально предложила ему стать наместником новой провинции Сарантия - Батиары и править от имени императора Валерия Третьего.
Криспин уставился на нее, потом спохватился и опустил взгляд. Она - императрица. На нее нельзя пялиться подобно рыбе.
- Ты собираешься наградить человека, который... - ... пытался меня убить? Он кивнул.
Она улыбнулась:
- Кто из знатных антов не желал мне смерти в прошлом году, Кай Криспин? Они все желали. Даже родиане это знают. Какого человека я могу выбрать, если их всех исключить? Лучше всего отдать власть тому, кто победил, не так ли? Это свидетельствует о его способностях. И он будет... испытывать некоторый страх, как мне кажется.
Он снова поймал себя на том, что уставился на нее. Ничего не мог поделать. Ей всего двадцать лет, возможно, даже меньше. И она расчетлива и точна, как... как монарх. Дочь Гилдриха. Эти люди живут в другом мире. Таким был Валерий, внезапно подумал он.
Собственно говоря, он тоже соображал очень быстро.
- А патриарх в Родиасе?
- Хороший вопрос. Ему тоже отправлено послание, с тем же судном. По вопросу о ересях следует принять решение, если он согласится. Восточный патриарх снова признает его превосходство.
- В обмен на...
- На заявление в поддержку объединения Империи, Сарантия в качестве столицы Империи, и одобрение нескольких особых решений по вопросам веры, предложенных императором.
Все сделано так аккуратно и с такой быстротой. Криспину трудно было сдержать гнев.
- Конечно, и в их число входит вопрос об изображении Джада в часовнях и святилищах.
- Конечно, - тихо и невозмутимо подтвердила она. - Этот вопрос очень важен для императора.
- Я знаю, - сказал он.
- Я знаю, что ты знаешь, - ответила она. Повисло молчание.
- Я думаю, вопросы правления будет решить легче, чем вопросы веры. Так я и сказала Леонту.
Криспин ничего не ответил.
Через секунду она прибавила:
- Я еще раз побывала в Великом Святилище сегодня утром. Прошла тем подземным ходом, который ты мне показал. Хотела снова увидеть твою работу на куполе.
- До того, как ее начнут сбивать?
- Да, - согласилась она безмятежно. - До того. Я тебе сказала, когда мы проходили через Святилище той ночью: теперь я лучше понимаю то, о чем мы говорили во время нашей первой встречи. Он ждал.
- Ты сетовал на материалы. Помнишь? Я тебе ответила, что они лучшие из тех, что у нас есть. Что была чума и война.
- Я помню.
Гизелла слегка улыбнулась.
- То, что я тебе говорила, - правда. Но то, что ты говорил мне, было большей правдой: я видела, что может сделать мастер, имея нужные материалы. Во время работы над церковью моего отца ты был связан по рукам и ногам, словно стратиг на поле боя, который командует одними фермерами и рабочими.
Таким был ее отец. Он таким и умер.
- При всем моем почтении, госпожа, ты смущаешь меня таким сравнением.
- Знаю, - ответила она. - Но обдумай это потом. Мне самой это сравнение понравилось, когда оно пришло мне в голову сегодня утром.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.