read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Философия, - подытожил Мулка.
Гераклит; Гегель. Любое явление по мере развития переходит в свою
противоположность. Отрицание отрицания: любое явление в конце концов
изживает само себя. Все имеет начало и конец.
Созидательная деятельность человека неизбежно и необходимо
переросла в разрушительную. Количественные изменения перешли в
качественные.
Создание цивилизации в конечном итоге есть уничтожение цивилизации
и всей планеты.
Противоположности едины в своем противоречии: аннигилировав
Вселенную, мы создадим новую Вселенную; уничтожив жизнь - создадим
будущую жизнь.

Он замолчал торжественно, как гордый приговором преступник.

- А если есть космические пришельцы? - спросил я утром.
- Я в них не верю, - ответил он. - Но, вообще, это меняло бы дело.
Возможно, мы - тупиковая ветвь, и должны ограничить свои действия
собственной цивилизацией. Или просто самоуничтожиться,, чтоб не
уничтожить больше. Может, мы мешаем им выполнять закон Вселенной, а
может, они хотят его обойти. Может, они хотят предотвратить войну у нас
сейчас, чтоб мы сумели грохнуть всю галактику позднее... Трудно сказать.
Но в принципе это ничего не меняет!
- Я думаю, что войны не будет, - добавил он. - Это промежуточный
этпа, маловатая задача... Я думаю, задача человечества в большем.
- И то хорошо, - хмыкнул я. - Я тоже думаю, что задача человечества
в большем.
Древний идол смотрел из глаз внука шамана:
- Это универсальная теория. Теория максимальных ощущений. Теория
максимальных действий. Добро обращается во зло, а зло - в добро; дай
только время. Путь человека - путь знания и созидания - ведет к концу
человечества. Стремясь упорно и долго - ты приходишь к противоположному.
Уничтожая таланты и сопротивляясь прогрессу, общество стремилось
сохранить себя. Любой шаг вперед - шаг к концу.
Это знаю я один. Поэтому я ушел от людей и моего народа. Пусть
знание не омрачает жизнь моего народа. Пусть матери радуются рождению
детей и верят в счастье детей их детей. Храня знание в себе и ничего не
делая, я продляю жизнь человечеству насколько могу.

"В своем ли уме он в одинокой избушке посреди тайги?" - подумал я.

Запасные лыжи, смена теплого белья, байковые портянки, фланелевая
рубаха, двойные варежки, цигейковая меховушка, лисья шапка. Табак,
спички, нож, соль, сахар, лосиное мясо.

Ртутное солнце белело сквозь серый свод над серой равниной. Кромка
леса по сторонам замерзшей ректи отчеркивала пространство. Белый простор
разворачивался впереди.

- 81 -
Мулка прокладывал лыжню. Короткие лыжи, подбитые лосиным камусом,
мерно продвигались, уплотняя снег.
Лайка бежала за ним по утоптанной тропе.
Мы вышли затемно, и затемно пришли.

- Никак Мулка пожаловал! Ну-у, что-т-то бу-удет!
Промысловика звали Саша Матвеенко, и родом он был с Донбасса.
Вторую зиму Саша работал без напарника: ловил рыбу, ставил капканы.
Под единым с домом навесом помещалась банька, запасы дров, сушились
связки рыбы и беличьи шкурки.
- Гости! Ну праздник! - Саша сиял.
Он вытопил баньку, и мы отхлестались вениками.
Саня подумал, сбрил бороду, надел белую вышитую рубаху и оказался
заводным и смешливым тридцатилетним парнем. Толсто напластал чира и
нельму - янтарно-розовую, тающую. Выставил бутылку ("я ящик на сезон
беру, еще есть").
- Ах, хорошо! Вот не чаял!
Я рассказывал. Саня ахал. Мулка курил.
Трещала печь, жарились оттаявшие рябчики ("есть хоть кого
угостить"). Уютно светила керосиновая лампа. Юная москвичка смеялась на
Ленинских горах со стены - с обложки "Огонька".
...Утром я вышел проводить Мулку.
Снег, сумрак, дымок над крышей.
Лайка стояла у его ног.
- Я зря вывел тебя, - сказал Мулка.

Вчера.
Мы остановились, сварили чаю и перекурили.
- Теперь я буду прокладывать. - И я пошел вперед. Оглянулся.
Его глаза полыхнули.
Черные бойницы. Динамит.
Правая рука снимает ремень ружья за спиной.
Я бежал, задыхаясь.
- Стой!
В груди резало и свистело. Пот. Гири на ногах.
- Стой!
Холод между лопаток.
Моя большая, огромная, слабая, беззащитная, живая спина.
Сердце, позвоночник, легкие, желудок - просвечивают ясно, как на
мишени, слегка прикрытые одеждой и плотью.
Щелчок бойка, дубиной бьет горячая пуля, не мигает черный глаз
природного охотника, таежного снайпера. Сторожа тайны своей.
Я ограбил его существование. Унес его мысли, его тайну. Разрушил
его жизнь, лишил ее смысла. Зачем теперь охранять себя от людей в тайге
- собственному тюремщику?
- Я бросил ружье!! Эй!.. Бросил!
Он положил ружье в снег, вынув патроны, и отошел назад.
Я вернулся. Страх, стыд, неуверенность...

Я обессилел, в поту и дрожи. Он сварил крутой чай, сыпанул
полкружки сахару.

- 82 -
- Ты что, меня испугался? Тайга; это бывает... Что ты... Сам
подумай - зачем бы я мог, как, почему? Я просто ружье поправил! Пей,
пей, сейчас пойдем дальше, а то ты вспотел, нельзя отдыхать,
простудиться можно, надо идти.
Спасенный не стоит спасителя. Кто я? Ценою в грош.
Он шел впереди. Патроны были у него.
Я за ним, в ста шагах. С пустым карабином. Старым армейским
симоновским карабином, рассверленным под восемь миллиметров, чтоб не
подходили стандартные патроны и снизилась прицельность и дальность боя -
хватит и так. Такие продают охотникам местных народностей.

Он вынул нож, точеный ребятами где-то в мастерской из клапанной
стали. Ручка резной кости: длинны вечера в тайге, бесконечен и прихотлив
узор.
Нож свистнул в полутьме, стукнул: вошел в торчащий из снега сук
шагах в двадцати.
- Дело сделано, - сказал Мулка и улыбнулся весело и с
превосходством, какая-то назидательная была улыбка; или это мне в
темноте показалось? - Я не сохранил знание. Я только человек... А ружье
мне было бы не нужно.

Нож с костяной узорной рукоятью.
Страх и безмолвие.

Синий след, синяя равнина, царапина лыжни уходит за поворот, как за
горизонт. Черная точка.

Совесть, больная знанием.
Знание, больное гордыней.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.