read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Прекращу, мисс, - отозвался мистер Гаппи. - Как я люблю и почитаю,
так и повинуюсь. О, если б мог я дать обет тебе пред алтарем!
- Это совершенно невозможно, - сказала я, - об этом не может быть и
речи.
- Я понимаю, - начал мистер Гаппи, перегнувшись через поднос и снова
впиваясь в меня пристальным взглядом, который я, странным образом,
почувствовала, хоть и смотрела в другую сторону, - я понимаю, что в глазах
света мое предложение, по всей вероятности, выглядит неавантажным. Но, мисс
Саммерсон! ангел!.. Нет, не надо звонить... Я прошел суровую школу жизни и
чем-чем только не занимался! Правда, я молод, но мне уже приходилось вести
всякие расследования и возбуждать судебные дела, и я много чего повидал в
жизни. Удостойте меня вашей ручки, и чего только я не придумаю, чтобы
защитить ваши интересы и составить ваше счастье! Чего только я не разведаю
насчет вас! Правда, я пока ничего не знаю, но чего только я не смогу узнать,
если буду пользоваться вашим доверием и вы пустите меня по следу!
Я сказала, что, стремясь защитить мои интересы, или, точнее, то, что он
считает моими интересами, он так же обрекает себя на неудачу, как и стремясь
завоевать мою благосклонность, а теперь он должен, наконец, понять, что я
покорнейше прошу его удалиться.
- Жестокая мисс, выслушайте еще одно лишь слово! - сказал мистер Гаппи.
- Полагаю, вы заметили, как поражен я был вашими прелестями в тот день,
когда ждал вас у "Погреба белого коня". Полагаю, вы заметили, что я не мог
удержаться от того, чтобы не отдать должного этим прелестям, когда откидывал
подножку кареты. То была лишь ничтожная дань Тебе, но дань искренняя, "С той
поры образ Твой запечатлен в моей груди. Не раз я целыми вечерами ходил взад
и вперед по улице, против дома Джеллиби, для того лишь, чтобы смотреть на
кирпичные стены, за которыми некогда пребывала Ты. Сегодня мне было
абсолютно не нужно являться сюда, и если я все же явился под предлогом
деловых переговоров, то этот предлог придумал я один ради Тебя одной. Если я
говорю об интересах, то лишь для того, чтобы зарекомендовать себя и свою
почтительную скорбь. Любовь была и есть превыше всего.
- Мне было бы больно обидеть вас, мистер Гаппи, - сказала я, вставая и
берясь за шнурок от звонка, - как, впрочем, и любого другого правдивого
человека; и я не могу отнестись пренебрежительно ни к какому искреннему
чувству, как бы неприятно оно ни проявлялось. Если вы действительно хотели
убедить меня в вашем добром мнении обе мне, пусть несвоевременно и
неуместно, я все же нахожу, что мне следует вас поблагодарить. Мне нечем
гордиться; и я не гордая. Надеюсь, - добавила я, не зная хорошенько, что
говорю, - вы сейчас же удалитесь, забудете о том, что вели себя совершенно
неразумно, и займетесь делами господ Кенджа и Карбоя.
- Полминуты, мисс! - воскликнул мистер Гаппи, останавливая меня, когда
я потянулась к звонку. - Значит, все это не послужит мне во вред?
- Я никому ничего не скажу, - ответила я, - если только вы сами не
подадите мне к этому повода.
- Четверть минуты, мисс! На случай, если вы передумаете - когда угодно,
хотя бы в далеком будущем, неважно, ведь мои чувства все равно никогда не
изменятся, - если вы иначе отнесетесь к моим словам, особенно насчет того,
чего бы я ни сделал для вас... запомните адрес: мистер Уильям Гаппи, площадь
Пентон-Плейс, дом восемьдесят семь, а в случае моего переезда или кончины
(от погибших надежд и тому подобное), пишите в адрес миссис Гаппи,
Олд-стрит-роуд, дом триста два.
Я позвонила, вошла горничная, а мистер Гаппи положил на стол свою
визитную карточку и удалился с горестным поклоном. Когда он уходил, я
подняла глаза и снова увидела, как он, уже на пороге, оглянулся и посмотрел
на меня.
Я просидела в столовой еще час или больше, подводя итоги записям в
книгах и счетам, и много успела сделать. Потом привела в порядок свой
письменный стол и разложила все по местам, и была так спокойна и бодра, что
мне даже казалось, будто я окончательно выбросила из головы этот неожиданный
эпизод. Но, поднявшись в свою комнату, я, к собственному удивлению,
рассмеялась, потом, к еще большему удивлению, расплакалась. Словом, я
немного поволновалась, как будто в моей душе задели какую-то чувствительную
струнку, связанную с моим прошлым, - задели так грубо, как этого еще не
случалось ни разу с тех пор, как я зарыла в саду свою милую старую куклу.


ГЛАВА X
Переписчик судебных бумаг
На восточной стороне Канцлерской улицы, точнее - в переулке Кукс-Корт,
выходящем на Карситор-стрит, торговец канцелярскими принадлежностями, мистер
Снегсби, поставщик блюстителей закона, ведет свое дозволенное законом дело.
Под сумрачной сенью Кукс-Корта, почти всегда погруженного в сумрак, мистер
Снегсби торгует всякого рода бланками, потребными для судопроизводства,
листами и свитками пергамента; бумагой - писчей, почтовой, вексельной,
оберточной, белой, полубелой и промокательной; марками; канцелярскими
гусиными перьями, стальными перьями, чернилами, резинками, копировальным
угольным порошком, булавками, карандашами; сургучом и облатками; красной
тесьмой и зелеными закладками; записными книжками, календарями, тетрадями
для дневников и списками юристов; бечевками, линейками, чернильницами -
стеклянными и свинцовыми, перочинными ножами, ножницами, шнуровальными
иглами и другими мелкими металлическими изделиями, потребными для
канцелярий, - словом, товарами столь разнообразными, что их не перечислить,
и торгует он ими с тех пор, как отбыл срок ученичества и сделался
компаньоном Пеффера. По этому случаю в Куке-Корте произошла своего рода
революция - новая вывеска, намалеванная свежей краской и гласившая: "Пеффер
и Снегсби", заменила старую, с надписью "Пеффер" (только), освященную
временем, но уже неразборчивую. Потому неразборчивую, что копоть - этот
"плющ Лондона" - цепко обвилась вокруг вывески с фамилией Пеффера и
прильнула к его жилищу, которое, словно дерево, сплошь обросло этим
"привязчивым паразитом".
Самого Пеффера теперь в Куке-Корте не видно. Да и нечего искать его
здесь, ибо вот уже четверть столетия, как он покоится на кладбище Сент
Эндрью, близ Холборна, под грохот подвод и наемных карет, раздающийся весь
день и половину ночи и подобный реву громадного дракона. Если в те часы,
когда дракон спит, мертвец и вылезает проветриться, если он и гуляет по
Кукс-Корту, пока его не заставит вернуться на кладбище кукареканье
жизнерадостного петуха, который почему-то, - интересно знать, почему? -
неизменно предчувствует рассвет, хотя обитает в погребе маленькой молочной
на Карситор-стрит, а значит, не может иметь почти никакого представления о
дневном свете, - если Пеффер и навещает когда-нибудь скудно освещенный
Кукс-Корт, - чего ни один владелец писчебумажной лавки не может
категорически отрицать, - то он приходит незримо, никому не мешая, и никто
об этом не знает.
Когда Пеффер еще не отжил своего срока, а Снегсби семь долгих лет
"отбывал срок ученичества", у Пеффера, в той же писчебумажной лавке, жила
его племянница - низенькая, хитрая племянница, перетянутая, пожалуй, слишком
туго, и с острым носом, напоминающим о резком холоде осеннего вечера,
который тем холоднее, чем он ближе к концу. Жители Кукс-Корта поговаривают,
будто маменька этой племянницы, побуждаемая слишком ревностной заботливостью
о том, чтобы фигура ее дочки достигла совершенства, с детских лет шнуровала
ее сама каждое утро, упершись своей материнской ногой в ножку кровати для
большей устойчивости; а еще говорят, будто она заставляла дочь принимать
целыми пинтами уксус и лимонный сок, каковые кислоты, по общему мнению,
"ударили" в нос и характер пациентки.
Но какой бы из многих языков Молвы ни породил эти вздорные слухи, они
либо не дошли до ушей юного Снегсби, либо он пропустил их мимо ушей, а
возмужав, посватался к обольстительному предмету этих слухов, получил
согласие и заключил два союза сразу - и брачный и коммерческий. Итак, мистер
Снегсби и племянница покойного Пеффера совместно проживают теперь в
Кукс-Корте, переулке, выходящем на Карситор-стрит, и племянница по-прежнему
дорожит своей фигурой, да и как не дорожить? - ведь эта фигура, правда, быть
может, и не всем по вкусу, но бесспорно должна считаться драгоценной, хотя
бы потому, что она так миниатюрна.
Мистер и миссис Снегсби, как муж и жена, считаются "единой плотью и
кровью", а по мнению их соседей, и "единым голосом". Этот голос, впрочем
звучащий из уст одной лишь миссис Снегсби, частенько слышен в Куке-Корте.
Мистера Снегсби же почти совсем не слышно, ибо чуть не все, что он хочет
сказать, говорит за него своим сладостным голосом миссис Снегсби. Это
смирный, лысый, робкий человек с блестящей плешью и крошечным пучком черных
волос, торчащим на затылке. Он склонен к уступчивости и к полноте. Поглядите
на него, когда он стоит на своем пороге в Кукс-Корте, одетый в серый рабочий
сюртук с черными коленкоровыми нарукавниками, и созерцает облака, или когда
он стоит в своей полутемной лавке с тяжелой плоской линейкой в руках и
разрезает пергамент ножницами или ножом в обществе двух своих "мальчиков" -
подмастерьев, - поглядите на него только, сразу скажете, что это
исключительно скромный, непритязательный человек. В такие часы из-под пола,
на котором он стоит, словно из могилы визгливого призрака, мятущегося в
гробу, нередко раздаются крики и вопли, испускаемые тем самым голосом, о
котором говорилось выше, и когда звуки эти становятся необычно
пронзительными, мистер Снегсби говорит своим подмастерьям:
- Должно быть, это моя крошечка распекает Гусю!
Уменьшительное имя, упоминаемое в подобных случаях мистером Снегсби, не
раз возбуждало остроумие кукс-кортовцев, отмечавших, что имя это больше
подошло бы к самой миссис Снегсби, которая столь криклива, что ее
закономерно и очень метко можно было бы прозвать "гусыней". Однако это имя
принадлежит и, если не считать жалованья - пятьдесят шиллингов в год - да
крошечного сундучка с тряпками, является единственной собственностью некоей
тощей молодой девицы из работного дома (как полагают, ее окрестили



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.