read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



совсем не осталось, все стали лжецы. Этот человек узнает меня и отречется
от меня, как остальные".
Старик обвел взглядом комнату, посмотрел в лицо каждого узника и,
наконец, сказал:
- Я не вижу здесь никого, кроме низких негодяев, уличного сброда.
Который он?
Тюремщик засмеялся.
- Вот! - сказал он. - Вглядись хорошенько в этого большого зверя и
скажи мне, что ты о нем думаешь.
Старик подошел, долго и пристально смотрел на Гендона, потом покачал
головой и сказал:
- Нет, это не Гендон и никогда Гендоном не был!
- Правильно! Твои старые глаза еще хорошо видят. Будь я на месте сэра
Гью, я взял бы этого паршивого пса и... - Тюремщик встал на носки, как бы
затягивая воображаемую петлю, и захрипел, словно задыхаясь.
Старик злобно проговорил:
- Пусть благодарит бога, если с ним не обойдутся еще хуже. Попадись мне
в руки этот негодяй, я бы изжарил его живьем!
Тюремщик захохотал злорадным смехом гиены и сказал:
- Поболтай-ка с ним, старик! Все с ним болтают. Это тебя позабавит.
С этими словами он повернулся и ушел.
Старик упал на колени и зашептал:
- Слава богу, ты вернулся, наконец, мой добрый господин! Я думал, что
ты уже семь лет тому назад умер, а ты жив! Я узнал тебя с первого взгляда;
трудно мне было притворяться и лгать, будто я не вижу тут никого, кроме
мелких воров и мошенников. Я стар и беден, сэр Майлс, но скажи одно слово
- и я пойду и провозглашу правду, хотя бы меня удавили за это.
- Нет, - сказал Гендон, - не надо. Ты только погубишь себя, а мне не
поможешь. Но все-таки благодарю тебя: ты хоть отчасти возвратил мне мою
утраченную веру в род человеческий.
Старый слуга был очень полезен королю и Гендону: он заходил по
нескольку раз в день, будто бы поглумиться над обманщиком, и всегда
приносил что-нибудь вкусное, чтобы хоть немного скрасить убогую тюремную
еду; кроме того, он сообщал текущие новости. Лакомства Гендон приберегал
для короля: без них его величество, пожалуй, не выжил бы, потому что был
не в состоянии есть грубую, отвратительную пищу, приносимую тюремщиком.
Чтобы не вызвать подозрений, Эндрюс принужден был приходить на короткое
время, но каждый раз он ухитрялся сообщить что-нибудь новое - шепотом,
чтобы его слышал только Гендон; вслух же он лишь ругался.
Так мало-помалу Майлс узнал историю своей семьи. Артур умер шесть лет
тому назад. Эта утрата и отсутствие вестей о Майлсе сильно подорвали
здоровье его отца. Ожидая скорой смерти, старик хотел непременно женить
Гью на Эдит; но та все оттягивала свадьбу, надеясь на возвращение Майлса.
Тут-то и пришло известие о том, что Майлс умер; этот удар уложил в постель
сэра Ричарда; старик решил, что конец его близок, и стал торопить со
свадьбой. Гью, конечно, поддерживал его. Эдит выпросила еще месяц
отсрочки, потом другой и, наконец, третий. Их обвенчали у смертного одра
сэра Ричарда. Брак оказался не из счастливых. Ходили слухи, что вскоре
после свадьбы молодая нашла в бумагах мужа несколько черновиков рокового
письма и обвинила его в гнусном подлоге, который ускорил их брак и смерть
сэра Ричарда. Рассказы о жестоком обращении с леди Эдит и слугами
переходили из уст в уста; после смерти отца сэр Гью сбросил маску и стал
безжалостным деспотом для всех, кто жил в его владениях и сколько-нибудь
зависел от него.
Один из рассказов Эндрюса живо заинтересовал короля:
- Ходит слух, что король помешан. Но только, ради бога, не говорите,
что слышали это от меня, потому что об этом запрещено говорить под страхом
смертной казни.
Его величество грозно взглянул на старика и сказал:
- Король не помешан, добрый человек, и лучше бы тебе заниматься своими
делами, чем передавать мятежные слухи.
- Что он говорит, этот мальчик? - спросил Эндрюс, пораженный таким
резким и неожиданным нападением.
Гендон сделал ему знак, и старик не стал больше расспрашивать, а
продолжал свой рассказ:
- Покойного короля будут хоронить в Виндзоре через два дня,
шестнадцатого, а двадцатого новый будет короноваться в Вестминстере.
- Мне кажется, надо сначала найти его... - пробормотал король; потом
убежденно прибавил: - Ну, об этом они позаботятся, и я тоже.
- Объясни мне... - начал старик и запнулся, увидав знаки, которые делал
ему Гендон. Он снова принялся болтать:
- Сэр Гью тоже едет на коронацию и много ждет от нее. Он надеется
вернуться домой пэром, потому что он в большой милости у лорда-протектора.
- Какого лорда-протектора? - спросил король.
- Его милости герцога Сомерсетского.
- Какого герцога Сомерсетского?
- Как какого? У нас только один - Сеймур, граф Гертфорд.
Король сердито спросил:
- С каких это пор он герцог и лорд-протектор?
- С последнего дня января.
- Скажи, пожалуйста, кто его возвел в это звание?
- Он сам и верховный совет с помощью короля.
Его величество вздрогнул, как ужаленный.
- Короля? - вскрикнул он. - Какого короля, добрый человек?
- Какого короля? (Господи помилуй, что это такое с мальчиком?) На этот
вопрос ответить нетрудно: ведь король-то у нас только один - его
величество, августейший монарх, король Эдуард Шестой, храни его бог! Да!
Молоденький у нас король, совсем мальчик, а какой добрый и ласковый! Не
знаю, сумасшедший он или нет, - говорят, он поправляется с каждым днем, -
но все в один голос хвалят его, все благословляют его и молят бога
продлить дни его царствования, потому что он начал с доброго дела -
помиловал герцога Норфолка, а теперь хочет отменить наиболее жестокие из
законов, под игом которых страдает народ.
Услышав эти вести, король онемел от изумления и так углубился в свои
мрачные думы, что не слышал больше, о чем рассказывал старик. Он спрашивал
себя: неужели этот король - тот самый маленький нищий, которого он оставил
тогда во дворце переодетым в свое платье? Это казалось ему невозможным:
ведь если бы тот мальчик вздумал разыграть из себя принца Уэльского, речь
и манеры тотчас выдали бы его, он был бы изгнан из дворца и все стали бы
разыскивать настоящего принца. Неужели на его место посадили какого-нибудь
отпрыска знатного рода? Нет, его дядя не допустил бы этого, - он всемогущ
и мог бы расстроить - и наверное расстроил бы - такой заговор. Размышления
короля не привели ни к чему; чем усерднее старался он разгадать эту тайну,
тем больше она его смущала, чем упорнее он ломал себе голову над ней, тем
сильнее болела у него голова и тем хуже он спал. Его нетерпеливое желание
попасть в Лондон росло с каждым часом, и заключение становилось почти
нестерпимым.
Гендон, как ни старался, не мог утешить короля; это лучше удалось двум
женщинам, прикованным невдалеке от него. Их кроткие увещания возвратили
мир его душе и научили его терпению. Он был им очень благодарен, искренне
полюбил их и радовался тому, что они так ласковы с ним. Он спросил, за что
их посадили в тюрьму, и женщины ответили: за то, что они баптистки. Король
улыбнулся и спросил:
- Разве это такое преступление, за которое сажают в тюрьму? Вы огорчили
меня: я, значит, скоро с вами расстанусь, так как вас не будут долго
держать из-за таких пустяков.
Женщины ничего не ответили, но лица их встревожили его. Он торопливо
сказал:
- Вы не отвечаете? Будьте добры, скажите мне, - вам не грозит тяжелое
наказание? Пожалуйста, скажите мне, что вам ничего не грозит!
Женщины попытались переменить разговор, но король уже не мог
успокоиться и продолжал спрашивать:
- Неужели вас будут бить плетьми? Нет, нет! Они не могут быть так
жестоки. Скажите, что вас не тронут! Ведь не тронут? Не тронут, правда?
Женщины, смущенные, измученные горем, не могли, однако, уклониться от
ответа, и одна из них сказала голосом, прерывающимся от волнения:
- О добрая душа, твое участие раздирает нам сердце! Помоги нам, боже,
перенести наше...
- Это признание!.. - перебил ее король. - Значит, эти жестокосердые
злодеи будут тебя бить плетьми! О, не плачь! Я не могу видеть твоих слез.
Не теряй мужества: я во-время верну себе свои права, чтобы избавить тебя
от этого унижения, вот увидишь!
Когда король проснулся утром, женщин уже не было.
- Они спасены! - радостно воскликнул он и с грустью прибавил: - Но горе
мне, они так утешали меня!
Каждая из женщин, уходя, приколола к его платью на память обрывок
ленты. Король сказал, что навсегда сохранит этот подарок и скоро разыщет
своих приятельниц, чтобы взять их под свою защиту.
Как раз в эту минуту вошел тюремщик со своими помощниками и велел всех
заключенных вывести на тюремный двор. Король был в восторге: такое
счастье, наконец, увидеть голубое небо и подышать свежим воздухом! Он
волновался и сердился на медлительность сторожей, но, наконец, пришел и
его черед. Его отвязали от железного кольца у стены и велели ему вместе с
Гендоном следовать за другими.
Квадратный двор был вымощен каменными плитами. Узники прошли под
большой каменной аркой и выстроились в шеренгу, спиною к стене. Перед ними
была протянута веревка; по бокам стояла стража.
Утро было холодное, пасмурное; ночью выпал снежок, огромный двор был
весь белый и от этой белизны казался еще более унылым. Временами зимний
ветер врывался во двор и взметал струйки снега.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.