read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



рот сделался чашей для божественного ладана, его руки исторгали светлые
струи, которые он жадно глотал; он и сам был близок к извержению, однако во
время остановился.
- А теперь я накажу вас за такую наглость! - сказал он, поднимаясь с
колен, облизывая губы, мокрые от семени. - Да, негодяй! Я накажу вас!
Он привязал руки юноши к столбу и, получив таким образом в полное
распоряжение алтарь, на котором хотел излить свою ярость, приоткрыл его,
осыпал поцелуями, засунул язык глубоко внутрь. И снова, опьянев от похоти и
жестокости, вскричал:
- Ах ты, негодяй, я должен отплатить тебе за чувства, которые ты у меня
вызываешь!
В ход пошли розги; Селестина опять сосала брата, а он порол жертву.
Сомнений не было: юноша возбуждал Родена сильнее, чем предыдущая весталка, и
его удары на этот раз были ощутимее и многочисленнее. Ученик плакал, учитель
млел от экстаза. Но его ждали новые удовольствия, и мальчика отпустили.
Его сменила хрупкая девочка лет двенадцати, красивая и свежая, как
весенний день, за ней последовал шестнадцатилетний ученик, за ним -
четырнадцатилетняя девочка. Всего за это утро Роден с помощью своей сестры
выпорол шестьдесят учеников: тридцать пять девочек и двадцать пять
мальчиков. Последним был пятнадцатилетний Адонис с великолепной фигурой. И
Роден не выдержал: пустив жертве кровь, он пожелал изнасиловать ее, в чем
приняла большое участие Селестина, которая подчиняла пациента неистовым
желаниям брата. Роден овладел задом юного ангела, осквернив его грязными
ласками, порвав его в клочья, и сбросил в самые недра пенистую струю своей
страсти. Залитого кровью мальчика утешили конфетами и отпустили.
Вот каким образом этот развратник злоупотреблял доверием родителей,
поручивших ему своих детей, а они, обольщенные действительно быстрыми
успехами учеников, имели глупость закрывать глаза на опасности, которыми
была полна эта школа.
- О небо! - вздохнула Жюстина, когда оргии в соседней комнате
закончились. - Как можно заниматься такими мерзостями? Как можно
наслаждаться, терзая детей?
- Ты не все еще знаешь, - отвечала Розали, провожая подругу в свою
комнату, - а то, что ты увидела, должно тебя убедить, что когда мой отец
обнаруживает в девочках особенные достоинства, он поступает с ними так же,
как поступил с этим юношей. Между прочим, - продолжала Розали, - благодаря
такому способу девочки не теряют свою честь, им не приходится бояться
беременности и ничто не мешает им найти впоследствии супруга. Каждый год он
использует подобным образом более половины мальчиков или девочек. Ах,
Жюстина! - воскликнула она, заключая подругу в объятия. - Я ведь также
испытала на себе отцовское распутство... Когда мне было шесть лет, он меня
изнасиловал и с тех пор почти ежедневно...
- Но послушай, - прервала ее Жюстина, - когда ты немного повзрослела и
могла призвать в помощь религию, почему же ты не обратилась тогда к
директору?
- Увы, - покачала головой Розали, - выходит, ты не знаешь, что отец
вырывает из нас все ростки религии, что он нас развращает и запрещает
исполнять религиозные обряды? Впрочем я ничего не понимаю в религии, меня
этому почти не учили. Мне, конечно, кое-что объясняли, но только из страха,
что мое невежество выдаст отцовское неверие; я никогда не была на исповеди и
не получила первого причастия. Отец так зло смеется над такими вещами, так
умело подавляет малейшую набожность, что навсегда отвращает от религии всех,
кем он наслаждался; а если детей к этому принуждают родители, они
соглашаются с неохотой, безразличием и презрением, и он не опасается, что
они проболтаются на исповеди. Иногда он собирает вместе учеников и учениц, в
которых уверен, и читает им лекции для того, чтобы совершенно искоренить в
их душах зачатки веры и добродетели. Но некоторые не пользуются такой честью
из-за своей слабости или в силу нелепой преданности предрассудкам, которыми
отравили их родственники.
- Какая предосторожность! - удивилась Жюстина.
- Она необходима, - ответила Розали, - чтобы без помех наслаждаться и
избежать опасностей, которые неизбежно появляются, когда человек ведет такую
жизнь; благодаря своей предусмотрительности он десять лет спокойно предается
утехам!
- Пойдем со мной, Жюстина, - сказала ей Розали через несколько дней
после этого разговора, - и ты собственными глазами увидишь, чем занимается
отец со своей сестрой, со мной, с гувернанткой и с некоторыми из своих
фаворитов. Надеюсь, эти мерзости подтвердят мои слова и покажут, как должна
страдать такая порядочная девушка, как я, в кого сама природа вложила ужас
ко всему, что составляет ее долг.
- Какой долг! Лучше скажи: несчастье.
- Увы, жестокий отец превратил мои несчастья в обязанности, и я бы
погибла, если бы вздумала противиться. Однако, поспешим, - продолжала
Розали, - урок скоро кончится, и отец, подогретый предварительными
упражнениями, собирается вознаградить себя за сдержанность, к которой его
порой вынуждает его осторожность. Занимай место, где ты сидела в прошлый
раз, и внимательно наблюдай.
Прежде чем поведать читателям о сладострастной оргии, свидетельницей
которой стала Жюстина, опишем ее участников.
Этими персонажами были: Марта, прекрасная как ангел гувернантка дома,
которой, как мы уже упоминали, было восемнадцать лет; Селестина, его сестра;
Розали, его дочь; юный ученик шестнадцати лет по имени Фьерваль, и сестра
последнего, пятнадцатилетняя девочка, которую звали Леонора - эти двое,
казалось, состязались друг с другом в грациозности, стройности и
совершенстве. Они были удивительно похожи, любили друг друга, и скоро мы
увидим, с какой ловкостью наш развратный учитель благоприятствовал этому
инцесту.
- Теперь мы можем чувствовать себя свободно, - начал Роден, тщательно
запирая все двери, - и займемся нашими забавами; утренние порки так меня
взволновали... Вот поглядите, - добавил он, выкладывая на стол багровый,
будто отлитый из железа член, который привел бы в трепет любую задницу.
Вот именно, любую: пора сообщить читателям, что Роден справлял свои
церемонии исключительно в этом храме; в силу предрасположенности или
мудрости опытный Роден не позволял себе иного наслаждения, и мы увидим, что
он неукоснительно следовал своим правилам.
- Иди ко мне, милый ангел, - обратился он к Фьервалю, проникая языком в
его рот, - я хочу начать с тебя; ты знаешь, как я тебя обожаю. Снимите
панталоны с вашего брата, Леонора, и пусть ваши ручки приблизят к моим губам
великолепнейший зад этого красавца... Прекрасно! Это то, что мне надо...
И он принялся лобзать, поглаживать, тискать, облизывать седалище, не
имевшее себе равных.
- Моя сестра, - продолжал Роден, - встанет на колени перед этим юношей
и будет сосать его; Марта приготовит Леонору: ее зад я хочу видеть рядом с
задом ее братца и тоже целовать его, это будет пикантное сочетание... Да,
именно пикантное. Однако для полной картины кое-кого недостает, поэтому ты,
Розали, подними подол Марте, оголись сама и устройся так, чтобы я имел под
рукой обе ваши попки.
Сцена составилась в считанные секунды. Но у Родена было слишком много
желаний и слишком богатое воображение, чтобы он довольствовался одной
композицией. И вот какой была следующая: Леонора и Фьерваль улеглись перед
его лицом в такой позе, чтобы он имел возможность целовать по очереди рот
юноши и заднее отверстие его сестры; справа и слева он обеими руками ласкал
ягодицы Марты и Розали.
- Попробуем другую вариацию, - сказал он некоторое время спустя, - я
должен поработать розгами: это для меня ни с чем не сравнимое удовольствие и
никогда мне не наскучит. Твой зад, Леонора, будет радовать мой взор, и
поцелуи, которые я на нем запечатлею, разожгут мое желание отделать его как
следует; но я бы хотел, чтобы эту процедуру начал ваш брат. Я тоже возьму
розги и всыплю ему по первое число, если он будет щадить вас.
Сцена эта происходила так, как было задумано, но скоро Роден захотел,
чтобы его сестра возбуждала ему член, прижимая его к ягодицам дочери, а
Марта обрабатывала ему задницу розгами. Читатель, возможно, не поверит, но
Фьерваль, достойный ученик Родена, не выказал никакого желания щадить свою
сестру; подстегиваемый сыпавшимися на него ударами, малолетний развратник
бил ее изо всех сил.
- Довольно, друг мой, - сказал Роден, - теперь посношайся со своей
сестрицей, только обязательно в зад! Нет ничего приятнее, чем прочистить
задницу, которую ты перед этим выпорол. Я же буду твоим наперсником и
облегчу твою приятнейшую задачу.
Он схватил юношеский член, приблизил его к ягодицам Леоноры, смочил
языком ее задний проход и инструмент ее брата, соединил их соответствующим
образом, положил пальцы юноши на клитор пациентки, а сам приготовился
содомировать Фьерваля.
- Забирайся ему на спину, - приказал он Розали, - а я буду сношать
этого Амура и ласкать тебе задницу;
Марта будет продолжать пороть меня, а моя сестра почешет мне ладони
своими прекрасными ягодицами... О дьявольщина! Какое блаженство! - вскричал
сластолюбец, возносясь на седьмое небо. - Может ли быть что-нибудь приятнее?
Впрочем, конечно может, - тут же поправился он, - и в этом меня убедишь ты,
Розали, вернее твой бесподобный зад. Короче говоря, я буду содомировать свою
дочь.
- Какой же ты ненасытный, - попеняла ему Селестина. - Все-то тебе мало.
- А как ты думала, сестра? Может ли быть иначе при таких вкусах, как у
меня? Да и тебе ли удивляться! Ты ведь самая похотливая из женщин и
прекрасно понимаешь мои причудливые прихоти... Но погодите, прежде чем
составить группу, которая наверняка будет стоить мне немалой дозы спермы,
давайте еще немного развлечемся.
Становитесь на колени с в следующем порядке: Леонора ко мне задом,
Фьерваль - лицом, моя сестрица - задом, Марта - лицом, Розали возьмет в руки



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.