read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



внимания, как они сразу начнут докучать вам, и это становится ужасным...
Протянешь им мизинец, они ладонь захватят... Протянешь ладонь--руку
захватят. Смейтесь, смейтесь, мадемуазель, да только я-то знаю, как это
бывает. Двадцать лет служу в этом театре! Уж сколько влюбленных барышень я
повидал на своем веку в этой каморке... И свихнувшихся молодых людей... И
стариков... Я всегда принимал цветы и записки, но никогда не пропускал
никого из них наверх. Чего нельзя, того нельзя!
-- Вы правы, Бернар. Что ж, будем холодны, осмотрительны и жестоки!
(146)
-- Какая тут жестокость, мадемуазель, просто здравый смысл...
Прошли недели. Каждую среду Женни получала свой букетик фиалок за два
су. Весь театр прослышал об этом. Однажды одна из актрис сказала Женни:
-- Видела я твоего студента... Он очарователен, такая романтическая
внешность...' Прямо создан, чтобы играть в "Подсвечнике" или "Любовью не
шутят".
-- Откуда ты знаешь, что это мой студент?
-- Я случайно заглянула к швейцару в ту самую минуту, когда он принес
цветы и робко попросил: "Пожалуйста, передайте мадемуазель Женни Сорбье..."
Это была трогательная картина. Видно, юноша умен и не хотел казаться
смешным, но все же он не мог скрыть волнения... Я даже на минуту пожалела,
что он не мне носит фиалки, уж я отблагодарила бы его и утешила... Заметь,
он ничего не просил, даже не добивался разрешения увидеть тебя... Но будь я
на твоем месте...
-- Ты бы приняла его?
-- Конечно, и уделила бы ему несколько минут. Ведь он так давно ходит
сюда. К тому же и каникулы подоспели. Ты уедешь, так что нечего опасаться,
что он начнет тебе досаждать...
-- Ты права,--сказала Женни.--Сущее безумие пренебрегать поклонниками,
когда они молоды и им нет числа, а потом гоняться за ними спустя тридцать
лет, когда их останется совсем немного и все они обзаведутся лысиной...
Выходя в этот вечер из театра, она сказала швейцару:
-- Бернар, в среду, когда студент опять принесет фиалки, скажите ему,
чтобы он сам вручил их мне после третьего акта... Я играю в "Мизантропе". По
роли я переодеваюсь всего один раз. Я поднимусь в свою уборную и там приму
его... Нет, лучше я подожду его в коридоре, у лестницы или, может быть, в
фойе.
-- Хорошо. Вы не боитесь, мадемуазель, что...
-- Чего мне бояться? Через десять дней я уеду на гастроли, а этот
мальчик прикован к своей Политехнической школе.
-- Хорошо, мадемуазель... А все же, на мой взгляд... В следующую среду
Женни играла Селимену с особым блеском, вся во власти горячего желания
понравиться незнакомцу. Когда наступил антракт, она ощу-
(147)
тила острое любопытство, почти тревогу. Она устроилась в-фойе и стала
ждать. Вокруг нее сновали завсегдатаи театра. Директор о чем-то беседовал с
Бланш Пьерсон, слывшей в те времена соперницей Женни. Но нигде не было видно
черного мундира. Охваченная нетерпением, взволнованная, Женни отправилась
искать капельдинера.
-- Никто меня не спрашивал?
-- Нет, мадемуазель.
-- Сегодня среда, а фиалок моих нет как нет. Может быть, Бернар забыл
передать их... Или тут какое-нибудь недоразумение?
-- Недоразумение, мадемуазель? Какое недоразумение? Если угодно, я
схожу к швейцару?
-- Да, пожалуйста... Впрочем, нет, не стоит. Я сама расспрошу Бернара,
когда пойду домой.
Она посмеялась над собой: "Странные мы создания,-- подумала она,-- в
течение шести месяцев я едва замечала робкую преданность этого юноши. И
вдруг сейчас только потому, что мне недостает этих знаков внимания, которыми
я всегда пренебрегала, я волнуюсь, словно жду любовника... "Ах, Селимена,
как сильно пожалеешь ты об Альцесте, когда он покинет тебя, охваченный
нестерпимым горем!"
После спектакля она заглянула к швейцару.
-- Ну как, Бернар, где мой поклонник? Вы не прислали его ко мне?
-- Мадемуазель, как назло, сегодня он не приходил... В первый раз за
полгода он не явился в театр -- именно в тот самый день, когда мадемуазель
согласилась его принять.
-- Странно. Может быть, кто-нибудь предупредил его и он испугался?
-- Нет, мадемуазель, что вы... Никто и не знал об этом, кроме вас и
меня... Вы никому не сказали? Нет? Ну и я тоже молчал... Я даже жене ничего
не говорил...
-- Так как же вы все это объясните?
-- А никак не объясню, мадемуазель... Может быть, случайно так совпало.
А может быть, ему наскучило все это... Может быть, он захворал... Поглядим в
следующую среду...
Но и в следующую среду опять не было ни студента, ни фиалок.
-- Что же теперь делать, Бернар?.. Как выдумаете,
(148)
может быть, приятели его помогут нам разыскать юношу? А, может быть,
обратиться к директору Политехнической школы?
-- Но как мы это сделаем, мадемуазель? Мы ведь даже не знаем его имени.
-- И то правда, Бернар. Как все это грустно! Не везет мне, Бернар.
-- Полно, мадемуазель. Вы с таким блеском провели этот сезон. Скоро вы
уедете на гастроли, где вас ждут новые успехи... Разве не грех говорить,
будто вам не везет!
-- Вы правы, Бернар! Я просто неблагодарное существо... Да только уж
очень я привыкла к своим фиалкам.
На следующий день Женни покинула Париж. Анри Сталь сопровождал ее в
этой поездке. В какой бы гостинице ни остановилась Женни, ее комната всегда
утопала в розах. Когда она возвратилась в Париж, она уже позабыла о
романтическом студенте.
Спустя год она получила письмо от некоего полковника Женеврьер, который
просил принять его по личному делу. Письмо было написано, очень корректно, с
большим достоинством, и не было никакой причины отказывать в свидании. Женни
предложила полковнику навестить ее в один из субботних вечеров. Он пришел,
одетый в черное штатское платье. Женни встретила его с той очаровательной
непосредственностью, которой ее наделила природа и научила сцена. Но во всем
ее поведении, естественно, проскальзывал немой вопрос: что нужно от нее
этому незнакомцу? Она терпеливо ждала объяснений.
-- Благодарю вас, мадемуазель, за то, что вы согласились принять меня.
Я не мог объяснить в письме цель своего визита. И если я позволил себе
просить вас о свидании, то, поверьте, не мужская дерзость тому причиной, а
родительские чувства... Вы видите, я одет во все черное. Я ношу траур по
сыну, лейтенанту Андре де Женеврьер, убитому на Мадагаскаре два месяца
назад.
Женни сделала невольное движение, словно желая сказать: "Сочувствую вам
от всего сердца, но только..."
-- Вы не знали моего сына, мадемуазель, мне это известно... Но зато он
знал вас и восхищался вами. Вам
(149)
покажется это невероятным, а между тем все, что я расскажу вам
сейчас,--чистейшая правда. Он любил и боготворил вас больше всех на свете...
-- Кажется, я начинаю понимать, полковник. Он сам поведал вам об
этом?..
-- Мне? Нет. Он рассказал обо всем сестре, которая была поверенной его
тайны. Все началось в тот день, когда он пошел вместе с ней смотреть "Игру
любви и случая". Возвратившись домой из театра, дети мои с восхищением
отзывались о вас: "Сколько тонкости и чистоты в ее игре, сколько волнующей
поэзии!.." Они говорили еще много такого, что наверняка было справедливо, я
в этом не сомневаюсь... И все же страстность, присущая молодости, ее
готовность идеализировать... Мой бедный мальчик был мечтателем, романтиком.
-- Боже мой,--воскликнула Женни,--так значит, это он...
-- Да, мадемуазель, тот самый студент Политехнической школы, который из
месяца в месяц каждую среду приносил вам букетик фиалок, был мой
сын--Андре... Это я тоже узнал от своей дочери. Надеюсь, подобное
ребячество, наивный знак восхищения не рассердил вас?.. Он ведь так сильно
любил вас или, быть может, тот созданный его воображением образ, который он
носил в своем сердце... Стены его комнаты были увешаны вашими портретами...
Сколько усилий стоило его сестре раздобыть у ваших фотографов какой-нибудь
новый портрет!.. В Политехнической школе приятели посмеивались над его
страстью. "Напиши ей обо всем!"--говорили они.
-- Жаль, что он этого не сделал...
-- Сделал, мадемуазель! Я принес вам целую пачку писем, которые так и
не были отправлены. Мы нашли их после его смерти.
Достав из кармана пакет, полковник вручил его Женни. Однажды она
показала мне эти письма -- почерк тонкий, стремительный, неразборчивый.
Почерк математика, зато стиль поэта.
-- Сохраните эти письма, мадемуазель. Они принадлежат вам. И простите
меня за необычный визит... Мне казалось, что я обязан сделать это в память о
сыне... В чувстве, которое вы ему внушали, не было ничего непочтительного,
легкомысленного... Он считал вас олице-
(150)
творением красоты и совершенства... Уверяю вас, Андре был достоин своей
великой любви.
-- Но отчего же он не пытался увидеть меня? Отчего я сама не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.