read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



так благоговейно чтут природу. Именно в такие вот мгновения рождается
радость, способная вытеснить из головы все наносное и злое. Мир прекрасен, и
нет ничего лучше, радостней, чем природа, это создание завершенного царства
живого. Понимаю, что не только на Кавказе можно поклоняться красоте. Она
всюду. Только нужно ее видеть. И все же на Кавказе, где три великих начала -
красота, целесообразность и мощь - как бы приподняты над обыденностью ближе
к небу, это чувство поклонения совершенству особенно велико. Лишь тот, кто
побывал здесь, мог написать "Демона", "Кавказского пленника" и "Хаджи
Мурата". Единение с природой...
Но вот солнце осушило луг, росинки изошли паром, а красота, теперь уже
новая, дневная, привычная, осталась с нами. Заметно потеплело. От скал и
камней все еще шел пар. Я крикнул:
- Чаевать, Васильич!
Он вздрогнул, нахлобучил фуражку на непокорные свои космы и спустился к
костру.
Сидел молчаливый, улыбался про себя и вздыхал. Еще не освободился от
переполнявшего его восторга.
- Так что, на Кишу тронемся?
- Иде его носит, шалого? - Это он уже про Телеусова. - Смотри-ка, и на
ночь не пришел. Теперь потопаем на кордон, какие там вести от него
оставлены.
Вести на кордоне были. С внутренней стороны двери висел листок,
приклеенный хлебным мякишем: "Ночевал здесь, утром подался к дому, потому
как веду пленника".
И все. Какого такого пленника? Уж не самого ли Лабазана заарканил?
Настроение у нас поднялось. Главное, жив-здоров, шагает к поселку. Там,
значит, и встретимся, а может, успеем догнать на полпути.
Мы посидели на порожке дома, Кожевников закурил и все смотрел, смотрел
на лесное нагорье перед собой, а потом показал в ту сторону цигаркой,
сказал:
- Вот так-то если итить, как раз на Гузерипль попадешь. Недалече
отсюда, но тропа мерзкая, не то что по левому берегу. Однако и тут ходят,
которым скорей надобно.
- Кто же?
- А Семен Чебурнов, к примеру. Его кордон на Гузерипле, а однажды
смотрю, топает здеся с таким, значит, деловым видом. И вроде людей
остерегается. Схоронился я, наблюдаю. Гляжу, обходит наш кордон стороной,
лесом, и наверх подался. Туда где мы с тобой вчерась сидели.
- К Лабазану, что ли?
- Кто его знает! Надо бы хорошенько выследить эти самые кривые дорожки.
Как ты полагаешь?
- Я так полагаю: егеря - это честные люди.
- Вот и я о том же думаю. На Кише пять годов назад было шестьдесят пять
зубров. Ну ладно. Две зимы оказались плохими, снежными, могли сколько-то
погибнуть. Но мы вчерась все ж таки насчитали с тобой девяносто шесть голов.
Так? А вот на Молчепе пять годов назад было сорок пять по учету. А ноне
сколько ты думаешь там встретить?
- Посчитаем.
- Смотри не прослезись.

Запись седьмая
Что мы нашли в Хамышках. Рассказ о зубренке.
Письмо в Боржом. Надежда на встречу с женой.
Таинственный выстрел у ручья. Убитые зубры в лесу.
Ответ управляющего. Суд над егерем Чебурновым.
Дальнейшая судьба зубренка Кавказа.
В Беловежской пуще. Врублевский.

"1"
Двинулись к поселку. Заторопились.
По лесу виляла сравнительно хорошая тропа. Вправо подымался густо
залесенный хребет, оттуда по ущельям и распадкам бежали ручьи и впадали в
свирепую Кишу с зеленовато-белой, перевитой водой. Река прыгала по камням с
такой настырностью, словно ей прямо-таки не терпелось побыстрей ворваться в
Белую.
Путь занял не более трех часов. Вскоре мы оказались в широкой долине
Белой, отыскали брод, где в сухое время года можно переехать реку верхом,
подстраховывая себя длинным шестом, когда лошадь под напором воды начинала
заваливаться вправо.
Отсюда до поселка оставалось совсем немного, и мы, согревая лошадей
после купания в ледяной воде, пошли рысью.
Спешиваясь у ворот телеусовского двора, зазвенели стременами,
заговорили. Хозяин услышал. Хлопнула дверь, и он вышел навстречу. Под усами
егеря бродила загадочная и виноватая улыбка.
- Сказывай, отчего бросил в горах друзей-товарищей? - с напускной
суровостью насел на него Кожевников. - Ишь ты, герой! Рази так можно?
Телеусов развел руками:
- Планида такая получилась...
- Ты планидой не отговаривайся! Какого еще пленника пымал?
Алексей Власович не ответил, пропустил нас вперед, взял коней, сам
расседлал и поставил в тенечке. Вышла хозяйка, подала квасу. Мы сидели на
ступеньках крыльца, попивали холодный квасок и сгорали от любопытства.
Наконец Телеусов поманил нас за собой к сараю и осторожно открыл
скрипучую дверь:
- Ну, глядите.
На свежей подстилке из только что скошенной травы лежал зубренок.
Усталый, сонный, безразличный ко всему.
Знал ли кто из нас в этот день, какая судьба уготована малышу,
сыгравшему, в общем-то, видную роль в истории отечественной природы? Сейчас
мы видели просто бычка, круглоголового малыша, недоуменно моргающего темными
глазками. Он не боялся людей. А чего их бояться, если зла эти существа не
делают, напротив, проявляют доброту и ласку, поглаживают, кормят из бутылки
с соской да и говорят с ним нестрашными, приглушенными голосами.
- Ну и ну! - Мы с Кожевниковым переглянулись. - Отличился!
- По приказу его императорского высочества великого князя и по
распоряжению управляющего охотой...
Алексей Власович завел было хитрую речь, но Василий Васильевич
решительно оборвал его:
- Брось, брось, в Петербурге договоришь. Скажи, повезло.
- Сам не рад, как повезло!
- Что так?
- Да я с ним, братцы, так намучился, что месяц отдыху надо! Вся тела
болит!
- Ты давай по порядку. Пойдем в дом, там расскажешь. Андрей Михайлович
вынет свою книжечку и все как есть запишет в ей для истории.
Мы вышли из сарая, стащили с себя лишнее, хорошенько умылись и
поднялись в горницу, где хозяйка как раз уже накрывала к стелу. Вот
тогда-то, за обедом, мы я услышали рассказ Алексея Власовича о встрече с
отбившейся от стада зубрицей.
- Я как раз к вам шел, веду коня под уздцы, а тут послушная моя лошадка
вдруг заупрямилась. Винтовку снял: уж не медведь ли близко? К биноклю
приложился, вижу - на поляне серые тени мелькнули. Волки. Гонятся за кем-то,
бег у них нацеленный. "Не иначе за оленем", - подумал я, ну, и решил
выручить бедолагу. Вернулся на кордон, коня пустил, а сам за волками
подался. На Пшекиш. Бродил часа два, след потерял. Но что-то меня толкнуло
пройти вверх по безлесной ложбине. Крадучись так, переходил от дерева к
дереву, они там редко стояли. Добрался чуть ли не к самой голове распадка. В
глаза бросилась большая пихта. Под ней густая тень. Пригляделся к тени,
бинокль приладил. Батюшки мои, медведь! Уж я на всякий случай изготовился, а
тут сбоку пихты камни посыпалась, вижу зубрицу, идет и шатается, но не в эту
спасительную тень, а прочь, на крутую боковину. По ляжкам у ней кровь, бока
мокрые от поту. Тут и понял я, что не медведь под пихтой, а зубренок. Вот за
кем волки гонялись! Отбили, беднягу, от стада, а она с дитем, бой приняла,
отогнала хищников, уложила маленького, а сама не знает, куда ей податься.
Волки непременно где-нибудь рядом. А у ей уже сил нет, израненная вся. Как
дошло до меня все это, указание вспомнил и подумал: другого такого случая не
будет. Все одно: зверь обреченный. Словлю сам, чем волкам отдавать.
Открыто пошел на луг. Зубрица увидела - и ко мне. Храбрая. Я
остановился. И она тоже. Стоим, ждем, у кого нервы крепче. Не выдержала,
повернула круто - и ходу. Только ее и видели. Тут я к зубренку. Он поднялся,
забубукал что-то. Подошел к нему ближе, руку протянул. "Миша, Миша!" - зову
его, а он стоит, носом пошевеливает. Я ближе: он попятился, потом побежал,
не бойко, но побежал.
И вот тут, братцы, началось! Какой ни есть маленький, а погонялся я за
им добрый час, весь потом залился, пока наконец не загнал в узкий отвершек*,
полный камней и валежника. Застрял он там, стоит и трясется, ни с места. Я
опять ласково так: "Миша, Миша!" Дал до себя дотронуться. Погладил я его, он
и успокоился.
______________
* Отвершек - одна из вершин распадка, сходящихся в овраг.
Ну, приласкал, страх у него пропал, а идти со мной не хочет. Я и так и
этак, взял его в охапку, понес было, да разве ж такого донесешь! В нем
верных три пуда. Вырывается. Отпустил на землю, ошейник сделал. Не нравится
ему ошейник, с места не стронешь. Тогда обвязал ремнем через грудь, чтоб не
делать ему больно. Тяну что есть силы, а он переступит три шага вперед, три



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.