read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



— Как-то ты сюда смогла явиться?

— Машина заперта, — разозлилась я. — А ключ в сумке.

Он присвистнул:

— А сумка?

— Не помню. Наверное, в доме. Хотя, может, и нет.

— Здорово. И что я с тобой должен делать?

— Откуда мне знать?

— Мотай без колес. Гони пушку и на хорошей скорости домой. А лучше всего исчезни из города навеки. Я ясно выражаюсь?

— Послушайте… — Я была напугана, растеряна и явно не в себе.

— Замри. Пушку давай. Я протянула ему пистолет, он сунул его в карман куртки, развернулся и исчез за углом. Тут до меня дошло, что в словах Руслана есть суровая правда. Я бросилась бежать к троллейбусной остановке.

Как я добралась до дома Серафимы, толком даже не помню. Тетушки в квартире не оказалось. Бестолково попинав дверь, я села на ступеньки и заревела. Потом начала соображать. Не скажу чтобы хорошо. Мысли путались, но плачевное положение, в котором я оказалась, вырисовывалось вполне отчетливо. Если краснолицый выбрался из передряги, значит, донесет обо мне Юрику. Вряд ли тому понравятся мои замашки сыщика. Очень плохо. А этим типам, Паше и его дружкам, ничего не стоит отыскать меня по номеру машины. Еще хуже. Ко всему прочему Руслан. Получается, он меня спас. Или не получается? Разобраться в этом змеином клубке под силу только профессионалам, то есть милиции. Но обращаться к ним теперь мне совершенно не хотелось: я, увы, столько всего успела сделать, а логически объяснить свои действия не смогла бы даже самой себе.

Срочно требовался человек, способный меня спасти от Юрика, Паши и самой себя в придачу. Циркач, вот кто мне нужен. Хотя, возможно, ему уже надоело впустую тратить на меня время, и он выбросил прекрасный образ из своего сердца. Очень некстати, если так. В настоящий момент я готова была посвятить ему всю жизнь. Или ее остатки, что более вероятно.

Конечно, если бы я перестала клацать зубами и успокоилась, то позвонила бы тетушке, взяла у нее ключи и стала ждать звонка Сережи. А если бы он даже не позвонил, по прошествии времени в моей умной голове появилась бы хоть одна умная мысль, как выйти из создавшегося положения. Но на все это времени я себе не дала. Во-первых, боялась гнева тетушки: драгоценная машина осталась посреди улицы, ключи от нее неизвестно где, а мой след вел прямиком к нашему ненадежному убежищу. Нет, общаться с Серафимой в настоящий момент мне не хотелось. Тут я сообразила, что, зная домашний адрес и фамилию Циркача, номер его телефона могу узнать без труда. Я напросилась к соседям и через несколько минут уже звонила Сереже. Если трубку снимет жена, мне очень не повезет. Трубку вообще никто не снял. Я смотрела в окно, томилась и ждала неизвестно чего. Может, убийц в страшных черных масках, непременно с автоматами. Я уже видела свое истерзанное тело в луже крови. И заторопилась к телефону. Потом звонила еще трижды, прежде чем услышала голос Сережи:

— Да.

Я глубоко вздохнула и начала с места в карьер:

— Сереженька…

— Лика? Это ты? Что случилось?

— Сережа, ты можешь приехать к Серафиме? — Я старалась, чтобы голос звучал ровно. Вместо этого я заревела.

— Конечно, приеду. Что случилось?

— Пожалуйста, быстрее. Я у соседки. Увижу твою машину и выйду. Ты слышишь?

Он подъехал через пятнадцать минут.

Я кинулась во двор. Если я была до смерти напугана, то и он выглядел не лучше. Не обнаружив во мне никаких тяжелых увечий, с облегчением вздохнул.

— Я уж не знал, что подумать, — сказал он с некоторой укоризной.

Нервно оглядываясь, я устроилась рядом с ним и попросила:

— Поедем куда-нибудь. Мне надо с тобой поговорить.

Он послушно тронулся с места, то и дело настороженно поглядывая в мою сторону. Он ехал за город, а я собиралась с мыслями. Заметив песчаную дорогу, ведущую к лесу, Сережа свернул и через пару минут остановился. Повернулся ко мне, нахмурился и сказал:

— Ну…

— Сережа, — пытаясь выудить из памяти хоть одну подходящую реплику начала я, — помнишь, ты говорил, что готов помочь мне?

Вышло так себе, роль романтической героини не давалась, сегодня я была не в форме.

— Я помню, что говорил. Кончай дергаться и толком все объясни.

— Я же пытаюсь. Только это сложно. Он достал бутылку водки и стакан, плеснул на дно и протянул мне.

— Выпей.

— Нет, — поежилась я. — Я не умею.

— Сумеешь. У тебя коленки трясутся, руки ходуном ходят, а лицо такое, точно по нему сапогами прошлись. Пей, легче станет.

Я поднесла стакан, поморщилась и сделала глоток.

— Тебя Каток обидел? — хмуро спросил Циркач.

Я подавилась водкой, вытаращила глаза и стала кашлять. Он похлопал меня по спине, отобрал стакан, выплеснул остатки водки в окно и невесело усмехнулся.

— Что ты имеешь в виду? — сообразила спросить я.

— То и имею. Ты таскалась с ним по ресторанам, думала, что он хороший мальчик, а он оказался не очень хорошим, так?

Я выпрямилась, вздернула нос, начисто забыв о роли жертвы, и спросила гневно:

— Ты кем меня считаешь? Он с невеселой усмешкой покачал головой и отвернулся к окну.

— Бабой. Бабой я тебя считаю. Красивой и, извини, не очень умной.

— То и имею. Ты таскалась с ним по ресторанам, думала, что он хороший мальчик, а он оказался не очень хорошим, так?

Я выпрямилась, вздернула нос, начисто забыв о роли жертвы, и спросила гневно:

— Ты кем меня считаешь? Он с невеселой усмешкой покачал головой и отвернулся к окну.

— Бабой. Бабой я тебя считаю. Красивой и, извини, не очень умной.

— Ясно. Значит, дело выглядит так: я спуталась с Катком, он поступил не по-джентльменски, и я тут же вспомнила о тебе… Ты даже представить не можешь, как я была бы счастлива, выгляди моя история таким образом.

— Что тогда? — искренне удивился он. Я замялась.

— Ты действительно хочешь знать?

— Для чего ты меня позвала?

— Теперь я не уверена, что поступила правильно. Испугалась и позвонила.

— Давай не будем ходить кругами, — спокойно сказал он и, обняв меня за плечи, легонько встряхнул. — Рассказывай.

Я посмотрела на него, вздохнула и начала. С того самого момента, как мы нашли повешенного Петюню. Очень подробно и стараясь ничего не упустить. Однако, исключив из своего повествования все, что касалось Руслана. Почему, объяснить не берусь.

Сережа слушал внимательно, глядя мне в глаза. Иногда хмурился, иногда гладил мое плечо. Закончив, я вздохнула с заметным облегчением. И тут же поняла, какого дурака сваляла. Владимир Петрович, безусловно, прав: иметь дело с бандитами вредно для здоровья.

— История, — задумчиво сказал Циркач, глядя в окно. Мне сказать было нечего. — Выходит, под носом у Катка братан организовал свою контору… На кой черт тебе понадобилось следить за этим парнем?

— Не знаю…

— Ладно. С Юриком разберемся и с этим Пашей тоже. Сейчас надо забрать твою машину. Потом встретиться с тетей. Она должна договориться с Катком на завтра, деньги отдать. Пусть в руках подержит, придурок.

Я смотрела на Циркача, удивляясь перемене, происшедшей в нем. Передо мной был совершенно другой человек. Жесткий, цепкий и, безусловно, опасный. Я диву давалась: как это мы могли заподозрить в нем романтика. Медаль нам с Серафимой пора вручать за глупость. И на меня он теперь смотрел по-другому. Неожиданно протянул руку, коснулся моего лица и сказал:

— Ты сейчас выглядишь такой испуганной… и очень красивой. Честно…

Его рука легла на мое колено, Циркач смотрел на меня в упор. А на донышке глаз играла усмешка. Дрянь дело. Я открыла свою дверь и вышла. Надоели мне бандиты. Что б им пропасть, ей-Богу.

— Извини, — сказала вежливо и пошла по дороге к шоссе.

— Лика, — позвал он. Звал, между прочим, по-хозяйски. Мне осточертели все игры на свете. Я шла, не оборачиваясь. Не торопясь, но и не замедляя шаг. Он догнал меня, взял за локоть. Я смотрела на его кроссовки и молчала. Пауза затягивалась.

— Ладно, — наконец сказал он. — Черт знает, что на меня нашло. Идем в машину.

— Поезжай, я немного пройдусь, — попросила я, голос звучал глухо. Вот сейчас самое время зареветь.

— Не валяй дурака, — почти нежно сказал он. — У нас дел полно.

Он сжал мою ладонь и повел к машине. Я низко склонила голову. Первая слезинка скатилась по щеке, я задержала вздох, отвернулась. Он остановился.

— Лика, ты мне ничего не должна, — сказал торопливо. — Ничего.

А через минуту я горько рыдала на его груди. Мы стояли обнявшись, он гладил мою спину и повторял:

— Пожалуйста, не плачь. Я все сделаю… — А голос был так нежен, что мне стало неловко и обидно: отчего в жизни все не так, как хочется?

Горько рыдать больше трех минут невозможно, начнешь заикаться, да и глаза будут красными и опухшими. Я закончила чуть раньше. Сережа протянул мне платок, а я упорно отводила взгляд. Потому что это только считается, что женщина в слезах выглядит прекрасной. Как бы не так. Умник, что это выдумал, ни одной ревущей женщины за всю жизнь не видел.

В общем, я отводила взгляд по эстетическим соображениям, а Сережа понял по-своему. Взял мое лицо в свои ладони и осторожно поцеловал. Губы едва коснулись моих губ. Я обняла его и следующий поцелуй был настоящим. Но особенно увлекаться все же не стоило. Я прижалась к его широкой груди, и мы некоторое время постояли, слушая биение сердец друг друга и испытывая все, что положено в этом случае. В машину возвращались обнявшись. Он был трогательно предупредителен. Я вернула платок, мой-то гулял где-то вместе с сумкой, поправила прическу и сказала застенчиво:

— Я скучала по тебе…

Его левая рука вновь оказалась на моем колене, а пальцы правой нежно касались щеки. Но и жесты, и взгляд были совсем не те, что несколько минут назад. Я сжала его ладонь и улыбнулась, не очень переживая из-за последствий. Если любовная сцена начнет затягиваться, я задам вопрос: Сережа, ты не женат? Пылу поубавится и у него, и у меня, и ситуация не выйдет из-под контроля.

— Когда у тебя отпуск кончается?

— В конце сентября. А что?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.