read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



разборки между мафиозными структурами, а с трагической случайностью. В крови
всех трех погибших обнаружен алкоголь; это дает основание предполагать, что
нетрезвый водитель не справился с управлением, и машина на большой скорости
врезалась в ограждающие мост перила. Возможно также. что? Обещал мормоныш
позаботиться о ?союзниках? - и позаботился, промелькнуло у меня в голове.
Дал хлебнуть для бодрости и спустил с моста в речку? Ну, что ж, Сергей был
отомщен, а я мог приплюсовать три трупа к той рамочке на своей схеме, где
фигурировали гаммики. Как говорится, их дружный коллектив понес
невосполнимые утраты? Однако не по моей вине.
Мы легли спать, а утром Дарья ушла в одиннадцать, чмокнув меня в щеку и
предупредив, что вернется поздно: у нее намечались переговоры с немцами, а
после них - фуршет. Я позавтракал, сунул в клетку Петруши банан, перебрался
в свою квартиру, выглянул в окошко и выяснил, что сегодня дежурят Джеймс
Бонд и Итальянец. Затем натянул свитер (погода стояла прохладная), взял
сумку и совсем уж собрался отправиться в институт, в родимый свой Промат, да
призадумался. После произошедших событий сейф в Промате уже не казался мне
идеальным тайником. Пусть команда бета до него не доберется, рассуждал я,
равно как и лишенные руководства гаммики; но можно ли считать, что сейф
недоступен сотрудникам ФСБ? Разумеется, нет. Остроносый Иван Иванович -
человек неглупый и быстро сообразит, где спрятаны объекты государственной
важности. Собственно, таких мест всего лишь три: мое жилище, моя фазенда и
моя работа. Фазенда сгорела: кто-то (люди Скуратова?.. вряд ли Танцор с
мормонышем?) учинил квалицифированный обыск и разыскал коробку. Может быть,
и в квартире искали, в моей и в Дарьиной, да ничего не нашли. Значит,
остается работа. Есть, разумеется, и другие варианты, но этот явно обладает
приоритетом. Пошарят опытные умельцы в моей проматовской лаборатории - и
амулеты будут найдены, а мне предъявят обвинение и закатают в Соловки. Ну,
не в Соловки, так в другое место? куда там сейчас закатывают всяких
неблагонадежных типов? Отсюда следовал вывод, что гипноглифы лучше всего
держать при себе - как средство защиты и как товар для возможных переговоров
с достижением взаимного консенсуса. Консенсус, правда, оставался под
вопросом, а вот оборонительная функция была вполне очевидной. Пусть я не
знал, не ведал, на что годится черный амулет, пусть я лишился белого, зато
приобрел красный, превращавший меня в супермена, что являлось определенной
гарантией безопасности. Если успею взглянуть на него? Серж, например, не
успел? Надо успеть! Насколько я помнил, действие всех гипноглифов было
стремительным и необоримым, но лезть в карман за патрончиком, открывать его,
вытряхивать гипноглиф на ладонь - слишком длительный процесс, чреватый
потерей темпа. Я представил его во всех подробностях и сморщился от досады:
за это время меня могли раз десять пристрелить и раз пять повязать.
Требовалось что-то иное, какой-то другой способ, сравнимый с той скоростью,
с которой палец давит на спуск, а кулак бьет в челюсть.
К счастью, я вспомнил, что алый амулет имеет форму диска, и тут же полез
в письменный стол, разыскал старые часы на металлическом браслете, разобрал
их, вытряхнул механизм и сунул вместо него гипноглиф. Затем катализатор
ярости устроился на моей руке, надежно скрытый под рукавом свитера - готовое
к бою оружие, которым можно воспользоваться за полсекунды. Ощутив себя в
безопасности, я собрался, уложил в сумку бумажник, сигареты, пустой футляр
из-под алого гипноглифа и пару нечитанных газет, спустился по лестнице,
бросил призывный взор на Джеймса Бонда с Итальянцем и неторопливо зашагал к
метро. По дороге в институт мысли мои кружились вокруг загадочных свойств
черного амулета. Желтый и золотистый исчезли, но пять остальных были
испытаны, вольно или невольно, на собственной шкуре. Полученный опыт служил
необходимой пищей для анализа, для генерации гипотез и всевозможных
любопытных выводов; размышляя на эти темы, я ощущал себя котом, который
резвится в стайке разноцветных мышек. Четыре уже пойманы, две убежали, а вот
пятая, черненькая, никак не давалась в лапы? Если верить Косталевскому, эта
мышка была опасной - может, не мышкой вообще, а дьяволом, принявшим облик
маленького хвостатого зверька. Патрон Сергея говорил: не открывайте красного
и черного футляров? Я убедился, что его предупреждение - отнюдь не пустой
звук: ведь алый катализатор ярости, увиденный несколькими людьми, привел бы
к неизбежному побоищу. А черный? Может быть, посмотрев на него, я овладел
каким-то неведомым даром? Скажем, гипнотизировать на расстоянии?
Чуть-чуть повернув голову, я уставился на Джеймса Бонда и Итальянца,
маячивших в пестрой толпе пассажиров, и приказал им спустить штаны. Дохлый
номер! Оба и бровью не повели. Тогда я начал внушать полной даме средних
лет, сидевшей рядом, что у нее расстегнулся ремешок на босоножке. Дама
поднялась, наступила мне на ногу, отдавив ее своим немалым весом, и гордо
выплыла в дверь на остановке ?Горьковская?. Я, прихрамывая, юркнул за ней:
мне тоже полагалось выходить, так как Промат находится неподалеку, на улице
Мира, справа от Австрийской площади.
Добираясь туда, я думал уже о Косталевском. Воображаемый белый лист с
квадратиками и овалами мерцал передо мной компьютерным дисплеем, будто
предлагая изобразить новые линии, стрелочки, пунктиры, а над центральной
рамкой с фамилией Косталевского торчала голова - лысая, с мощным
академическим лбом и и маленькими хитрющими глазками. Голова подмигивала
мне, ухмылялась и беззвучно шевелила губами, как бы спрашивая: ну,
догадался, крысолов? Допер, чем мы повязаны? Все еще нет? Ну, так шевели
рогами, недоумок!
Я шевелил, и постепенно в конце тоннеля моих рассуждений начала брезжить
истина. Вероятная истина, поскольку абсолютной не существует, а в
трансцендентную я, как праведный атеист, не верю. Итак, предположим, что
Косталевский скрывается и делает это гораздо успешней, чем Серж Арнатов;
его, конечно, ищут - ищут всеми силами команды альфа, однако профессор
неуловим. О причинах неуловимости Косталевского тоже стоило поразмышлять, но
не сейчас, потом; главное - ищут и не могут найти. Он тоже ищет - ищет
амулеты, оставшиеся у Сергея; цель поисков - неясная, однако след привел ко
мне. И было сказано: никому не отдавайте!.. Ждите и не волнуйтесь!.. Я вас
навещу? Навещу! Не в этом ли суть вопроса? Иными словами, кто же такой
Дмитрий Григорьевич Хорошев? Последняя надежда ФСБ, луч света в темном
лабиринте и путеводная ниточка к профессору Косталевскому? Не так уж мало,
но и не так уж много? Зато профессор - это дичь! Во всех отношениях крупная
и подходящая для высших чинов ФСБ.
Но почему он с ними не поладил? В конце концов, Федеральная служба
безопасности - не мятежное графство Тулузское в средневековом французском
королевстве; ФСБ - одна из государственных структур, над ней - правительство
и президент, а сбоку тоже всякого понаверчено, от Думы до генеральной
прокуратуры. Не поладил с ФСБ - значит, не поладил с властью. Отчего? По
каким таким соображениям?
Оставив этот вопрос без ответа, я нырнул в проматовскую проходную,
миновал в надлежащей очередности первый, второй и третий посты и добрался до
своей лаборатории. Там оставалось все по-прежнему: Борис Николаевич, мой шеф
и начальник, играл с компьютером в шахматы, зевал и пробавлялся крепким
чайком.
Увидев меня, он энергично помахал рукой:
- Дмитрий!.. Что-то вы к нам зачастили? Когда же я вас видел? Вроде бы и
трех недель не прошло?
- Ровно двадцать дней, - сказал я.
- Непогрешим и точен, как настоящий математик? Но я ошибся на день, то
есть в пределах квадратичной погрешности. Ну, неважно. Двадцать дней или
двадцать один - какая разница? Ничего не изменилось.
"Борис, ты не прав?, - мысленно возразил я. Восприятие времени
субъективно, и если ничего не изменилось для тебя, то всяких прочих двуногих
разумных смололи жернова судьбы или осыпал дарами капризный рок. Кто-то умер
и кто-то родился, кто-то погиб под пулями, кто-то взошел на вершины власти,
а кто-то сверзился вниз, кто-то женился, кто-то развелся, кто-то уверовал в
бога, а кто-то предался дьяволу. Со мной провидение тоже наигралось всласть.
Кто я был? Крысолов с компьютером вместо волшебной дудочки. А кем я стал?
Надеждой ФСБ, хранителем секретных государственных объектов. Вот извлеку их
сейчас из сейфа? В сейфе, кстати, тоже ничего не изменилось - сейф, как и
Борис Николаевич, был неподвержен влиянию времени. В дальнем его углу
валялась старая мыльница, а на полке лежал абсолютно секретный отчет о
Чернобыльской катастрофе. Гипноглифы, к счастью, были на месте. Я, не глядя,
перебазировал амулет любви в красный футлярчик и бросил его в сумку, на
самое дно, под газеты; черный спрятал в карман, а пустой голубой оставил в
мыльнице, на память будущим поколениям. - Чайку хотите, Дмитрий? - предложил
Борис Николаевич. - ?Липтон?, с яблочным ароматом? Заодно и в шахматы
сыграем.
Мы выпили чаю, сыграли в шахматы, и я отправился домой, но, выйдя на
Австрийскую площадь, вспомнил о завтрашнем семейном торжестве. В прежние
времена я, случалось, проскакивал площадь, не озираясь и не оглядываясь, а
между тем тут было несколько шикарных магазинов - парфюмерный, компьютерный,
галантерейный и что-то еще, с двумя просторными витринами, где за стеклом
сверкали яркие пестрые краски тропической флоры. Я сунулся к ним; как
оказалось, то был салон с вычурным названием ?Орхидиана. Экзотические
цветы?. За прилавком - две миленькие девушки, брюнетка и блондинка, а вокруг
- горшки и кадки, букеты и гирлянды, а также воздух, сдобренный такими
ароматами, что кружится голова и начинается дрожь в коленках. От цен,
кстати, тоже.
Если не считать меня, посетителей в этой лавке не имелось. Я начал
озираться по сторонам, задумчиво морщить лоб, чесать затылок, не забывая
поглядывать на Джеймса Бонда с Итальянцем. Они остались на улице, у витрины;
их фигуры смутно маячили сквозь плотный полог зелени, но все же можно было
разобрать, что они с восторгом изучают какой-то кактус. Девушки-продавщицы
ринулись ко мне, но тут вошел еще один потенциальный покупатель, рослый
мужчина в пиджаке и с сумкой через плечо. Пиджак был из натуральной кожи, и
блондинка (она казалась пошустрей и постройней) бросилась к рослому на всех
парах. Ну а мне досталась брюнетка.
- Могу я вам чем-то помочь?
- Разумеется, моя милая. Как обстоят дела с экзотикой?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.