read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Хорошо, - неспешно кивнул Михал. - И тогда ты отпустишь мою жену?
- Отпущу. Чем бы ни закончился Божий Суд, я или мои люди ее отпустят.
- Хорошо, - снова кивнул Михал. - Когда и где?
- У подножия Криваня, над Грончским озером, где сходы проводят.
Сегодня же вечером.
- Согласен. Но сначала я должен увидеть свою жену.
- Увидишь, - кивнул в свою очередь Мардула. - Цела баба твоя, не
сомневайся... иди за мной. Только оружие здесь оставь. Не верю я тебе, ни
на вот столечко не верю.
Михал молча отцепил от пояса палаш в ножнах, вынул возвращенную Седым
дагу, извлек из-за голенища нож и передал все это подошедшей сзади Марте.
- Езжайте к отцовой хате, я туда вернусь, - махнул он рукой аббату.
Аббат Ян в упор посмотрел на Мардулу.
- Он должен вернуться, - строго сказал аббат, и случилось
невероятное: не клонивший головы перед грозным воеводой Мардула потупился
и уставился в землю.
- Вернется, - благодушно успокоил настоятеля незаметно подошедший
сзади осанистый старик с окладистой седой бородой и хитрыми глазами,
сверкавшими пронзительной голубизной весеннего неба. - А чтоб наверняка
вернулся, мы с Кшиштофом, - он кивнул на подошедшего следом другого
старца, как две капли воды похожего на первого и наверняка доводившегося
ему родным братом, - с ними сходим. При братьях-Кулахах ни один разбойник,
будь он хоть разбойничьим гетманом, непотребства творить не станет. Верно
говорю, Мардула?
- Верно, пан солтыс [солтыс - старейшина, уважаемый человек, которого
слушались на большой территории; что-то вроде неофициального главы клана,
особенно среди воинственных горцев-гуралей], - поспешно согласился молодой
разбойник. - Только я и не думал... и в мыслях не держал, когда на Божий
Суд звал - чтоб втихую, в лесу...
- Божий Суд - это правильно, - одобрил солтыс Кулах. - Боженька долго
терпит, да круто судит. И на тебя зря грешить не стану. Только мы с тобой
все равно пойдем. Слава за тобой, парень, дурная волочится, хуже крысиного
хвоста: добро б деньги или скотину какую украл, как порядочный гураль - а
то бабу на сносях! Опять же на людей наговариваешь, - солтыс степенно
указал на Михала. - Вот и пришлось нам с Кшиштофом от самого Черного
Дунайца к вам в Шафляры ехать, чтоб чего не вышло... Да не гордись ты,
дурень, не гордись, не из-за одного тебя мы тут! Ты на все Татры бугаем
разорался, любопытные целыми оравами прут, всякое сейчас случиться
может... Ладно, пошли.
Долго смотрели шафлярцы вслед уходящим: дивитесь, люди добрые, вот
они, два непримиримых врага - Мардула-разбойник с Михалеком, сыном
покойного Самуила-бацы - и два старца, солтыс Ясица Кулах по прозвищу
Маршалок и его брат Кшиштоф, неторопливо бредущие в сторону леса...

По окрестному лесу - дремучему, заповедному, где деревья рубились
лишь вблизи от селений - они плутали довольно долго. Видимо, лукавец
Мардула умышленно путал дорогу, петлял, как поднятый лисой заяц; Михалу
дважды казалось, что здесь они уже проходили, но на старую память о Кривом
лесе, где лазил еще мальчонкой, он положиться не мог. Наконец разбойник
остановился поперек ничем не примечательной тропинки, одной из многих,
бросил косой взгляд на своих спутников и негромко свистнул.
Почти сразу же кусты справа от тропинки шевельнулись, и из них
выступил парень примерно того же возраста, что и Мардула - горбоносый,
чернявый, смахивающий на цыгана, в короткой рубахе навыпуск и холщовых
штанах, заправленных в онучи и перехваченных ремешком; на ногах парня
красовались пастушьи керпцы, сшитые из одного куска кожи, на голове -
плоская шляпа с узкими полями, увешанная цепочками. В руках лесной бродяга
держал длинный лук, из-за спины выглядывал колчан со стрелами, а за поясом
удобно устроился небольшой ухватистый топор.
- Приведи ее, Галайда, - коротко приказал Мардула, и старики-Кулахи,
Ясица и Кшиштоф, незаметно переглянулись: уж больно похож был сейчас юный
разбойник на своего отца, сгинувшего восемь лет назад в Оравских Татрах.
Парень молча кивнул и бесшумно скрылся в кустарнике.
Мардула тем временем уселся прямо на траву у края тропинки и
приготовился ждать. Оба старика степенно расположились напротив, подстелив
прихваченную непонятно зачем холстину (ну, теперь-то понятно - зачем, и не
зря Кшиштоф тащил ее под мышкой); Михал, чтоб не стоять столбом,
подумал-подумал и устроился на пеньке в двух шагах от Мардулы.
В голове воеводы мысли стремительно сменяли одна другую, и ядром,
центром каждой было одно - Беата! Почему-то он склонен был верить
разбойнику, что с женой ничего не случилось, если не считать того, что
хрупкая женщина в тягости все это время скиталась по лесам в компании
заядлых душегубов. Михал тяжело повел плечами и неожиданно подумал, что ни
Мардула, ни парень с луком никак не походили на душегубов. Может быть,
поэтому им хотелось верить. Но верить - одно, а вот своими глазами увидеть
Беату, перекинуться хоть парой слов, коснуться мягких волос... Да, знал
сукин сын Мардула, как заставить его, Михала, принять любые условия. Знал,
догадывался - не все ли теперь равно?! Дело решенное, вечером им с
Мардулой выходить в огненный круг с чупагами в руках - и покинет место
Божьего Суда, скорее всего, лишь один.
Михал почесал укушенную какой-то мошкой щеку и поймал себя на том,
что втайне сочувствует дураку-Мардуле, вступившемуся за чужого, в
сущности, ему человека против приемного сына этого самого человека. Ну кто
Мардуле-разбойничку, юному гулене, старый Самуил-баца?! Считай, никто. Так
нет же! - на рожон лезет, из кожи вон выпрыгивает, жизни собственной не
жалеет! Интересно, как бы поступил на месте Мардулы он сам, воевода Михал
Райцеж, шафлярский приемыш Михалек Ивонич?! Да точно так же! Разве что
жену чужую воровать не стал бы... А если бы ему, как Мардуле, никто не
поверил? То-то же, друг воевода. Прав разбойник, пусть со своей колокольни
- но прав. Если с Беатой все в порядке...
С ней все в порядке! - сурово одернул себя Михал. По-другому и быть
не может. Иначе не повел бы его сюда Мардула. Или разбойник хитрее и
подлей, чем кажется на первый взгляд? Вон, даже солтыс Кулах пошел, чтоб
приглядеть... да где ему приглядеть, старику-то?!
Но тут мысли воеводы прервал шорох раздвигаемых кустов. Михал вскочил
и на мгновение застыл, глядя, как Беата, одетая в длинную суконную накидку
поверх платья ("Молодцы, разбойное племя, додумались!"), выбирается из
кустарника, почтительно поддерживаемая под руку все тем же цыганистым
парнем.
Кажется, с женой действительно все было в порядке.
Женщина отцепила колючую ветку от края накидки, подняла голову,
увидела стоящего на тропинке человека...
- Михалек! Живой! - и, уже не обращая внимания на растерявшегося и
отставшего парня Мардулы, Беата бросилась на шею мужу.
...Прижимая к себе счастливо плачущую жену, невпопад целуя ее в губы,
в щеки, в нос, путаясь в растрепавшихся льняных волосах и не решаясь
высвободится, чтобы ненароком не сделать Беате больно, ощущая сквозь
одежду ее теплый округлившийся стан - и наконец заглянув в ее полные слез
глаза, лучащиеся радостью из-за мерцающей завесы, Михал вдруг
почувствовал, как клинок запоздалого понимания и раскаяния входит к нему в
душу, разрывая невидимую плоть.
"Михалек! Живой!.." - эти слова беременной Беаты отрезвили воеводу
почище ушата ледяной колодезной воды, опрокинутого похмельным утром на
голову сына мамой Багантой. Ведь как оно бывало: вскочишь спросонья,
мокрый до самых некуда, поджилки зимним трусом трусятся, ноги
разъезжаются, как у новорожденного телка, в башке черти ночевали, язык
распух колодой - и стыд, стыдобища ознобом по телу, когда припомнишь, что
творил вчера в пьяном угаре!
Не о себе думала Беата, пока заложницей ехала из-под Тыньца в
неблизкие Шафляры, не о младенце в чреве своем пеклась, пока Мардулины
побратимы ее, брюхатую, по лесным берлогам таскали - о нем, о Михалеке, о
муже непутевом, которому голову сложить, что два пальца оплевать...
Вот и выхлестнулось первым, нечаянным:
- Михалек! Живой!..
Лови, воевода, от судьбы оплеуху!
Как же слеп он был все это время! Значит, напрасно умер молодой
княжич Янош?! Напрасно навлек Михал на себя гнев старого князя
Лентовского?! Напрасно мучился все это время, ел себя поедом?! Напрасно
заявился в Шафляры к батьке-Самуилу, став невольной причиной его смерти?!
Все - напрасно?!
Маши палашом, воевода, и не лазь в чужие души - куда тебе,
колчерукому...
- Я люблю тебя, - срывающимся голосом прошептал Михал. - Теперь у нас
все будет хорошо.
- Почему будет? - спросила в ответ Беата и улыбнулась сквозь слезы. -
У нас и было хорошо... и сейчас - хорошо...

Потом они еще долго стояли, не в силах разомкнуть объятий, пока
наконец Мардула не выдержал и не пробормотал смущенно:
- Ну ладно, будет лизаться-то! Пора нам...
Им действительно было пора.

На обратном пути Мардулу терзали сомнения, и юный разбойник злился на
себя за это, нарочно в сотый раз вспоминая сползающего на траву
Самуила-бацу - в конце концов парень добился-таки своей цели, вытеснив из
головы забравшегося в нее червя. Этот надменный шляхтич, невесть какой
кривдой добывший шляхетское звание - убийца; значит, сегодня вечером все



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.