read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



могу вернуться в машинный зал и через неделю, и через месяц - я ни на миг
не продлю этим их стремительной смертельной любви.
Сотрудники Радонежского филиала Евразийского хроноскопического центра
ужинали на прикрытой плоским слоем поляризованного воздуха силовой
террасе, нависшей над медленно текущей прозрачной водой. Я взял салат из
кальмаров с сычуаньской капустой, два ломтика буженины, уселся за угловой
столик и попробовал есть. Кусок не лез в горло. Руки дрожали. Я взял хлеб
и стал, отламывая по малой крошке, кидать себе под ноги. Уже через минуту
сквозь упругую твердь террасы я увидел, как из темной речной глубины не
спеша всплывают громадные усатые сомы.
Вечерело. Солнце утратило пыл и спокойно стояло в пепельно-голубом
небе. Перевитые хмелем заросли кустарников на том берегу потемнели, тень
их падала на воду. С бешеным свистом прочеркнул воздух набирающий высоту
гравилет Зямы Дымшица - Зяма очень мало ел и время ужина предпочитал
тратить на вечернее купание где-нибудь в Новом Свете или в карельских
озерах. Мелькнул и исчез. Зяма был лихой наездник. Он тоже устал. Третий
месяц он разматывал подлинную подоплеку убийства Александра Второго, и его
буквально тошнило от омерзения. История полна лжи. Из-за соседних столиков
доносилось: "Орджоникидзе действительно был застрелен. Я только что
задокументировал." "И через каких-то два года после того, как Горбачев
посадил его не обком, этот, извините, подонок..." О чем они все, думал я
устало. Как могут они заниматься этой накипью, когда тем двум, никому не
известным, пропавшим без вести, остались минуты? Мне казалось, я не
выдержу. Смертельно хотелось начать смотреть их встречу с начала, с первой
секунды, когда Инга вышла из тьмы и спросила дорогу. Но я мог ждать здесь,
заглатывая салат за салатом, мог смотреть до середины дважды, трижды,
десятикратно - там, сто восемнадцать лет назад, все происходило один раз и
навсегда. Я знал это; но, угрюмо глядя на рабочие точки машинного зала,
деликатно решенные в виде усыпавших зеленый косогор уютных изб, все-таки
не мог отделаться от ощущения, что пока я здесь, они где-то там живы и
любят друг друга, а стоит мне вернуться и включить хроноскоп, я стану
убийцей.
Валя подошла к краю террасы и остановилась отдельно от всех, что-то
шепча и глядя на садящееся солнце, на темную воду, накрытую удлиняющимися
тенями кустарников того берега. Я опять поразился тому, как она красива. И
опять поразился тому, как мы похожи - мы и те, давно ушедшие,
бесчисленные...
- Валя! - позвал я. Она обернулась. - Посиди со мной, пожалуйста.
Улыбаясь, она подошла - какой-то особенной своей точной походкой.
Села напротив меня. Поставила локти на столик, подбородок уложила на
сцепленные пальцы.
- Что это ты шептала сейчас?
- Стихи. Не помню, чьи. Увидела, как ты сомов кормишь, заглянула
туда, в глубину... Вот послушай. В краю русалочьем, там, где всегда
сентябрь, где золотые листья тихо стонут, от веток отделяясь и кружась
часами, прежде чем упасть; где паутина призрачно парит, скользя между
стволами вековыми и между взглядами изнеженных лосих; где омут из зеленого
стекла едва заметно кружит чьи-то тени в своей замшелой древней глубине -
я затеряюсь. Я туда войду; неслышно кану в мох, и прель, и шелест, и всею
кожей буду ждать тепла. Но там всегда сентябрь...
Она умолкла. Я подождал чуть-чуть. Она улыбнулась.
- По-моему, неплохие, - сказал я.
- По-моему, тоже, - ответила она. Потянулась через столик, озабоченно
провела ладонью по моей щеке. - Ничего не случилось? На тебе лица нет.
- Пацан мой меня достал, - признался я.
Она звонко засмеялась.
- У тебя даже язык стал тогдашний. Какой ты внушаемый...
- Очень хочется любить, - вдруг сказал я. - Всерьез, насмерть. Как бы
я хотел тебя от чего-нибудь спасти!
У нее чуть задрожали губы. Она нервно поправила волосы, нависшие надо
лбом. И вдруг сказала негромко:
- Спаси.
- Не от чего.
Она вздохнула.
- Тогда я пойду?
- Пожалуйста, посиди еще минутку.
И тут она опять улыбнулась.
- Алеша. Я поняла.
- Поняла?
- Конечно. Господи, я так тебя знаю...
Я облизнул губы. И вдруг поймал себя на том, что это - движение Димы.
Продолжая улыбаться, она спросила:
- Ну? Хочешь, чтобы я сама же и сказала? Хорошо. Конечно, приходи.
Сегодня вечером, да?
- Если позволишь.
Она кивнула. Сказала:
- Еще бы не позволить.
И ушла, не оборачиваясь.
Джамшид Акопян с бокалом в смуглых пальцах сразу пересел за мой
столик, и мы оба смотрели ей вслед до тех пор, пока она не скрылась в
аллее, ведшей к стоянке гравилетов.
- Наводишь сожженные мосты? - спросил он.
Я молчал.
- Все будет нормально, не переживай.
Я молчал.
- Тему закончил?
- Видимо, закончу сегодня.
- Ну, и? Продолжаешь считать, что прав?
Я пожал плечами.
- Причем здесь правота или неправота? Есть факт. Почасовыми выборками
я его установил. Теперь разматываю весь клубок.
- Но ты понимаешь, что интерпретация в принципе неверна? Более того -
она унизительна! Выживание Человечества зависело от какого-то мальчишки!
Ведь он даже не гений! Он ведь неизвестен никому, о ведь даже следа не
оставил!
Я широко повел рукой.
- Вот его след.
Показал на Джамшида, потом на себя.
- Это тоже его след.
- Демагогия! - раздраженно проговорил Джамшид. - Так можно тянуть
причинные цепочки до бесконечности. Ткнуть в любую архейскую амебу и
сказать: открытие колеса - это ее след. Ткнуть в первого попавшегося
бронтозавра и сказать: открытие противооспенной прививки - это его след.
Надо же знать границы между формальной и реальной причинностью!
- Это азы, - с задавленной яростью сказал я. - Я тычу не в амебу, не
в бронтозавра. Я тычу в художника.
- Ну какой он художник? Кто слышал? Будь он масштаба ну хотя бы...
ну, этого, они же были знакомы, ты сам говорил... почти одновременно
начинали... Шорлемера!
- Тут тоже не все ясно, - процедил я.
- Ах, даже так?!
Помолчали.
- Тема некорректно сформулирована. Я буду против тебя на Ученом
Совете. Извини.
- Твое право.
Он не уходил. Пригубил своей шипучки, повертел в пальцах резной,
словно морозным узором покрытый бокал. Солнце клонилось к лесу на
горизонте. По безветренной воде то тут, то там вдруг расходились медленные
круги - бегали водомерки.
- Клев сейчас... - мечтательно, как-то очень по-русски проговорил
Джамшид.
Я не ответил.
- Лицо у тебя нехорошее, - негромко сказал он. - Переживаешь очень?
- Да, - сказал я.
- Ты хоть с приличными ребятами дело имеешь, - утешил он.
- В том-то и дело. За сволочей не страдаешь так.
- Не скажи. Когда целый год - грязь, потом еще год - грязь, потом еще
год - грязь, потом - кровь, потом - и грязь, и кровь, а эти пауки в банке
не унимаются, и ни одного мало-мальски приличного человека нет среди
них... а внизу - ни правых, ни виноватых, все виноваты, и все правы, а
трупы так и отлетают!
- Нити в Москву пошли? - осторожно спросил я.
Он горько усмехнулся, вертя бокал в пальцах.
- Какие там нити? Веревки.
- Из обеих республик, естественно?
- Естественно. Но не только. Там еще сложнее оказалось, Алексей. И
еще безнадежнее.
Он как-то сразу утратил воинственность, с которой нападал на меня.
Словно даже постарел.
- Ну что, по коням? - спросил я и встал.
- Пошли, - глухо сказал Джамшид. Скулы у него прыгали. - Поработаем.
Мимо них, грохоча мотающимся от обочины к обочине прицепом, промчался
шальной грузовик и прервал единство. Пряча лицо у Димы на груди. Инга
перевела дух, и, когда лязг затих в ночной туманной дали, тихонько
сказала, так и не сняв руки с его плеча:
- Вот теперь я к тебе точно не пойду.
Дима улыбнулся.
- С такою речью страстной нас оставлять одних небезопасно.
По ее молчанию он понял, что "Ромео и Джульетту" она тоже не читала.
И фиг с ними, подумал он.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.