read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Маслобоев как-то, видимо, старался не смотреть на них. Но только что
мы вошли в первую комнату, через которую, по всей длине ее, тянулся
довольно опрятный прилавок, весь уставленный закусками, подовыми пирогами,
расстегаями и графинами с настойками разных цветов, как Маслобоев быстро
отвел меня в угол и сказал:
- Молодой - это купеческий сын Сизобрюхов, сын известного лабазника,
получил полмиллиона после отца и теперь кутит. В Париж ездил, денег там
видимо-невидимо убил, там бы, может, и все просадил, да после дяди еще
наследство получил и вернулся из Парижа; так здесь уж и добивает остальное.
Через год-то он, разумеется, пойдет по миру. Глуп как гусь - и по первым
ресторанам, и в подвалах и кабаках, и по актрисам, и в гусары просился -
просьбу недавно подавал. Другой, пожилой, - Архипов, тоже что-то вроде
купца или управляющего, шлялся и по откупам; бестия, шельма и теперешний
товарищ Сизобрюхова, Иуда и Фальстаф, все вместе, двукратный банкрот и
отвратительно чувственная тварь, с разными вычурами. В этом роде я знаю за
ним одно уголовное дело; вывернулся. По одному случаю я очень теперь рад,
что его здесь встретил; я его ждал... Архипов, разумеется, обирает
Сизобрюхова. Много разных закоулков знает, тем и драгоценен для этаких
вьюношей. Я, брат, на него уже давно зубы точу. Точит на него зубы и
Митрошка, вот тот молодцеватый парень, в богатой поддевке, - там, у окна
стоит, цыганское лицо. Он лошадьми барышничает и со всеми здешними гусарами
знаком. Я тебе скажу, такой плут, что в глазах у тебя будет фальшивую
бумажку делать, а ты хоть и видел, а все-таки ему ее разменяешь. Он в
поддевке, правда в бархатной, и похож на славянофила (да это, по-моему, к
нему и идет), а наряди его сейчас в великолепнейший фрак и тому подобное,
отведи его в английский клуб да скажи там: такой-то, дескать, владетельный
граф Барабанов, так там его два часа за графа почитать будут, - и в вист
сыграет, и говорить по-графски будет, и не догадаются; надует. Он плохо
кончит. Так вот этот Митрошка на пузана крепко зубы точит, потому у
Митрошки теперь тонко, а пузан у него Сизобрюхова отбил, прежнего приятеля,
с которого он не успел еще шерсточку обстричь. Если они сошлись теперь в
ресторации, так тут, верно, какая-нибудь штука была. Я даже знаю какая и
предугадываю, что Митрошка, а не кто другой, известил меня, что Архипов с
Сизобрюховым будут здесь и шныряют по этим местам за каким-то скверным
делом. Ненавистью Митрошки к Архипову я хочу воспользоваться, потому что
имею свои причины; да и явился я здесь почти по этой причине. Виду же
Митрошке не хочу показывать, да и ты на него не засматривайся. А когда
будем выходить отсюда, то он, наверно, сам ко мне подойдет и скажет то, что
мне надо... А теперь пойдем, Ваня, вон в ту комнату, видишь? Ну, Степан, -
продолжал он, обращаясь к половому, - понимаешь, чего мне надо?
- Понимаю-с.
- И удовлетворишь?
- Удовлетворю-с.
- Удовлетвори. Садись, Ваня. Ну, что ты так на меня смотришь? Я вижу
ведь, ты на меня смотришь. Удивляешься? Не удивляйся. Все может с человеком
случиться, что даже и не снилось ему никогда, и уж особенно тогда... ну, да
хоть тогда, когда мы с тобой зубрили Корнелия Непота! Вот что, Ваня, верь
одному: Маслобоев хоть и сбился с дороги, но сердце в нем то же осталось, а
обстоятельства только переменились. Я хоть и в саже, да никого не гаже. И в
доктора поступал, и в учителя отечественной словесности готовился, и об
Гоголе статью написал, и в золотопромышленники хотел, и жениться собирался
- жива-душа калачика хочет, и она согласилась, хотя в доме такая благодать,
что нечем кошки из избы было выманить. Я было уж к свадебной церемонии и
сапоги крепкие занимать хотел, потому у самого были уж полтора года в
дырьях... Да и не женился. Она за учителя вышла, а я стал в конторе
служить, то есть не в коммерческой конторе, а так, просто в конторе. Ну,
тут пошла музыка не та. Протекли годы, и я теперь хоть и не служу, но
денежки наживаю удобно: взятки беру и за правду стою; молодец против овец,
а против молодца и сам овца. Правила имею: знаю, например, что один в поле
не воин, и - дело делаю. Дело же мое больше по подноготной части...
понимаешь?
- Да ты уж не сыщик ли какой-нибудь?
- Нет, не то чтобы сыщик, а делами некоторыми занимаюсь, отчасти и
официально, отчасти и по собственному призванию. Вот что, Ваня: водку пью.
А так как ума я никогда не пропивал, то знаю и мою будущность. Время мое
прошло, черного кобеля не отмоешь добела. Одно скажу: если б во мне не
откликался еще человек, не подошел бы я сегодня к тебе, Ваня. Правда твоя,
встречал я тебя, видал и прежде, много раз хотел подойти, да все не смел,
все откладывал. Не стою я тебя. И правду ты сказал, Ваня, что если и
подошел, так только потому, что хмельной. И хоть все это сильнейшая ерунда,
но мы обо мне покончим. Давай лучше о тебе говорить. Ну, душа: читал!
Читал, ведь и я прочел! Я, дружище, про твоего первенца говорю. Как прочел
- я, брат, чуть порядочным человеком не сделался! Чуть было; да только
пораздумал и предпочел лучше остаться непорядочным человеком. Так-то...
И много еще он мне говорил. Он хмелел все больше и больше и начал
крепко умиляться, чуть не до слез. Маслобоев был всегда славный малый, но
всегда себе на уме и развит как-то не по силам; хитрый, пронырливый, пролаз
и крючок еще с самой школы, но в сущности человек не без сердца; погибший
человек. Таких людей между русскими людьми много. Бывают они часто с
большими способностями; но все это в них как-то перепутывается, да сверх
того они в состоянии сознательно идти против своей совести из слабости на
известных пунктах, и не только всегда погибают, но и сами заранее знают,
что идут к погибели. Маслобоев, между прочим, потонул в вине.
- Теперь, друг, еще одно слово, - продолжал он. - Слышал я, как твоя
слава сперва прогремела; читал потом на тебя разные критики (право, читал;
ты думаешь, я уж ничего не читаю); встречал тебя потом в худых сапогах, в
грязи без калош, в обломанной шляпе и кой о чем догадался. По журналистам
теперь промышляешь?
- Да, Маслобоев.
- Значит, в почтовые клячи записался?
- Похоже на то.
- Ну, так на это я, брат, вот что скажу: пить лучше! Я вот напьюсь,
лягу себе на диван (а у меня диван славный, с пружинами) и думаю, что вот
я, например, какой-нибудь Гомер или Дант, или какой-нибудь Фридрих
Барбаруса, - ведь все можно себе представить. Ну, а тебе нельзя
представлять себе, что ты Дант или Фридрих Барбаруса, во-первых, потому что
ты хочешь быть сам по себе, а во-вторых, потому что тебе всякое хотение
запрещено, ибо ты почтовая кляча. У меня воображение, а у тебя
действительность. Послушай же откровенно и прямо, по-братски (не то на
десять лет обидишь и унизишь меня), - не надо ли денег? Есть. Да ты не
гримасничай. Деньги возьми, расплатись с антрепренерами, скинь хомут, потом
обеспечь себе целый год жизни и садись за любимую мысль; пиши великое
произведение! А? Что скажешь?
- Слушай, Маслобоев! Братское твое предложение ценю, но ничего не могу
теперь отвечать, а почему - долго рассказывать. Есть обстоятельства.
Впрочем, обещаюсь: все расскажу тебе потом, по-братски. За предложение
благодарю: обещаюсь, что приду к тебе и приду много раз. Но вот в чем дело:
ты со мной откровенен, а потому и я решаюсь спросить у тебя совета, тем
более что ты в этих делах мастак.
И я рассказал ему всю историю Смита и его внучки, начиная с самой
кондитерской. Странное дело: когда я рассказывал, мне по глазам его
показалось, что он кой-что знает из этой истории. Я спросил его об этом.
- Нет, не то, - отвечал он. - Впрочем, так кой-что о Смите я слышал,
что умер какой-то старик в кондитерской. А об мадам Бубновой я
действительно кой-что знаю. С этой дамы я уж взял два месяца тому назад
взятку. Je prends mon bien, ou je le trouve9 и только в этом смысле похож
на Мольера. Но хотя я и содрал с нее сто рублей, все-таки я тогда же дал
себе слово скрутить ее уже не на сто, а на пятьсот рублей. Скверная баба!
Непозволительными делами занимается. Оно бы ничего, да иногда уж слишком до
худого доходит. Ты не считай меня, пожалуйста, Дон-Кихотом. Дело все в том,
что может крепко мне перепасть, и когда я, полчаса тому назад, Сизобрюхова
встретил, то очень обрадовался. Сизобрюхова, очевидно, сюда привели, и
привел его пузан, а так как я знаю, по какого рода делам пузан особенно
промышляет, то и заключаю... Ну, да уж я его накрою! Я очень рад, что от
тебя про эту девочку услыхал; теперь я на другой след попал. Я ведь, брат,
разными частными комиссиями занимаюсь, да еще с какими людьми знаком!
Разыскивал я недавно одно дельце, для одного князя, так я тебе скажу -
такое дельце, что от этого князя и ожидать нельзя было. А то, хочешь,
другую историю про мужнюю жену расскажу? Ты, брат, ко мне ходи, я тебе
таких сюжетов наготовил, что, опиши их, так не поверят тебе...
----
9 Я беру свое добро там, где нахожу его (франц.).



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.