read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


О'Доннел едва скрыл, как потрясло его все услышанное. Невежество и
небрежность, за которые он тоже отвечает, могли стоить жизни невинному
младенцу. "Надо было давно уволить Джо Пирсона, - думал он, - но я не
сделал этого, откладывал со дня на день, играл в политику, убеждал себя,
что действую разумно, а на самом деле я просто предавал интересы
медицины".
Он взял протянутое стерильное полотенце, вытер руки и дал надеть на
них перчатки.
- Ну что ж, можно начинать, - сказал он Дорнбергеру. Крохотное
существо, вынутое из инкубатора, лежало на подогретом операционном
столе.
Окруженный врачами-стажерами, сестрами и практикантками, О'Доннел
начал операцию, привычно объясняя свои действия. Таких операций он
провел немало, и движения его были точны и уверенны, голос ровен и
бесстрастен. Он работал и он учил.
- Полное замещение крови, как вы, должно быть, знаете, - О'Доннел
окинул быстрым взглядом сестер-практиканток, - это, в сущности, процесс
медленного сцеживания крови пациента и одновременной замены ее кровью
донора. При условии полной совместимости групп крови. Процедура
повторяется многократно равными дозами, пока кровь больного, содержащая
антитела, не будет замещена свежей кровью донора.
Операционная сестра перевернула бутыль с кровью, закрепленную на
подвижной подставке над операционным столом.
О'Доннел взглянул на лицо младенца и с удивлением подумал, что оно
отнюдь не безобразно, как это часто бывает у недоношенных детей. Малыш,
пожалуй, был хорошеньким. Мысли на секунду отвлеклись - как
несправедливо, что все обращено против него, такого слабого и
беззащитного.
Минут через двадцать тельце ребенка затрепетало, и он неожиданно
подал голос. Это был слабый, беспомощный писк, скорее вздох, но это уже
был признак жизни, и глаза присутствующих радостно потеплели - в них
появилась надежда.
Но О'Доннел лучше других знал, какой обманчивой бывает надежда. И все
же, не удержавшись, сказал Дорнбергеру:
- Похоже, что он сердится на нас. А это уже хорошо.
- Может быть, немного глюконата кальция? - с надеждой предложил
старый акушер.
О'Доннел почувствовал, как разрядилась напряженная обстановка в
операционной. "Может, мы все же вытащим малыша". Он помнил еще более
невероятные случаи из своей практики. Возможности медицины, в сущности,
неисчерпаемы, надо только понять это.
- Продолжаем. - Постепенно, по десять миллилитров, сцеживал он кровь
ребенка, заменяя ее другой. Десять, десять, еще десять...
- Температура падает, доктор, - вдруг встревоженно сказала сестра.
- Проверьте венозное давление, - распорядился О'Доннел.
- Слишком низкое.
- Ухудшилось дыхание. Изменился цвет лица.
- Пульс?
- Пульс падает!
- Кислород!
- Температура падает!
- Дыхание?
- Он перестал дышать!
О'Доннел схватил стетоскоп и услышал слабые, еле различимые удары
сердца.
- Корамин! - отрывисто сказал он. - Укол в сердце - это единственный
шанс!

***
Беспокойство Дэвида Коулмена возрастало. После звонка из
университетской больницы они с Пирсоном попытались заняться просмотром
хирургических отчетов, но работа не шла. Мысли обоих врачей были далеко
отсюда - в маленькой операционной, где решалась судьба ребенка. Прошел
уже час, но известий не было.
- Я зайду в лабораторию. Может, они что-нибудь знают, - поднялся
Коулмен.
- Останьтесь. - Это не был приказ. В глазах Пирсона была скорее
просьба.
- Хорошо, - удивленно согласился Коулмен. Ожидание порядком взвинтило
и ему нервы, хотя он прекрасно понимал, что это ничто в сравнении с тем,
что испытывал старый патологоанатом. Впервые Коулмен подумал и о своей
моральной причастности. И то, что Пирсон ошибся, а он оказался прав,
требуя теста по Кумбсу, не принесло удовлетворения. Он поймал себя на
мысли, что хочет только одного - чтобы ребенок выжил. Желание было
настолько сильным, что он даже несколько растерялся. Еще ничто не
задевало его так глубоко. Он старался объяснить это своей симпатией к
Джону Александеру. Чтобы хоть как-то скоротать мучительно тянувшееся
время, он стал мысленно анализировать случай. Если у ребенка
резус-конфликт, то, выходит, у матери сенсибилизированная кровь. Как же
это могло случиться? Во время первой беременности, однако, это не
повлияло на ребенка. Кажется, он умер от бронхита. И вдруг догадка
сверкнула, как молния. Джон говорил о катастрофе, Элизабет чуть не
умерла. Ей делали переливание крови. И кажется, неоднократно. В
небольших провинциальных больницах переливание крови нередко делали без
предварительного определения резус-фактора, особенно при оказании
немедленной помощи. Да и о самом резус-факторе медицине стало известно
лишь в сороковых годах. Прошло еще десять лет, прежде чем проверка на
резус-фактор стала обязательной для всех больниц. Когда Элизабет попала
в катастрофу? Кажется, Джон говорил, в 1949 году. Это было в
Нью-Ричмонде. Кто оказывал первую помощь? Откуда Джон знает его отца,
доктора Байрона Коулмена? Неужели он? Элизабет переливали кровь
неоднократно, от разных доноров. Весьма возможно, что у кого-то из них
кровь была сенсибилизированной. Видимо, так. А потом в ее крови
незаметно образовались антитела, и теперь, спустя девять лет, они
угрожали жизни ее ребенка.
Его отец был старым врачом, он много и честно работал. Было ли у него
время следить за новыми открытиями, читать свежие медицинские журналы?
Он лечил, как лечили в те времена все врачи в маленьких городках
Америки. Молодые врачи, возможно, уже знали о новых открытиях в
гематологии, о редких группах крови. А его отец? Он был уже стар и
слишком много работал... "Что это я? - подумал Коулмен. - Разве это
может служить оправданием?"
Коулмен почувствовал неприятную неуверенность и тревогу. "Не ищу ли я
оправдания врачу Байрону Коулмену, который был моим отцом? Вправе ли я
судить его так, как судил бы другого на его месте?"
И он почти обрадовался, когда вопрос Пирсона прервал его мысли.
- Сколько это уже длится?
- Всего немногим более часа, - ответил Коулмен, взглянув на часы.
- Я позвоню туда. - Рука Пирсона потянулась к телефонной трубке. -
Нет, подождем еще, - вдруг сказал он.

***
Лоб Кента О'Доннела покрылся крупными каплями пота, сестра то и дело
вытирала его марлевой салфеткой. Прошло пять минут, как он начал делать
ребенку искусственное дыхание, но жизнь уходила из этого крохотного
тельца, и О'Доннел с горечью все больше ощущал свое бессилие. Он
понимал, что будет означать эта смерть для больницы Трех Графств.
Больница не выполнила свой первейший долг - она не обеспечила правильное
лечение и уход этому больному и слабому существу. Врачебная ошибка
перечеркнула врачебный опыт и знания. О'Доннел делал искусственное
дыхание ребенку и, казалось, пытался вдохнуть в слабеющего младенца все
свое страстное желание дать ему победить и выжить.
"Ты нуждался в нас, а мы предали тебя. Ну пожалуйста, попробуем еще
разок, вместе. Мы выходили и из худших положений, поверь мне. Не суди
нас так строго за этот один наш промах. В этом мире еще так много
невежества, косности, предубеждения и халатности. Ты сам убедился в
этом. Но есть еще и другое - есть хорошее, прекрасное, доброе, ради чего
стоит жить. Так что, пожалуйста, дыши. Это ведь так просто, но как это
важно сейчас..."
Руки О'Доннела методично двигались, продолжая делать искусственное
дыхание. Ассистент приложил к груди новорожденного стетоскоп. Он долго и
внимательно слушал и наконец, отняв стетоскоп, выпрямился. Увидев
встревоженный, вопрошающий взгляд О'Доннела, он горестно пожал плечами.
Главный хирург понял, что бессмысленно продолжать. Повернувшись к
Дорнбергеру, он тихо произнес:
- Боюсь, все кончено.
Их глаза встретились, и О'Доннел вдруг почувствовал, как его заливает
горячая волна гнева. Сорвав маску и перчатки, он швырнул их на пол.
- Если я кому-нибудь понадоблюсь, я у доктора Пирсона, - сказал он и
вышел из операционной.

Глава 21
В кабинете Пирсона раздался резкий телефонный звонок. Патологоанатом
вздрогнул, протянул руку к трубке, но так и не решился ее снять.
- Лучше вы, - тихо сказал он Коулмену.
Коулмен подошел к телефону.
Лицо его оставалось бесстрастным, пока он слушал.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.