read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



широко раскрыв глаза. Говорю: "Надеюсь вас увидеть в другой раз и не
падать в обморок, как идиотка". Он смеется: "Ну знаете, в этом все-таки
что-то было". Думаю, он вспоминает цвет моих штанишек или еще что. Затем
приподнимаю плечо с видом невинной простоты, которой стыдно, как писюшке.
Но мне плевать на него.
На улице он предлагает подвезти меня. Я жму ему руку, говоря - нет,
встреча назначена тут рядом. Ключи от квартиры лежат в сумке, я рада, что
сумела избежать приставаний, даже чувствую себя лучше. Он замечает: "Вы
теперь лучше выглядите. Когда я вас увижу снова?" Руку отнять невозможно,
он явно решил оставить ее себе в залог. "На будущей неделе. Я сообщу вам и
сама угощу вас аперитивом. В моей квартирке". Ну и глаза у него! Он уже
мечтает об этом. "Замечательно", - отвечает он.
Ухожу. Спускаются сумерки, и опять доносится музыка. Пинг-Понг
собирался поехать потанцевать вместе с братьями в город, но я сказала, что
ненавижу сутолоку в день 14 июля. А на самом деле просто боюсь, что не
сдержусь при Бу-Бу и Мари-Лор.
Лебаллек ждет меня за рулем на условленном месть Сажусь рядом, ворча на
его шурина: "Ну и прилип. Никак не отпускал". А затем: "Вы сердитесь?
Клянусь, я очень нервно чала, боялась, что вы не станете ждать. К тому же
мне стало нехорошо из-за жары и волнений". Он меня успокаивает стискивает.
Говорю: "Прошу вас, не здесь". И, сладкая как мед, продолжаю: "Смотрите" -
и показываю ключи. Он серьезно улыбается, и мы сидим, уставясь в ветровое
стекло, словно два героя романа, думая о своей великой любви и том, как мы
встретимся в нашем гнездышке.
Затем я выпускаю когти: "Ваш шурин, видать, порядочный юбочник". Даже
не глядя на него, знаю, что он злится. И мрачно произносит: "Он к тебе
приставал?" Я вздыхаю, говорю: "Приставал. Я вся дрожала от страха, да.
Сама не знаю, как мне удалось его угомонить. Этот тип явно озабочен". И
даю ему вволю подвигать скулами, пока не сломает их вовсе. Потом добавляю:
"Извините, что я так говорю о вашем шурине, но я уже дважды оставалась с
ним наедине, и дважды мне было страшно". Он отвечает: "И неудивительно.
Еще бы. Совсем неудивительно". И опять обнимает меня гладит по спине,
словно мне холодно. Конец эпизода. На моих часах без четверти девять, часы
в машине не ходят. Погибель вероятно, уже подобрал полицейский фургон.
Говорю: "Мой дорогой, мне надо идти". Печально так. Он еще целует меня
тысячу лет, я так вздыхаю, что трещит платье, и вылезаю. Смотрю ему прямо
в глаза и говорю с убитым видом: "На будущей неделе я не смогу приехать.
Вы меня не забудете?" Он тотчас спрашивает: "А когда?" Обещаю позвонить,
чтобы услышать его голос и назначить день. Я буду осторожна и заговорю о
книжных полках. И стану ждать в гнездышке. Не позднее вторника, ей-Богу.
Мне та хорошо, что я почти верю в свои слова. Честно, меня буквально
распирает от переживаний и вздохов, даже горло пересохло. Покончив с
этими, поеду в Париж сниматься в кино.



ПРИГОВОР (11)

В час ночи Погибель останавливает свою развалюху перед воротами моей
дурехи. Сама ревет. Я ее утешаю: "Хватит же, черт возьми! Вы не поможете
мне, если будете плакать, как идиотка". Поворачиваю ее к себе. Она пялит
на меня большие глаза и говорит: "Я не могу, просто не могу не плакать".
Погасив свет, обнимаю ее тысячу лет. А та снова плачет, икает и опять
плачет, когда я вытираю рукой ее лицо. Так проходит еще тысяча лет.
В конце концов говорю: "Вы же знаете, что я живу у Пинг-Понга". Но та,
как психованная, озирается и заливается снова. Мы едем из Брюске, где она
угощала меня омлетом и салатом. Ревела она уже при выезде оттуда и не
прекращала всю дорогу. Я призналась, что меня шантажируют два мерзавца,
грозят изуродовать, сделать калекой или даже убить, да еще склоняют к
этому самому. Бедная кретинка никак не могла понять к чему. Когда же я
объяснила, что они сняли мне квартирку, где я смогу принимать мужчин, она
закрыла рот рукой, и слезы так и потекли. Просто непонятно, как мы
доехали, не включая дворники. Она раз пять тормозила и, упав головой на
руль, все плакала и плакала. Я плакала вместе с ней. Во мне что-то от
обезьяны. Начинаю подражать человеку, который рядом со мной.
Мы сидели на первом этаже ее дома, когда мне пришла в голову мысль. Еще
там, крепко обняв ее, я учительским тоном объяснила, что она должна
сохранить все в тайне. Когда я выйду замуж, эти мерзавцы оставят меня в
покое. Иначе... Она подняла голову и бесстрашно посмотрела красными от
слез, внимательными глазами. "Иначе?" Я ответила: "Мне так или сяк
придется отделаться от них. Или я расскажу все Пинг-Понгу, и это сделает
он".
В машине я попросила ее: "Погибель, отвезите меня домой. Иначе я не
смогу объяснить, почему вернулась так поздно". Она много раз подергивает
головой, повторяя "да, да", сдерживая рыдания, и мы пускаемся в путь.
Проезжая деревню, я видела, что у Ларгье и наверху у Брошаров еще горит
свет. У моей матери тоже горит свет. Утешая эту балду, не отрываясь гляжу
в то окно так, что в глазах темнеет. Затем пытаюсь как-то привести в
порядок волосы, но понимаю, что это бесполезно. Все равно Пинг-Понг
увидит, на кого я похожа.
Погибель тормозит перед раскрытыми воротами. Вылезаю. Фары освещают
двор, и я вижу убегающую кошку. Когда матерь всех скорбящих видит кошку
около своих кроликов, считай, кисоньки уже нет в живых. Говорю Погибели:
"Я вам доверяю. Но вы представить себе не можете, что со мной будет, если
вы кому-нибудь все расскажете. О полиции и думать нечего, вам понятно? Мне
никто не поверит. Это вполне приличные люди, совсем не какая-нибудь шваль
или сводники, какими их описывают. У них жены, дети и... длинные руки.
Если меня убьют, то не найдете даже моего трупа. Так они поступили с
другими".
Она снова закрывает рот рукой. Однако больше не плачет. А это еще хуже.
Смотрит на меня так, словно меня уже разрезали на куски. Просто не знаю,
как она доберется домой. Говорю: "Ладно, ладно. Надеюсь, вы поняли. Кроме
вас, единственным человеком, которому я все расскажу, если дел обернется
скверно, будет Пинг-Понг". Показав пальцем на лоб, требую: "Пусть это
останется здесь" - и вылезаю из машины. Она пытается схватить мою руку и с
отчаянием глядит на меня безумными глазами. "Не беспокойтесь, - говорю, -
я буду осторожна". Вырываю руку, хлопаю дверцей и быстрым шагом
направляюсь к дому. Она кричит мне вслед: "Элиана!" Я оборачиваюсь и
довольно громко уговариваю: "Жду вас завтра. Уверяю, мне лучше. Поезжайте
осторожно. До завтра!"
На кухне меня ждет не Пинг-Понг, а свекровь. Она в старой ночной
ситцевой сорочке стоит около стола. Прикрыв дверь, прислоняюсь к косяку.
Она сердита, но, увидев мое лицо, скорее удивлена и спрашивает: "Что
случилось?". Закрываю глаза. Мне слышно, как отъезжает Погибель. Говорю:
"Я упала в обморок у мадемуазель Дье. Мне было очень плохо". Слышно только
ее сопение. Она говорит: "По тревоге подняты все пожарные. Над Грассом
страшный пожар". Я бросаю в ночь: "Бедный Пинг-Понг".
Открыв глаза, вижу, как она в своих туфлях подходит ко мне. И смотрит
без злости, но и без любви. У нее смуглое лицо в морщинах. Глаза выцвели.
И она произносит: "Идем. Тебе надо поспать". Мы поднимаемся наверх, и там,
прежде чем войти к себе, я целую ее в щеку. Она пахнет, как и глухарка. И
говорит: "Я положила тебе на постель старую накладную. Человек, который
привез механическое пианино, был хорошим знакомым моего мужа. Его звали
Лебаллек".
Я думаю о Погибели, которая сейчас возвращается домой через горы, и
говорю устало: "А мне-то что до этого?". Она не обижается и отвечает: "Мне
казалось, тебя это интересует. Я перерыла весь дом, прежде чем нашла эту
накладную". Опустив голову, говорю: "Мне почудилось, что я однажды видела
ваше пианино, когда была еще маленькой. А мне эти годы очень дороги". С
минуту она молчит, а потом кивает: "Понятно. Это, пожалуй, единственная
вещь, которая мне понятна в тебе".
Оставшись одна, беру накладную, надеваю очки и читаю. Передо мной
потертая бумажка, суммы в старых франках, с фирменной печатной маркой
"Фарральдо и Сын". Ее выписали 19 ноября 1955 года, внизу выведена с
усердием подпись: "Монтечари Лелло". А рукой матери Фарральдо вписано имя
водителя грузовика - Ж.Лебаллек. Внизу можно прочесть: "Оплачено наличными
21 ноября 1955 г." - и роспись. Вынимаю из сумки визитную карточку
Лебаллека, там записан адрес столяра для полок. За двадцать лет почерк
нисколько не изменился. Но я сейчас больше думаю о Погибели, чем о нем.
После долгих размышлений и колебаний за последние дни я приняла в Брюске
окончательное решение.
Засыпая, я еще слышу запах мадемуазель Дье, смешанный с духами Диора.
Страшная штука - запах. Мой папа... - стоп! Моя мама. Вот чей запах я
люблю больше всего. Бу-Бу? Отметаю мысль, что он где-то на танцах.
Вероятно, спит в глубине коридора. Я больше не сержусь на него. И еще
передо мной мелькает дорога, освещенная фарами. Отче наш, иже еси на
небеси, сделай так, чтобы она благополучно доехала до дома!
Просыпаюсь на заре вся в поту. Приснился страшный сон. Ставни я не
закрыла, и холод залез в комнату. Слышно, как внизу Микки готовит себе
кофе. Пинг-Понг не вернулся. Подхожу к шкафу проверить, на месте ли
флакон, и вынимаю его, чтобы взглянуть еще раз. Мне приснилось, что
отравлена была моя мама, причем в баре Диня на моих глазах. Я знаю, что
она умрет, и громко кричу. Потом у нее рвут волосы, и все лицо ее залито
кровью.
Там и мадемуазель Дье, и Пинг-Понг, и Туре. А вот Лебаллека нет. Все
говорили, что он скоро придет, и смеялись, заставляя меня есть волосы моей
матери.
Не помню, сколько я еще простояла так голая посреди комнаты,
прислушиваясь, как внизу Микки пытается завести свой грузовик. Иду к окну.
Не понимаю, почему он уезжает так рано в день 14 июля. Возможно, у него



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.