read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



перестанет существовать, либо отец и дед пойдут в тюрьму. Точно в
одиннадцать утра Антадзе пропал, я не мог его найти, а когда он появился,
это был другой человек. Он принял решение и начал готовиться. Он не изьял
капсулу у Кружнева, решив его использовать. Он не хотел допрашивать
горничную Иванову, ведь Кружневу надо было обещать свободу. Но Антадзе, -
Гуров даже про себя не называл его ни по имени, ни по званию, - боялся меня
насторожить. Я мешал, он меня возненавидел. Дальше все было сравнительно
просто. Он переговорил с Лебедевым. Инструктировать Кружнева пришлось
дольше, но и тот, в конце концов, сообразил. Горничную Иванову
инструктировал не Антадзе, кто-то другой. Она - слабое звено, женщину можно
было бы заставить рассказать правду, но на Антадзе она не выведет, ее
показания ничего существенного не дадут. Кружнев и Лебедев замазаны в деле
по самые уши, но сейчас, почувствовав силу, они не скажут ничего. Тот
редчайший случай, все известно и ничего не доказуемо".
- Думаешь, загородные особняки, закрытые зоны личных владений появились
в нашем районе в один день?
- Меня это не интересует!
- Почему? Ты же психолог, как же это может тебя не интересовать? Бытие
определяет сознание. Если можно одному, то можно и другому. И ложь, ложь,
ложь! Она стала естественной формой существования. Развратить можно всех и
каждого. История нас учит - вседозволенность приводит к фашизму.
- Ашот, прекрати, я не мальчик, не объясняй мне таблицу умножения.
Но следователь был неумолим.
- Думаешь, сейчас все в порядке? Мы победили? Ложь выживает почти в
любых условиях. Мамонты вымерли, а клопы остались и сосут нашу кровь.
Простой пример. Смотрю недавно телевизор. В передаче обсуждается положение
на ВАЗе и жизнь в городе Тольятти. Среди участников - солидный мужчина лет
шестидесяти, ответственный работник. Какой-то юноша задал ему прямой вопрос:
"А вы лично верите, что наш завод к двухтысячному году станет законодателем
мод в Европе?" "Верю", - ответил ответственный работник.
Я выключил телевизор. Я никогда не был на ВАЗе, но на "Жигулях" ездил.
Машина хорошая, однако образца шестидесятых годов. Ясно, что завод,
отстающий на четверть века, за тринадцать лет никого не опередит. И
руководящий товарищ это отлично знает, и парнишка знает, что начальник
знает. Порочный круг замкнулся, одна ложь способна убить большую правду,
заставить человека потерять веру. И он уже не поверит ничему. Раз врут в
одном, значит, врут во всем. Отари Антадзе убил проходимца и спас от тюрьмы
ни в чем не повинных отца и деда. А этот, ответственный товарищ, охраняя
свой спецпокой, убил веру в десятках тысяч молодых душ?
- Ты демагог. - Гуров встал. - Существование одного преступления не
оправдывает существования другого. Я прожил тридцать семь лет, пятнадцать
работаю в розыске, никогда не совершал...
- Не совершал, - перебил следователь. - Ты молчал, и я молчал. И
поэтому ты - подполковник, а я - старший следователь прокуратуры, мы
соблюдали правила. И если бы три года назад ты эти правила нарушал, где бы
ты сейчас был?
Гуров молча смотрел на следователя, сдерживав себя, не видя смысла в
этом тяжелом разговоре.
- Не смотри на меня, как удав на кролика.
- Не знаешь, где сейчас Антадзе?
- Уехал в горы к отцу и деду. Болезнь отца, конечно, "липа". Уверен,
через месяц-другой и Антадзе, и его начальник уволятся, они работать больше
не будут.
- Жаль, что не удастся пожать столь мужественную руку. Ты мне билет на
утро закажешь?
- Сейчас займусь.
- Вот и займись, провожать не надо, а теперь оставь меня.
- Когда увидимся? - Следователь протянул руку.
- Будешь в Москве, звони. Сюда в обозримом будущем не прилечу. И еще -
Гуров придержал руку следователя. - Не знаю, где и как, но я достану
материал и докажу вину и Лебедева, и Кружнева. Они убийцы, и они ответят.
Следователь смотрел на Гурова и думал, что подполковник несколько
напоминает робота, которого запрограммировали на решение задачи, и он будет
биться над ней, пока не решит, либо у него сгорят предохранители.
Они молча вышли из гостиницы кивнули друг другу и разошлись в разные
стороны. Гурова знобило, ему было стыдно за свои напыщенные слова.
Следователь беседовал сам с собой и время от времени пожимал плечами.
Фанатик. Наказание должно быть неотвратимым? Справедливо и красиво сказано,
но сегодня это лишь лозунг, слова. Однако Лебедеву и Кружневу не
позавидуешь.
Гуров не хотел думать о происшедшем, он сейчас слишком был взвинчен, а
поиск решения требовал холодного, спокойного расчета. Гуров пытался
отвлечься, думать о завтрашнем дне, Москве, о встрече с женой, пытался
представить себе насмешливое лицо полковника Орлова и его первую фразу,
когда Гуров войдет в кабинет, - но ничего не получалось.
Когда Гуров вошел в кабинет начальника, Петр Николаевич Орлов взглянул
не насмешливо-иронически, а очень серьезно.
- Здравствуй, - ответил он на приветствие Гурова, убрал документы в
сейф, пошел к дверям, кивком пригласив следовать за собой.
У генерала Турилина была новая секретарша, она посмотрела на вошедших
офицеров безразлично и сказала:
- Проходите.
Кабинет был все такой же большой и холодный. Генерал вышел из-за стола,
пожал Орлову и Гурову руки, предложил сесть за стол для совещаний. Три
человека за большим полированным столом смотрелись одиноко и неуютно. Гуров
знал Константина Константиновича с первого дня своей работы в розыске, когда
Турилин еще не был генералом, а он, Лева, в милиции еще вообще был никем.
Константин Константинович на работе никогда ничего не делал просто так, и
раз они втроем сели за стол для совещаний, значит, никаких тебе обращений по
имени отчеству, воспоминаний и дружеских улыбок.
"Да не пугайте меня, товарищ генерал, - хотел сказать Гуров. - Может,
для вас я все еще щенок, на самом деле у меня уже шкура дубленая, картечью
не прошибешь".
- Ознакомьтесь, товарищ подполковник. - Генерал положил на стол
конверт, подтолкнул кончиками пальцев. Пришедшая на Гурова "телега"
скользнула по полированному столу.
Генерал и полковник вполголоса беседовали, а Лев Иванович Гуров
знакомился с содержанием послания. Он знал, что ударят, но чтобы так нагло
шарахнули, не ожидал.
"...Находясь в отпуске, козырял своим служебным положением и захватил
"люкс" в интуристовской гостинице... Поддерживал постоянную связь с
преступным элементом, круглосуточно пьянствовал... Вступил в интимные
отношения с сотрудницей уголовного розыска. Самовольно вмешался в ход
расследования... Подмял своим авторитетом местных товарищей, вынудив их
совершить ряд ошибок... Которые повлекли за собой смерть трех человек... В
исторический период перестройки, гласности и полного обновления нашего
общества считаем своим долгом..."
Бумага была не анонимная, под ней красовалась подпись начальника
отдела, полковника, которого Гуров в глаза не видел. Внизу четким, острым
почерком Турилина было написано "Тов. Кривенко, провести служебное
расследование. Доложить". Хотя Гуров и не пытался встать, генерал сказал.
- Сидите, я вас не отпускал. У вас есть тридцать минут, рассказывайте.
Гуров говорил медленно, тщательно взвешивая каждое слово, избегал
оценок, собственных выводов, строго придерживаясь фактов и хронологии
событий. Он закончил свой рассказ через двадцать восемь минут.
- Ты и сейчас считаешь себя очень умным и опытным? - спросил Турилин.
- Не считаю, товарищ генерал! - Гуров встал. - Но если я второй раз
попаду в схожую ситуацию, буду вести себя примерно так же.
Турилин повернулся к Орлову и спросил:
- Петр Николаевич, вам ясно? Этого человека, офицера и коммуниста,
воспитали вы и я. Сопроводите его в Управление кадров, проследите, чтобы
Лева не наломал дров. Свободны.
Они шли длинными коридорами молча, неторопливо, в ногу. Гуров отлично
понимал, что генерал Турилин сделал все возможное: ознакомил с обвинением,
дал в помощь Орлова.
- Ну, жизнь покажет, - прошептал Гуров.
- Что ты бормочешь? - Орлов положил руку ему на плечо.
- Я сказал, что еще не вечер! - ответил Гуров.
























Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.