read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



зятю самого герцога Анжуйского воздавать дворянской дружбой простому
судейскому за оказанную им, но оплаченную услугу!
О том же, как граф Эдмон де Лейе был вызволен из Бастилии, знали
только покойный Ришелье, кардинал Мазарини да молчавший об этом Пьер
Ферма.
Он продолжал служить в Тулузском парламенте и делать открытия в
математике, заложив основы таких ее областей, как аналитическая геометрия,
теория алгебраических чисел и теория вероятностей.
У его жены Луизы, схоронившей одного за другим отца Франсуа де Лонга
и добрейшего дядюшку Жоржа, на руках было уже пятеро детей. Поскольку у
Пьера Ферма больше не встречалось таких ослепительных дел и
вознаграждений, как дело Рауля де Лейе, и он добивался справедливости для
небогатых людей, ей все труднее было сводить концы с концами, а Пьер,
человек непрактичный, продолжал отдавать свое бесценное время таким
неоплачиваемым занятиям, как математика или та же поэзия. Сонеты, которые
когда-то восхищали мать пятерых детей, не могли бы их прокормить! Где-то в
душе Луиза жалела, что из-за щепетильности мужа она так и не стала
графиней де Лейе! Но что делать!
Декарт, выйдя в отставку с военной службы, продолжал жить в
Нидерландах, но с каждым годом ощущал все больший гнет гонений всех
ополчившихся на него церквей.
Тридцатилетняя война окончилась, но мира не было в Европе. Франция
теснила границы Нидерландов, Испания угрожала Франции, не говоря уж о
такой исконной, многовековой вражде, как англо-французская.
Не прекратилась борьба крестьян против владетельных господ. Начали
поднимать голову буржуа, грозя властью денег. Но по-прежнему самым
благородным (и прибыльным!) делом была война с ее высшей военной доблестью
- родоначальником знатности и богатства.
И все-таки перо ученого уживалось рядом со шпагой. Наука развивалась!
Неоценимый вклад в нее наряду с Пьером Ферма и Рене Декартом внесли и
Блез и Этьен Паскали, Торричелли, Гюйгенс, Мерсенн и многие другие, без
которых не было бы ее последующего развития во всем мире.
Кїоїнїеїцї вїтїоїрїоїйї чїаїсїтїи

______________________________________________________
Часть третья
ИХ ТЕНЬ ДОСТАНЕТ ОБЛАКА
Статую красит вид,
человека - его деяния.
Пїиїфїаїгїоїр

Глава первая
В АЛЬПАХ
Умный человек может быть влюблен,
как безумец, но не как дурак.
Лїаїрїоїшїфїуїкїо

(Из дневника г-жи Луизы Ферма, урожденной де Лонг.)
"Даже в монастыре я не вела дневника, не прятала тетрадь в бархатном
переплете под подушку, не читала своих тайных записей закадычным подругам,
не вздыхала и не проливала слез над стихами, а вот теперь... теперь мне
захотелось записать все, что чувствую, о чем думаю после двадцати пяти лет
замужества.
Пьер сделал к этому нашему с ним дню самый лучший для меня подарок.
Нет! Не драгоценный перстень, где "щурится камень кошачьим глазком", не
ожерелье самоцветов, которым я однажды любовалась в лавке у ювелира,
испанского еврея, не серьги, светящиеся, как звезды, не цыганские
браслеты, гремящие при каждом движении руки, хотя (чего скрывать!) мечтала
обо всем этом! Он подарил мне поездку в Швейцарию! И я завела эту
тетрадку, отправляясь в путь.
Пьеру удалось освободиться на время от дел в парламенте, а мне
пришлось оставить вместо себя за хозяйку Сюзанну. В ее двадцать лет ей
полезно почувствовать себя хоть на некоторое время старшей в доме, а не
обращаться по всякому пустяку к матери, которая должна все делать, обо
всем помнить, все знать!
Конечно, сердечная Жанна поможет ей, взяв на себя заботу о маленькой
Эдит. Именно этой трехлетней крошки будет мне не хватать в далекой и
прекрасной Швейцарии!
Я помню, ох помню, как проходили каждый по-своему через самый
забавный, трехлетний возраст мои дети!
Самуэль, наш первенец, тогда удивительно любопытный, теперь в свои
двадцать четыре года уже бакалавр, но так же непрактичен, как и отец,
избрав своей деятельностью науку и поэзию, которые еще никого не кормили
досыта.
А каким на редкость покорным ребенком росла Сюзанна, ныне болезненно
мечтающая о замужестве, нуждаясь и в приданом. Только продажа нашего
городского дома может помочь нам внести за Самуэля его долю в какое-нибудь
дело в Париже, чтобы он смог заниматься наукой и поэзией, оставив кое-что
и для Сюзанны.
Жанна в отличие от такой "распустившейся розы", как Сюзанна, из
забавной девчушки с колечками золотистых волос превратилась в неуклюжего,
неоперившегося гусенка с длинной тонкой шеей, но который еще станет
лебедем! И в ней, судя по ее отношению к маленькой сестренке, зреет
будущая заботливая мать не в пример слишком занятой собой, холодной
Сюзанне.
Жорж же, названный так в память добрейшего дядюшки Жоржа, из смешного
толстенького увальня превратился в десятилетнего шалопая и бездельника,
рвущего панталоны на всех деревьях сада, доставшегося нам в наследство от
его деда Франсуа, которого он никогда не видел.
Двадцать пять лет! Четверть века забот и лишений, присмотра за
детьми, вороватыми слугами и нерасторопным, рассеянным мужем, равнодушным
к домашним делам, витающим в своих никому не нужных формулах или стихах,
уместных лишь в давно прошедшей юности.
Нет! Я не против его стихов, когда-то они радовали меня, но я сама
страшусь признаться себе в том, что все, что прежде привлекало меня в
Пьере, теперь начинает раздражать в нем, и он порой кажется мне
неудачником. Ведь всего только один раз выпало ему на долю счастье, и
обязан он этим прежде всего моему отцу, который настоял в парламенте, где
с ним считались, чтобы Пьеру поручили дело по обвинению гугенота графа
Рауля де Лейе в преднамеренном убийстве католика маркиза де Вуазье. Только
прозорливость отца могла предугадать, какое сказочное вознаграждение
получит Пьер, спасши от позорной казни графа Рауля.
Пьер как-то цитировал: "Ни одно благодеяние не останется
безнаказанным!" Что ж! Аристократы действительно охотно забывают тех, кому
обязаны. Со времени женитьбы графа Рауля на Генриэтте, этой прижитой
герцогом на стороне дочери, а потом после кончины старого графа Эдмона де
Лейе его возвращенный Пьером к жизни сын ни разу не пригласил к себе в
замок своего названого друга, который даже мог считаться его братом, как
того желал старый граф, ни разу не пригласил его вместе с женой, принесшей
в суд спасительное для него письмо аббата Мерсенна!
Впрочем, стоит ли горевать из-за этой черной неблагодарности? Все
равно мы с Пьером отказались бы от "такой чести", хотя бы потому, что жене
советника парламента нечего было надеть для такого светского приема, нет
драгоценностей, чтобы украсить свой наряд.
Бог с ними, оставшимися в Тулузе, вспоминаю о них только для того,
чтобы полнее почувствовать в этой свежей горной стране необыкновенную
чистоту воздуха, чтобы острее любоваться поражающими воображение
пейзажами, отдохновеннее наслаждаться предоставленным в пансионе, где мы
остановились, комфортом. В нашей с Пьером комнате есть даже рукомойник с
вделанным в мрамор зеркалом, пуховые перины на широкой кровати под
балдахином, покойные кресла на белых, гнутых, отделанных золотом ножках.
Услужливые горничные в кружевных наколках стараются угадать каждое
желание! И никаких забот по дому!.. Все есть, как в сказке!..
Любопытны обитатели нашего пансиона. Это и состоятельные люди, буржуа
из разных стран, и аристократы.
Сразу после приезда мы видели вереницу оживленных людей с
альпенштоками и переброшенными через плечи мотками веревок, вышедшими
следом за сухопарым и равнодушным проводником, чтобы отправиться в горы.
Я с ужасом подумала, что все эти люди без видимой причины и, конечно,
без всякой выгоды для себя станут карабкаться на скалы, срываться с них,
подвергаться опасностям снежного обвала, и все лишь ради того, чтобы
почувствовать себя на головокружительной высоте. Поистине для того, чтобы
решиться на это безрассудство, нужно ощутить головокружение и потерять
голову еще внизу! Не могу понять этих людей, а Пьер одобрительно кивал им,
незнакомым, провожая в опасный путь.
Мы вышли на вьющуюся змейкой дорогу, некоторое время идя вдали за
ними по заросшей травами колее.
И за одним из поворотов были вознаграждены чудеснейшим видом на
горный склон и снежную вершину.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.